Ровно год назад, аккурат 1 апреля, футбольную среду Латвии потряс тот напор, с которым о себе заявил клуб "Вента". То, что произошло с этой командой по ходу прошлого года, можно сравнить с анекдотом про старую лошадь, которая просила поставить на нее одного мужика во время скачек. Завалившись после бурного спурта, кобылка в ответ на претензии разъяренного дяди изрекла: "Ну не шмогла, я не шмогла…"

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Как все начиналось

Генеральный менеджер "Венты" украинского происхождения Ростислав Штин начал с места в карьер. В "Венту" были приобретены звездные, по меркам Латвии, игроки; не менее звездный (правда, без опыта) играющий тренер и заявлено о громадье планов. Как мы теперь уже знаем, все превратилось в пшик. Между тем, ситуация вокруг клуба еще на раннем этапе подсказывала — от этого проекта у латвийского футбола появится только головная боль. Начиналось все громко. С конца января 2005 года "Вента" стала главным ньюсмейкером новостей на футбольном рынке Латвии. Для начала ее руководство организовало свое первое явление народу. В конференц-зале отеля Radison SAS журналистам с помпой были представлены первые звездные приобретения клуба. Помимо играющего тренера Олега Лужного, ранее выступавшего за лондонский "Арсенал" и сборную Украины, главным хедлайнером стал игрок сборной Белоруссии и киевского "Динамо" Александр Хацкевич. Кроме него, там же футболки "Венты" вручили защитнику сборной Латвии Валентину Лобаневу и латвийскому нападающему Игорю Слесарчуку, последние пять лет отыгравшему в Белоруссии.

Позже стало известно, что приписку в гавани "Венты" реально мог получить еще один игрок сборной Латвии — Имант Блейделис. Но он предусмотрительно попросил предоставить банковские гарантии, каковых у "Венты", как выяснилось вскоре, не было и не могло быть. Не купилось на филькины грамоты и руководство российского ФК "Москва", которое так и не позволило "Венте" заявить добротных футболистов Колесниченко и Ванина без соответствующей компенсации. Впрочем эти футболисты (между прочим, реальные в то время кандидаты на место в сборной Латвии), все равно остались на полгода без игровой практики.

Если вдуматься, сколько игроков или кандидатов в сборную Латвии могли попасться на удочку "Венты", становится не по себе. Да что там игроки, на предложение Акменса клюнули такие зрелые люди, как тренер львовских "Карпат" Владимир Журавчак. Или другие представители тренерского штаба — итальянцы Серджио Джованни и Роберто Ренци, работавшие последние годы со знаменитым Невио Скалой. В общем, не будь в Латвии лимита на легионеров, Акменс наверняка наобещал бы с три короба еще десятку футболистов из-за рубежа. И многие бы клюнули, начав осваивать латвийские футбольные поля за спасибо.

Однако вернемся к той встрече в Radison SAS, на которой еще большим потрясенияем для собравшихся прозвучало заявление руководства "Венты" о намерении транслировать по телевидению 10 своих матчей. Да еще в прямом эфире. Это в стране, где до сих пор за сезон показывают от силы два-три поединка национального первенства (сейчас, правда, обещают 28 игр показать, но это — теперь)! "Венте" удалось выполнить план только на 10%. Да и то — трансляция единственного ее матча в первом туре так и осталась не оплаченной (у нас, в отличие от Запада, клуб платит телевидению, а не наоборот).

А еще в речах генерального менеджера "Венты" Ростислава Штина запомнились модные словечки типа "брэнд", "рынок" и т.д. Говорилось о возрождении интриги в латвийском футболе, о планах по строительству стадиона в Кулдиге на 18-20 тысяч зрителей (при 12-тысячном населении города), о Лиге чемпионов, которой было решено осчастливить ничего еще не ведавших о своем светлом будущем жителей Кулдиги. Много о чем поведал тогда г-н Штин…

Крепкий орешек или булыжник Акменс

Вообще, г-н Штин — личность уникальная. На счету родившегося в Одессе деятеля уже была пара неудачных попыток превращения клубов в из региональных лиг Германии в "звезд" бундеслиги (например, "Боруссии" из городка Фульд). Попытки те закончилось провалом, а Штин умыл руки. По прибытии в Латвию он заявил, что предложение раскрутить "Венту" до европейского уровня получил от владельца клуба Яниса Фридрихсберга. А если бы не случилось данного проекта, то он бы попытался осуществить нечто подобное в другом государстве Восточной Европы. Так что менеджер Штин, вполне возможно, о себе еще напомнит.

