Ингуна Рибена. Позвольте нам остаться при истинных и естественных ценностях!
Foto: LETA

По поводу книг ”День, когда Карлис был Карлиной” и ”День, когда Рута была Рихардом”, профинансированных и рекомендованных Министерством благосостояния, уже высказывались д-р Андрей Мурниекс и социальный педагог, воспитатель в детском доме Иляна Букура.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

После их публикаций, которые содержат четкие мысли и глубоко объективное понимание проблемы, трудно что-то добавить по поводу событий последних дней, которые в общественном сознании демагогически пытаются свести к ”буре в стакане воды” из-за ”детской книжечки”.

Но я, будучи депутатом Сейма от партии ”Единство”, считаю долгом из уважения к избирателям публично выразить свои опасения. Мне кажется, этот случай может обозначить новый поворот в отношениях ”Единства” с его избирателями. Это также свидетельствует о том, что партия отступила от декларируемых политических принципов.

В свое время, участвуя в создании Jaunais laiks, я надеялась, что в Латвии наконец появится политическая сила, которая сумеет соединить мудрую и конструктивную политику со способностью не лгать избирателям. Наследница JL, ”Единство”, на уровне власти тоже идентифицирует себя с правдивостью и открытостью. Сегодня надо сказать, что повторное отступление от всех этических идеалов ”Единству” может обойтись очень дорого.

Во-вторых, я считаю, что принципам ”Единства” не соответствует практика, когда общество призывают активнее участвовать в социально-политических процессах, а когда это происходит, людям отвечает высокомерными обвинениями и равнодушием.

Подрыв доверия народа к более-менее успешно доминирующей политической силе означает подрыв стабильности латвийского государства.

Д-р Андрей Мурниекс в своей публикации на портале Delfi четко констатирует, что книги Минблага на самом деле не о равноправии полов, а о смене половой идентичности (то есть смене пола). Возникает вопрос: это случайная ошибка или осознанный обман избирателей? Думаю, партия и лично министр Винькеле должны на него ответить. Иначе многие избиратели, которые на последних выборах отдали голос ”Единству”, почувствуют, что ошиблись.

Конечно, можно превратить все в дурную шутку, сказано, что речь всего лишь о тонкой ”детской книжечке”. Но размер книги не определяет ее значимость. Например, книга ”Незнайка в Солнечном городе” толще ”Откровения Иоанна”, а в Правилах Кабмина о порядке профилактики бруцеллеза среди овец и коз больше слов, чем в Сатверсме. А то, что книга предусмотрена для детей, только увеличивает степень ответственности издателей.

Уважаемый премьер-министр называет широкую инициативу общества и 54 организаций ”бурей в стакане воды”. Может, для главы правительства, который объехал весь мир, Латвия кажется мелкой, как стакан воды, но он должен заботиться, чтобы этот ”стакан воды” снова не превратили в пробирку для опасных и бесконтрольных экспериментов.

Чтобы решать проблему, нужно одно условие: она должна существовать. В Латвии никакой дискриминации полов нет. Это лишний раз подтверждает петиция атеистов и гомосексуалистов. Пытаясь максимально объективно прочесть в петиции аргументацию, я не нахожу там ни одной реальной существующей проблемы. Еще недавно президентом Латвии была женщина. Неужели надо написать книгу ”8 лет, когда Вайра была Вайрисом”, чтобы стало ясно: книжки Минблага не имеют никакого отношения к равноправию полов, а истинный смысл ситуации лживо скрывается?

Меня в этом плане обмануть трудно. Я выросла в семье без братьев. Поэтому в детстве вместе с отцом и дрова пилила, и скворечники прибивала. Но что было бы, если бы кто-то в этот момент переодел меня в мальчишескую одежду и стал называть Артуром или Уно? Вряд ли после этого я, будучи женщиной, рискнула бы стать архитектором, а затем (уже как мать 4 детей) гендиректором крупного агентства, министром культуры и депутатом Сейма. Страшно сказать, каких целей на самом деле хотели достигнуть авторы и издатели этих книг. Но равноправию полов они могут лишь навредить.

Характерно, что защищать книги бросилось именно общество ”Мозаика”, которое привыкло скрывать свои дела, пользуясь похожими лживыми предлогами — борьбой с якобы доминирующей в Латвии гомофобией. На самом деле, наши люди и не знали бы, что такое ”гомофобы”, если бы одна группа провокаторов не стала их так обзывать.

Еще недавно мы жили в стране, где гомосексуальные связи были уголовно наказуемы. Теперь я привыкла видеть гомосексуалистов на ответственных постах, в бизнесе, на телевидении, слушать их по радио. И люди вовсе не так уж жаждут смотреть на чужую личную жизнь через замочную скважину. Единственное, чего хочет абсолютное большинство жителей демократической Латвии, это, чтобы в нашей седой столице не было фривольных, вульгарных и провокационных демонстраций того, что лучше подходит для закрытой спальни. И это дает повод называть нас гомофобами? Или кто-то хочет сделать нас такими, чтобы использовать этот как повод для идеологического и психологического насилия против нашей моральной идентичности?

