Илмар Шлапин. Смирдбумба*
Foto: DELFI

За девять дней до выборов пришло время для звезд "черного пиара". Через неделю для серьезного компромата будет уже поздно, он не подействует. А если слить информацию слишком рано, она забудется или будет опровергнута. В этом плане активизация Юргиса Лиепниекса в прошлый четверг не вызывает удивлений. Удивляет другое — избранная жертва и характер компромата.

Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

В современном военном искусстве широко используются разные виды тактического оружия с небольшим радиусом и кратковременным эффектом — световые и шумовые гранаты, оглушающие противника, слезоточивый газ, который на какое-то время лишает его способности действовать. Говорят, террористы мечтают запустить в воздух бомбу с радиоактивным веществом, которая способна отравить все вокруг. За девять дней до выборов Юргис Лиепниекс решил применить так называемую "смирдбумбу" — опубликовать неприятную для кого-то информацию и громко об этом кричать, портить воздух, делать "вонючей" любую возможную дискуссию. Обычно этим занимаются, чтобы отвлечь внимание от актуальной темы.

И все же это пугающее нетипичный случай. Во-первых, целью избрана пресс-секретарь премьера Джейна Тамулевича, которая не баллотируется и не является членом партии. Портить ее репутацию и возможности политической карьеры нет никакого смысла. Это очень минимально может затронуть репутацию премьера или шансы партии на выборах. Так что, цель была другой — на последнем этапе кампании вывести из строя человека, который отвечает за связи премьера с прессой.

Характерно, что Лиепниекс даже не скрывает тот факт, что распространение компрометирующих снимков связано с продажей банка Citadele, которой пытаются помешать клиенты Лиепниекса из партии "Согласие". Утром 25 сентября он пишет в "твиттере": "Весело. В 9:00 выхожу с тренировки, и мир уже взорвался. Шенбергс "Единства" явно употребляет что-то очень тяжелое, и Джейна… Ай, Джейна". Через пару часов Нил Ушаков (видно, после консультации с Лиепниексом) выступает с заявлением, что представитель "Единства" Дидзис Шенбергс "употребляет тяжелые наркотики, которые вызывают не менее тяжелые галлюцинации". Вскоре Лиепниекс распространяет информацию о том, что Джейна Тамулевича в молодости раздевалась перед камерой Пьера Вудмана, что делает ее уязвимой для шантажа, поэтому она не может работать в бюро премьер-министра страны НАТО.

Днем позже он немного меняет формулировку — тень на Тамулевичу бросает не раздевание, о ее непрофессионализме свидетельствует то, что она не добилась исчезновения компромата из интернета (при этом Лиепниекс хвастается, что он сам умеет позаботиться об удалении невыгодной информации — "у меня самого были клиенты, которые знакомятся с девушкой, выясняют, что у нее есть прошлое, хотят убрать это из того же woodmena. Это возможно"). Но для такого упрека было бы вполне достаточно указать на доступность обнаженных фото. Тем более, что никакой новой, ранее скрываемой информации тут нет. Она и раньше была доступна всем пользователям интернета. Вместо того, чтобы ужаснуться наивности Джейны, Лиепниекс вытаскивает фото на свет, копирует на свой портал, исключает возможность их удалить, показывает это публично. И, кажется, получает от своих поступков определенное удовольствие.

Случай нетипичен и по другой причине. Обычно авторы грязного компромата стараются оставаться анонимными и не афишировать свою причастность. Лиепниекс поступает наоборот — фактически он поливает себя дерьмом и еще несколько дней продолжает шуметь, привлекая к себе внимание общества. В общем, это приводит к почти единодушному осуждению обществом Лиепниекса, а не Тамулевичи. Аморальность поступка Лиепниекса настолько очевидна, что шокирует даже тех, кто знал его раньше. "Секс-скандалом" происходящее именуют только благодарные пророссийские СМИ, которые реагируют подозрительно быстро, будто заранее зная о приготовленном подарке. То, с какой решимостью Лиепниекс выстрелил себе в ногу, вызывает опасения. Очевидно, ставки слишком высоки, и мы, к сожалению, можем лишь гадать, какие они. Потребность любой ценой помешать продаже банка? Решающие голоса на выборах, которые помогли бы Ушакову выполнить обещанное Кремлю и стать премьером Латвии? Что-то еще?

Это по поводу "черного пиара". Каким бы ни был его эффект, это все-таки кратковременные акции, которые вскоре сами себя нейтрализуют. Могу напомнить Юргису нашумевшую кампанию предвыборных листовок 2002 года, которые были направлены против Народной партии. Анонимные листовки за несколько дней до выборов существенно не повлияли на рейтинг Народной партии. Но вскоре оказалось, что их подготовил сотрудник Latvijas ceļš Петерис Апинис. Latvijas ceļš тогда не прошел в Сейм. Сейчас уже никто не помнит, что было написано на листовках. Зато люди не забыли, что с ними был связан Петерис Апинис. Боюсь, что этот "порноскандал", а не книги издательства Liepnieks un Rītups, станет тем, о чем люди будут помнить в связи с Лиепниексом. И сейчас это его собственный выбор.

Но в поведении Лиепниекса есть нечто такое, что стоит обсудить более серьезно. Речь о понимании социального стыда и того, какие действия в нашем обществе считаются унизительными. Мама не научила Юргиса одной важной моральной норме — стыдно не упасть, стыдно показывать пальцем и смеяться над тем, кто упал. Лиепниекс действует в рамках классического маскулинизированного шовинизма, согласно которому женщина, которую сексуально используют, была осквернена и должна быть наказана. В рамках той же парадигмы сторонники шариата побивают камнями женщину, которую изнасиловали, но не насильника. В рамках той же парадигмы латвийские судьи осмеливаются утверждать, что "иногда женщина сама виновата, что была изнасилована". А мужчина, который использовал женщину, считается победителем. Не поверю, что Лиепинекс не знал, что в латвийском обществе эта парадигма больше не работает или хотя бы не является ведущей. Либо он обращается к какой-то лишь ему известной узкой аудитории (к своим "клиентам", которые "знакомятся с девушками, у которых есть прошлое"?), либо осознанно поступает цинично с совершенно другими целями.

Западная культура в долгой и трудной борьбе добилась перелома в отношении к сексуальному использованию человека, особенно женщины. Злостное использование, принуждение продавать свое тело, сутенерство и другие подобные вещи сейчас считаются тяжкими преступлениями против прав человека и личной свободы. В наши дни стигматизируется не женщина, а тот, кто ее использовал. Трудно назвать героем Пьера Вудмана, которые в 1990-е годы объезжал Восточную Европу, заманивал женщин на кастинг, обещая карьеру модели, раздевал, сексуально использовал и получал дешевый видеоматериал, чтобы затем продать его на рынке порнографии. Фактически он дважды злостно использовал тело женщины — не только напрямую, но и за счет лжи и обещаний заработать. Зарабатывал только он сам за счет наготы обманутых женщин.

Вытаскивая эти записи из интернета 15 лет спустя и используя их для своих нужд, Юргис Лиепниекс пытается снова нажиться на вторичной переработке, становясь таким же отвратительным манипулятором, как и печально известный Вудман. Они похожи друг на друга в плане бесстыдства. Вудман сам "лез в кадр" к девушкам, а Лиепниекс охотно добавляет к снимкам Джейны свой парадный портрет в клубном пиджаке. Хочется по-русски спросить — и кто он после этого? Ну, так, чтобы поняли и его клиенты.

Смирдбумба* - лат. Smirdbumba, "вонючая бомба"

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form