В Латвии, кстати, Штин предстал с национальным псевдонимом — Росс Акменс. Тоже интересный ход. А методы Остапа Бендера, которыми работал этот человек, право, заслуживает только восхищения. Скажем, чего стоит то, как он ловко остался вроде бы и непричастным к краху надежд болельщиков и футболистов команды. Не знаю, как было в Германии, но в Латвии не удалось найти ни одного документа за подписью Штина-Акменса. При этом именно заезжий менеджер с приставкой "генеральный" играл заглавную роль во всей катавасии, затеянной с поднятием никому не ведомого латвийского клуба до европейского уровня.

Для подогрева интереса к клубу он не отказывал в интервью и не боялся идти в студию на радиопередачу. Акменс отслеживал публикации и при расхождении во мнениях мог и позвонить. Вот один пример из собственной практики: как-то звонит он мне и высказывает свое неудовольствие тем, что в одном из материалов я прикрепил к зарождающейся сенсации сезона прозвище "шахтеры" из Кулдиги. За основу была взята новая оранжевуя форма команды, весьма напоминающая футболки донецкого "Шахтера". Ничего предосудительного, ведь подобные прозвища дают командам во всех странах, и обидного в этом никто не видит. Тем не менее Росс был не из таких: "Вы знаете, — начал он. — Мне не очень нравится это сравнение, как собственно и сам "Шахтер". Если уж проводить параллели, то лучше с "Валенсией". "Росс, — отвечаю, — Я бы рад вас сравнить хоть с "Реалом" или "Манчестер Юнайтед", только вы покажите для этого хотя бы одну игру. И потом, "Шахтер" не такой уж и плохой вариант. История у него, во всяком случае, богатая, которая берет отсчет еще с советских времен. А "Валенсию", кстати, еще и "летучими мышами" называют …"

На том собственно мы и распрощались. Но суть этого краткого диалога стоит пояснить. Для Штина-Акменса не столь важно было как называют команду — "шахтерами" или "мышками". Главным посылом было: не надо нас вообще ни с кем равнять. Мы сами всех заставим равняться на нас! Согласитесь — поразительное чувство своей уникальности в этом мире у человека.

Мнение о том, что многие вещи Акменс провоцировал, подтверждает еще один пример. В конце апреля "Венту" еще в боевом составе наконец-то увидела рижская публика. По ходу матча превосходство "Венты" над "Ригой" ни у кого не вызывало сомнений. И непонятно зачем за 10 минут до конца встречи руководству клуба понадобилось идти на конфликт, выпустив на поле Роланда Кряуклиса. Мало того, что этот игрок принадлежал "Риге", так "Вента" за него еще и не рассчиталась, задолжав порядка $5 000. Хотя что такое пять тысяч для клуба с озвученным многомиллионным бюджетом? Да в том то и дело, что ничего за спиной у Акменса не было. После той игры вице-президент "Риги" Карлис Вилерушс открыто прошелся по методам оппонентов, назвав последних мошенниками. А всю комбинацию, затеянную в Латвии Акменсом — аферой.

Явление народу-2

До этого же случилась еще одна пафосная пресс-конференция. Команда-загадка организовала ее, что знаменательно, 1 апреля. В День Дураков. Именно тогда руководство "Венты" заявило о своем громком бюджете на сезон.

Словно нарочно Акменс все делал таким образом, чтобы затем над всеми посмеяться. А тогда, весной, за десять дней до начала чемпионата, генменеджер сначала поплакался журналистам: мол, не нашли мы понимания у местных бизнес-структур (ходили активные слухи, как он добивался спонсорства "Венты" у ведущего латвийского мобильного оператора — LMT, а тот в итоге подписал договор с Латвийской федерацией футбола — ЛФФ). А затем г-н Акменс с ходу озвучил планируемый бюджет команды — 7 миллионов евро! Челюсти отвисли, пожалуй, у всех присутствовавших на той встрече. Ни до того, думаю, ни после, мы еще не скоро услышим о неких похожих цифрах в латвийском клубном футболе. Еще тот день, 1-го апреля, запомнился спешкой, в которой происходила вся эта встреча со СМИ. Чего-то вечно не хватало (то лого спонсора оказалось отвезли, мол, не в ту гостиницу; то вместо мячика фирмы Odri, продукцию которой "Вента" собиралась реализовывать на рынке Латвии, появилась бесформенная и сдутая масса — насоса не нашлось…). Но чувство сопричастности с каким-то важным событием перевешивало все минусы.