По-моему, большим позором является ”хорошая новость” в интервью посла США, что гигантский ”прайд” в Риге в 2015 году принесет благо латвийской экономике… Неужто через пару месяцев проживания в Риге господин Пекала принял латышей за народ, который в обмен на заработок нескольких десятков отелей и кабаков готов продать свою мораль? А может, глобальная моральная деградация связана как раз с тем, что все измеряется в материальном выражении?

В то время, когда на сознание латышского народа давят такие события, очень контрастно звучат слова классика Плудониса, сказанные на заре идеи свободного государства: "Mēs gribam būt kungi mūsu dzimtajā zemē, mēs gribam še paši sev likumus lemt" (”Мы хотим быть господами на нашей родной земле, мы хотим сами принимать здесь законы”). О том, что это невозможно, нам столетиями твердили немцы, поляки, шведы и русские. Теперь нам косвенным, но таким же болезненным образом об этом напоминают американцы и датчане. Американцам еще можно многое простить, ведь они через полвека после войны помогли нам обрести хотя бы иллюзию независимости. Но может ли кто-то сказать, почему мы по благословению правительства должны подчинять своих детей каким-то экспериментам датского министерства?

Каково отношение издателей к жителям Латвии, если на обложке книги ”День, когда Рута была Рихардом” имена авторов не написаны по-латышски? Кстати, такой была практика немецкой оккупации, когда согласно указаниям администрации Остланда следовало имена собственные писать по-немецки, избегая правил латышского языка.  Не стоит удивляться, что мы к этому вернулись. Но характерно, что прецедент появляется в издании, которое софинансировалось правительством Латвии (то есть налогоплательщиками).

Если в Дании есть какие-то проблемы с равноправием полов, пусть они их решают в своей Дании, где, в отличие от Латвии, за всю историю страны не было ни одного президента-женщины. И пусть датчане позаботятся о равноправии полов в цитадели демократии, США, где, в отличие от Латвии, до сих пор не было президента-женщины! Пускай они шлют свои сочинения хоть в Ватикан, лишь бы оставили в покое нормальных латышских детей!

Протест 54 общественных организаций и широких слоев общества напоминает министру Винькеле Средневековье и советские годы (видимо, она имела ввиду, что это нечто ужасное по сравнению с нашим временем). Но похоже, что госпожа Винькеле сама немного задержалась в советском времени, если  она думает, что жители Латвии все еще готовы слепо хватать любую яркую безделушку с Запада. Наше счастливое будущее в ЕС — оно наконец наступило — охладило наши симпатии к западным либеральным ”ценностям”. А недавние советские времена хорошо нас научили абстрагироваться от официальной идеологии и уживаться со скрытой ненавистью к ней (тем, кто хочет править в Латвии, стоит об этом помнить!).

Правда, было бы интересно узнать, чего хотели добиться министр благосостояния и премьер, продемонстрировав надменное красноречие в связи с протестом общественных организаций. Действительно ли они хотели указать свободным гражданам демократической страны на их место и подорвать и без того слабую веру в то, что власть представляет их интересы и мнение? Разве это подходящий способ, чтобы призвать общество активнее участвовать в политических процессах? В конце концов, в чем обязанность должностных лиц демократической страны — обсуждать и корректировать мнение общества или его представлять?

Вместо равноправия полов нам надо заботиться об интеграции латвийского общества. Провокационными жестами в вопросах морали правительство лишь дает повод, чтобы многие латвийские нелатыши, выросшие в консервативных традициях Восточной церкви, выражаясь языком учителя Рафальского, ”ненавидели этот режим”.

Потакая крайне спорным ”ценностям” западного либерализма, правительство теряет уважение очень большой части общества и укрепляет симпатии (в т.ч. многих латышей) к недемократическим режимам в соседних странах. Трудно быть лояльным государству, если оно тебя не уважает. Вряд ли мы можем позволить себе игнорировать данное обстоятельство.

Есть ли причина требовать отставки министра? Трудно сказать. Раньше имел место случай, когда в юрмальском детском саду детей перед едой учили говорить: ”Хлеб наш насущный дай нам на сей день”. Все закончилось уходом директора садика с должности. Хотя его защищали все родители, кроме родителей одного ребенка. И тогда никто не говорил о ”буре в стакане воды”. Как же поступить теперь, когда министр позволяет себе игнорировать мнение огромной части общества?

Возможно, было бы лучше, если бы министр благосостояния впредь занималась тем, чем должен заниматься министр благосостояния — решать актуальные проблемы и не выдумывать новые. Было бы логично, если бы министр благосостояния заботился о благосостоянии жителей Латвии, а не моделировал их счастье по шаблонам чужого королевства. По крайне мере, пока в Латвии нет Министерства счастья…

А те, кто разглагольствует о равноправии полов, хотя сами ничего в этом не понимают, пусть со своим механическим ”европейским” мышлением нападают на Мать-Природу. За то, что она в своем средневековом мракобесии даже в XXI веке заставляет женщину терпеть родовые боли, а мужчину лишает возможности кормить грудью. А невинных латышских детей пусть оставят в покое!

И если мне захочется почитать своим детям книгу датского автора, то у нас есть, например, сказки Андерсена. Между прочим, его половую идентичность в нашей культуре публично обсуждать не принято.

Позвольте нам остаться при истинных и естественных ценностях!

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

"Мозаика"
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form