Ивар Иябс. Мой трагический герой
Foto: Publicitātes attēli

В политологии существует одна теория о том, как люди голосуют на выборах. В отличие от традиционного мнения, она не утверждает, будто выбор избирателя определяется осознанием, что его голос имеет значение для результата. Напротив — люди делают свой выбор, полностью осознавая, что от их голоса на самом деле ничего не зависит. И тут открываются широкие возможности для безответственных голосований. Мол, проголосую за эту странную партию, все равно это ни на что не повлияет. Такие скептики массово голосуют за нечто, совсем безумное, — нациков, коммунистов, крайних популистов и т.д.

Если исходить из этой безупречной логики, на предстоящих выборах Сейма мой выбор очевиден. Я бы голосовал за Партию реформ Затлерса. Именно так, я не ошибся. На самом деле, эта партия всегда была именно Партией реформ Затлерса. И такой она останется в истории Латвии. За нее я готов голосовать вовсе не потому, что хочу видеть этих людей в 12-м Сейме. Я далек от такой мысли. Ясно, что их там не будет, даже если они будут составлять списки и баллотироваться. Я голосовал бы за них во имя эстетической солидарности. В течение трех лет после досрочных выборов мы, сами того не осознавая, были свидетелям истинной, классической трагедии — в духе Древней Греции или Шекспира. И именно в эти месяцы она приближается к своему финалу.

Не будем забывать — трагедия совсем не означает, что в конце кто-то погибает. Классическая трагедия предусматривает следующую историю: сначала какой-нибудь порядочный человек становится жертвой какого-нибудь hybris, которое разрушает гармонию мира вокруг. Нybris — это особая надменность, которая может проявляться как властолюбие, любопытство или честолюбие. Поддаваясь этому пороку, человек заключается своего рода пакт с дьяволом, но в итоге это приводит его к печальному концу. Затем — после краткого триумфа — этот искаженный мировой порядок возвращается в исходное положение, сметая и разрушая все на своем пути. Но в самом конце трагедии нас ожидает примирение — в высшем, метафизическом смысле. Тут вам и Эдип, тут вам и старые Индраны и Макбет.

Необязательно быть пророком, чтобы заметить, что в современной латвийской политике есть такой трагический персонаж. Достойный муж, который после пережитого hybris и судьбоносного искушения пережил крах, публичное осмеяние и после безжалостных игр судьбы достиг последнего действия своей трагедии — примирения в высшей, лишь одному ему известной степени. Это Валдис Затлерс.

Я посвятил ему достаточно критики и насмешек, уже начиная с судьбоносного 2007 года, когда его избрали президентом. Хотя в нюансах я иногда перегибал палку, сказанное раньше считаю обоснованным. Но если посмотреть на этого короля Лира латвийской политики сегодня, смеяться уже не хочется. Как и в тот момент, когда после трагедии гаснет свет и опускается занавес.

Затлерса бросили все — и те его сподвижники, которые использовали президента как транспортное средство для поезда в Сейм, а сейчас уже разбежались кто куда, и СМИ, которые в 2011 году ликовали по поводу "разгрома олигархов". Он больше никому не нужен. Но Затлерс держится с неожиданным достоинством, во взгляде его усталых глаз появилась доселе невиданная мудрость. Поверьте, против такого короля Лира не выстоит ни один Лоуренс Оливье или Юри Ярвет. Тут мы имеем дело с чем-то куда более оригинальным.

Началом hybris для него был 2007 год, когда этот почтенный хирург, увы, доверился Андрису Шкеле и своему честолюбию, став президентом Латвии. Но своего апогея он достиг в 2011 году, когда решил поиграть в большую политику, распустить Сейм и наконец решить все вопросы. Это был роковой момент. В чем же заключалось hybris Затлерса? Естественно, он хотел как лучше. Но он переоценил себя и вооразил, что может сделать то, чего на самом деле не может. Так человека, который до президентства не слишком интересовался политикой, унес страшный шторм, чтобы через семь лет выбросил его на берег таким, каким он является сегодня.

Конечно, тут стоит отметить специфический способ рекрутации элиты в Латвии. Прежде всего — у нас уже сформировалась традиция, согласно которой кандидат на пост президента не должен иметь политического опыта. Иначе его никогда не изберут. Это эксклюзивное предложение получают люди, имеющие весьма туманное представление о политических реалиях. И это действительно очень подлое искушение. Положив руку на сердце, кто и нас при всех наших ограниченных способностях и знаниях, смог бы отказаться от такого предложения и не стал бы себе говорить — "я это давно заслужил"? Во-вторых, таких политиков часто ставят под удар их собственные советники, которые в удобный момент толкают "старика" под трамвай, чтобы самим по-тихому испариться. Надеюсь, люди, которые в 2011 году спровоцировали Затлерса на роспуск Сейма и создание партии, сейчас спят спокойно. На их месте я бы не смог.

После 2011 года для Затлерса начался настоящий крестовый поход. Сначала он в своей доброй наивности вообразил, что действительно сможет создать коалицию с "Центром согласия", не осознавая, что этническое разделение — это Святой Грааль латвийской политики. Затлерс не понимал, чего ему будут стоит эти попытки. За "танками" последовали референдум о двуязычии, Линдерман, ядро Сатверсме и т.д.

Партия Затлерса была единственной силой, фракция которой раскололась еще ДО первого заседания Сейма. Дальше все шло по наклонной. Валдис Затлерс не столько был первым президентом, которого не избрали на второй срок. Он стал первым президентом, перед появлением которого депутаты Сейма не вставали. Первым политиком, который даже после договоренности в коалиции в двух голосованиях на был избран спикером Сейма. Возня вокруг квартир и машин была закономерным продолжением hybris.

Трудно себе представить более унизительную коалицию, чем ту, которую сформировали в начале года, где ПРЗ вынуждена делиться министрами с СЗК олигарха Лембергса. Теперь апостолы Затлерса без особых угрызений совести разбежались по перспективным партиям, а сам экс-президент остался последним. Как капитан тонущего корабля. Для большинства депутатов ПРЗ членством в партии было "понтом", неожиданным шансом на халяву въехать в Сейм. Но для самого Затлерса она означала нечто большее — отчаянную попытку соответствовать исторической претензии, которую он себе выдвинул в своей гибридной одержимости.

Все это преподносит нам три урока. Прежде всего — в политике каждый поступок тоже имеет свою цену. И на личном уровне она бывает очень высокой. Во-вторых, любое дело лучше доверить человеку, который в нем хоть что-то смыслит. В-третьих, быть может, именно благодаря своему полному провалу Затлерс наконец стал государственным мужем. Хотя бы в том плане, насколько стоически он несет крест унижения, который на него возложили богини судьбы.

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Source

Satori

Tags

Андрис Шкеле Валдис Затлерс Ивар Иябс
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form