Тем временем собравшимся был представлен генеральный спонсор клуба — латвийско-украинское СП Tulip Holding и ее представитель оттуда Александр Белецкий. В переводе TULIP означал Transnational Ukrain Latvian Innovation Programm. Ясности, правда, это нисколько не прибавило, как собственно и после рассказа Акменса о том, что же такое TULIP? Наоборот, вопросов стало только больше. Сам Белецкий говорил только на английском. А перед ним лежал веночек, в котором преобладали оранжевые герберы, отсылавшие к воспоминаниям о недавней революции на Украине. Минуты три он говорил о вещах, имеющих отношения мало непосредственно к событию, и наконец, выдал: "Данный проект — хороший пример сотрудничества Украины и Латвии для дальнейшего их развития". Кто бы спорил…

Звездные игры: эпизод предпоследний

Говоря о приглашенных игроках в ряды "Венты" г-н Акменс год назад с пафосом заявил: "Мы знаем, они идут к нам с душой, сердцем. Они знают, куда идем мы. Это будет нелегкий путь (вот уж действительно — прим. В.Ф.), и мы готовы биться за наши идеи". Хватило, правда, приглашенных звезд не надолго. Уже к началу мая, фактически все легионеры команды плюс ведущие местные игроки отказались выходить на поле.

Произошла банальная вещь — "завтраки" про зарплату на протяжении трех месяцев футболистам попросту надоели. И это несмотря на то, что еще в 20-х числах апреля позже благополучно скончавшийся сайт клуба извещал: "Вента" заключила спонсорское соглашение с Trasta komercbanka. На поверку данное сотрудничество оказалось всего лишь очередным фарсом руководства "Венты". Накануне бегства с тонущего в водовороте событий корабля Росс Акменс организовал весьма интересный договор с этим банком. Согласно ему игрокам команды выдали кредитные карты ТКВ, на которых действительно появились средства. Но были они ничем иным, как обычным овердрафтом.

В итоге к концу октября общий долг банку оставшихся в клубе восьми игроков, четырех тренеров и массажиста составлял около 15 000 евро. Плюс еще около тысячи ТКВ насчитал в виде штрафных процентов. В общем, загнали руководители "Венты" своих подопечных в долговую яму. Согласно неофициальной информации, главным звездам команды — Олегу Лужному и Александру Хацкевичу — причиталось по контракту несколько сотен тысяч евро. Но поскольку "зарплата" оказалась всего навсего кредитом, писала Diena, Лужному пришлось расстаться со своим роскошным джипом, купленным им на полученные с кредитки деньги.

Дважды в одну "Венту" не войти

В конце апреля Акменс и Фридрихсберг из Латвии исчезли. Через несколько дней их примеру последовали и легионеры. Многие из местных игроков разбрелись кто куда. С оставшимися в команде стал работать "кризисный штаб" во главе с Виктором Нестеренко. Выше головы резервный состав прыгнуть не мог и больше побед "Вента" в сезоне-2005 не увидела. Всего одна ничья и нескончаемая цепь поражений. В конце июня, правда, какие-то варианты начали вырисовываться: из Украины вернулись тренер Журавчак, а также Лужный и защитник Беньо. Но надежда на Кубок Латвии (откуда открывалась дорога в еврокубки и, следовательно, для игроков и клуба проклевывались какие-то финансовые поступления) довольно быстро умерла. Растренированная команда была не в силах противостоять другому аутсайдеру турнира — "Олимпу". Короче, все затухло едва вспыхнув.

