Ивар Иябс. Деньги, отнятые силой
Foto: LETA

"Исторически в силу психологических травм в Латвии часто противопоставляют государство и бизнес, перераспределение доходов и развитие, но эти вещи, скорее, не исключают, а дополняют друг друга. Поэтому, если новый бюджет обеспечит пополнение государственной казны, это можно лишь приветствовать", - считает экономический эксперт DNB banka Петерис Страутиньш. (delfi.lv, 1 сентября)

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Чаще всего налоги считаются прерогативой экономистов. Представители этой профессии всегда готовы прокомментировать относительные преимущества какой-нибудь налоговой системы и провести широкий эконометрический анализ так, что один непонятный экономический индикатор недвусмысленно указывает на существенные изменения в другом, ещё более непонятном, на что, к тому же, с большой вероятностью влияет какой-нибудь третий очень важный индекс, который связан с реальным благосостоянием человека так же, как теоремы термодинамики с началом отопительного сезона.

Однако есть экономисты, одаренные более открытым умом, которые осознают, что характерные величины государственной экономики, в том числе налоговую политику, определяют и другие, неэкономические факторы. К этой группе относится Петерис Страутиньш, который обоснованно указывает на влияние исторических и культурных факторов на налоговую политику в Латвии.

Не будучи экономистом, я склонен согласиться со словами Страутиньша о том, что главный недостаток латвийского бюджета (в большей степени чем то, как этот бюджет формируется) – это его объем. Конечно, можно говорить о моральной желательности прогрессивных налогов, справедливости, солидарности и других подобных вещах. Но эффективность налоговой системы в латвийской ситуации не менее важна. Здесь государство не в состоянии выплатить нормальные зарплаты полицейским, учителям и даже солдатам, не говоря уже о всяких дармоедах – государственных театрах, ученых и вузах.

Разумеется, ряд этих отраслей по-прежнему обреченно ожидает серьезных реформ. Однако ни для кого не секрет, что в этих отраслях катастрофически мало денег. А поскольку никакой фантастический скачок экономики в ближайшие годы нам не светит, единственный способ, как более-менее терпимо финансировать функции государства, - это повышение налогов для увеличения доходов бюджета. Именно это в условиях Латвии может быть главным аргументом в пользу прогрессивности налогов.

Тот факт, что прогрессивность у нас вводится через "черный ход", при помощи дифференцированного необлагаемого минимума и "налога солидарности", хорошо иллюстрирует наш национальный колорит. Прежде всего, Латвия – маленькая страна со стареющим обществом. И все же размеры государства не могут быть причиной для отказа от нормальных государственных функций, например, обеспечения работающей судебной системы, строительства дорог, определенного набора социальных услуг и т.п.

Тут Латвия со своими двумя миллионами жителей ничем не отличается от Германии: Латвия, хотя и в меньшем объеме, должна реализовать те же государственные функции. К тому же, мы – страна ЕС, что по умолчанию предполагает определенные требования к латвийскому публичному сектору. Вывод: содержать маленькое государство сравнительно дорого, это требует средств и знаний. Там, где их не хватает, госсектор буксует, хромает и является причиной непрерывного недовольства общества.

Но не менее важен в понимании нашего национального колорита тот факт, что в ближайшем будущем никакой существенный рост налогов нам не грозит. Скорее всего, Латвия продолжит жить с таким же "полуфинансируемым" публичным сектором, и существенных перемен ожидать не следует. Чтобы существенно поднять налоговое бремя, - что дало бы ожидаемый фискальный эффект, - нужна легитимная власть. То есть власть, деятельность которой большинство общества считает соответствующей своим интересам.

Проще говоря, нужна почти фантастическая в условиях Латвии убежденность, что государство действительно использует налоги в интересах общества. У нас независимо от реальной работы правительства средний гражданин твердо убежден, что налоги разворовываются и разбазариваются. Даже если он сам только что получил какое-нибудь пособие или проехал по свежеотремонтированной улице. Если он и платит налоги, то со стиснутыми зубами и глубоким внутренним убеждением, что его несправедливо лишают этих денег. В свою очередь политик, который в таких условиях предложит повысить по сути антинародные налоги, вскоре вылетит из своего кресла. Это и приводит к своеобразному общественному договору à la Lettonie: "Мы делаем вид, что платим налоги, а вы делаете вид, что обеспечиваете нам публичные услуги".

Интересный вклад в эту диалектику легитимности налогов вносит сравнение со странами Европы. Обратим внимание на три показателя: доля ВВП, которую перераспределяют через налоги, уровень доверия к правительству и показатель субъективного благополучия ("или "счастья"). Страны, где люди чувствуют себя самыми счастливыми и больше всего доверяют родному правительству, одновременно наблюдаются самые высокие налоги: Дания (перераспределяется 48%), Швеция, Финляндия (44%). На этом фоне разговоры о том, что Латвия со своими 28% может в каком-то смысле приблизиться к Северным странам, звучат до трагичного неадекватно. Там работает совершенно другая динамика: люди чувствуют себя хорошо в плане государственных социальных услуг, которые, правда, иногда выходят за пределы здравого смысла, зато явно соответствуют менталитету северян. Поэтому они доверяют государству, которое эти услуги предоставляет, и охотно платят ему налоги. Как у нас, сами знаете.

Конечно, это совсем не линейная корреляция. Например, в Венгрии традиционно имеется высокое налоговое бремя, но низкое доверие к правительству и низкое субъективное благополучие. Есть страны со сравнительно низкими налогами, но довольно высоким доверием к правительству (например, Ирландия и Эстония). Также в США общее налоговое бремя не выше, чем в Латвии, хотя даже там оно прогрессивное. Короче, свою роль играют упомянутые Страутиньшем исторически психологические соображения: у нас народ ожидает от государства чрезвычайно много, это действительно роднит нас со скандинавами и другими постсоветскими странами, но отличает от американцев.

Однако сегодняшнее государство по объективным причинам не в состоянии ответить на эти ожидания. В связи с этим возникает циничное отношение к государству и представление о налогах как о насильно отнятых деньгах. Наверное, в ближайшей перспективе никаких сценариев по выходу из этой спирали не существует. В долгосрочной перспективе – есть лишь два и совсем не простых: наращивать мощность государства и одновременно не скрывать от людей, что в современном капиталистическом обществе за свое благосостояние отвечают прежде всего они сами.

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Ивар Иябс Ирландия Налоги Петерис Страутиньш США Финляндия Швеция Эстония
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form