"Вента" пребывала на грани распада и снятия с чемпионата. Едва ли не перед каждым туром все задавались вопросом: а состоится ли очередная игра с ее участием? В команде элементарно не хватало игроков, и "Венту" вынуждена была поддерживать федерация. ЛФФ закрывала глаза на ее хронические невыплаты по аренде стадиона в Вентспилсе и прочие расходы (например, долги в гостинице Maritim, где раньше проживали игроки, а позже и расходы за пользование стадионом Jurnieks, где тренировалась команда). Но все же разрешила дозаявить клубу еще несколько молодых игроков, дабы команда через-пень колоду дотянула до конца турнира. Только, когда приблизился финиш чемпионата, ЛФФ сделала то, что не мешало бы осуществить еще в начале года — решила запретить участие этой команде в чемпионате Латвии до тех пор, пока не будут погашены все задолженности. А на деятельность Фридрихсберга в сфере футбола наложили вето. Исключение из правил стало катастрофой

Между тем отследить прогнозируемый финал всей эпопеи под названием "Нью-Васюки", оказывается, можно было в самом начале "проекта века". Но известным лишь чиновникам ЛФФ причинам на первые нарушения регламента и появившиеся признаки авантюризма со стороны руководства "Венты" глаза почему-то закрыли. Взять хотя бы случай, как обошелся президент "Венты" Янис Фридрихсберг с украинскими легионерами Столярчуком и Пархомом. Именно эти двое футболистов внесли особый вклад в выход команды по итогам сезона-2004 в высшую лигу. Столярчук и вовсе тогда забил четверть всех мячей клуба. Обоих элементарно кинули.

Произошло следующее: в период межсезонья перед новым 2005-м годом пребывавших в отпуске украинцев заверили о крайней их необходимости "Венте". Им позвонили из Вентспилса и вызвали в январе 2005-го в Латвию на сбор, сорвав с места, поскольку игроки могли устроиться и у себя на родине. Попутно уже начались разговоры о звездных планах пары Акменс — Фридрихсберг, а зарплату украинским легионерам "Венты" (и не только им) образца 2004 года так и не выплатили. Приехав, Столярчук и Пархом вдруг узнали, что клубу они уже не нужны. Просидев с месяц в Вентспилсе и перебиваясь жалкими подачками на существование, да так и не получив причитавшихся денег за прошедший сезон, украинцы, заняв на обратную дорогу, уехали ни с чем. И оставили заявление на необоснованные действия Фридрихсберга в КДК ЛФФ.

Федерация, конечно, заявление приняла. Но мер, помимо того, что просто погрозила "Венте" пальчиком, не было принято никаких. Дело замяли. Уповая на тот факт, что согласно контракту зарегистрированному в ЛФФ, украинцам все было выплачено.

Здесь уместно пояснить, что частенько наши клубы заключают с футболистом два контракта. По одному из них платится минимальная зарплата; согласно другому — игрок получает от хозяев клуба уже те деньги, из-за которых он, собственно, играет. Суммы отличаются на порядок. Так вот копия первого контракта отправляется в федерацию. Второй — это личное соглашение президента клуба и игрока. По сути, оно в компетенцию ЛФФ уже не входит. И потребовать что-то по нему игрок вправе разве что через судебные инстанции страны.

Послесловие

С высоты сегодняшнего дня можно сделать следующий вывод: если бы год назад ЛФФ более требовательно подошла ко всему происходящему, не случилось бы всей этой авантюры. Судя по всему не обошлось здесь и без умения Акменса убеждать — чиновники ЛФФ ведь тоже люди. В конце-концов существует принятая Европейским союзом футбольных ассоциаций (УЕФА) практика лицензирования команд, согласно которой подтверждается и финансовая состоятельность клубов на ближайший сезон. У нас же до сих пор подобная процедура проходила, так сказать, по облегченному варианту. Иначе, как не раз говаривал генеральный секретарь ЛФФ Янис Межецкис, ее прошли бы только три клуба.

Вот и получается, что ежегодно организаторы чемпионата Латвии задаются вопросом: как скоро начнутся у кого-то проблемы? Дай бог, чтобы не случились в нынешнем году. Еще тот случай с "Вентой" добавил головной боли главному тренеру сборной страны. Если в подобные "Венте" проекты угодят еще несколько потенциальных кандидатов в национальную команду, то играть в ней будет уже некому.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form