Ивар Иябс. Уже не вчерашний
Foto: AFI

Весной 2009 года — уже не помню, почему — мне случилось побывать на какой-то конференции в Праге. Среди прочих туда был приглашен один евродепутат от Польши — седой, подвижный мужичок, имя которого уже стерлось из памяти.

Узнав, что я из Латвии, он начал со мной беседу про своего коллегу из бюджетной комиссии Европарламента — Валдиса Домбровскиса, который только что стал премьером Латвии. Мнение поляка было очень положительным — хороший, компетентный, коллегиальный и так далее. Я с этим согласился и попытался направить разговор к будущим перспективам — мол, получится ли у премьера Домбровскиса? После этого вопроса улыбка на лице моего собеседника стала натянутой. С непреодолимым польским акцентом он пробубнил — "very difficult, very difficult". И поспешил откланяться.

Если сравнить то время с сегодняшним, надо признать, что опасения поляка были напрасными. По большому счету у Домбровскиса получилось то, что он тогда задумал — заем МВФ, внутренняя девальвация и евро в 2014 году. Это немало, если учесть прорву латвийских политиков, добрые намерения которых регулярно с треском проваливаются. Для контраста перед нами человек, который способен добиваться своих целей. Но laudatio Домбровскису в своем время уже пропела коллега Ивета Кажока. По-настоящему хорошо то, что хорошо кончается, а у Домбровскиса еще ничего не кончилось. Наоборот. Похоже, в некотором смысле все начинается лишь теперь. И я не имею ввиду гипотетическую карьеру в Европе. Воздав почести нашему премьеру-рекордсмену, стоит задуматься — каковые специфические качества, которые позволили именно ему побить прежние рекорды?

I

Прежде всего, премьер, пусть и одаренный харизмой чиновника, все же неплохо понимает политическую конъюнктуру. Он осознает свои приоритеты и делает все для их достижения. В остальные спорные ситуации, где пришлось бы считаться с мощной оппозицией, он просто не вмешивается. Правительство в его исполнении — это коллегиальное образование, где премьер особо не лезет в работу других министров, пока это не угрожает общему направлению политики — прежде всего, фискальной дисциплине, а также международным обязательствам. Домбровскис — это не тот премьер, который будет подгонять реформы в отраслях, курируемых другими партиями. Конечно, это было бы желательно, скажем, в сфере образования. Но это поставило бы под угрозу стратегическую линию премьера и с учетом прежнего опыта все равно ни к чему хорошему не привело бы. Поэтому лучше осознать пределы своих возможностей и делать что-то одно, но основательно, а не пытаться провести программу широких реформ и застрять уже в первой щели.

Естественно, историю успеха премьера можно рассматривать только в контексте правящих коалиций, с которыми Домбровскису приходилось работать с 2009 года. Как мы помним, первое правительство было с Народной партией, СЗК и Репше в качестве министра финансов. Плохими парнями в том правительстве были Эдгар Заланс и Марек Сеглиньш, которые после возвращения Шкеле в политику начали вести себя довольно дерзко. В конце концов, Народная партия из правительства ушла, оставив Домбровскису на память своего министра культуры — нынешнего советника Инта Далдериса. Но не будем наивными. В том, что до выборов 10-го Сейма Домбровскису пришлось работать с правительством меньшинства, не были виноваты только два нахальных министра НП. Это было желание Jaunais laiks и самого Домбровскиса наконец указать своим оранжевым партнерам на их место. Как оказалось, довольно успешно. Выяснилось, что представление о "техническом" премьере было ошибочным — Домбровскис умеет играть и в политические игры по старинным правилам латвийской политики.

Вторая коалиция Домбровскиса была с "Единством" и СЗК. Здесь внутреннюю оппозицию обеспечивали более-менее конструктивные "зеленые крестьяне". Айвар Лембергс расхаживал вокруг, ехидничая по поводу нового "Единства". Это было особенно освежающе, если учесть, что правительству время от времени приходилось ходить "на ковер" к Гриффиту из МВФ и пытаться выторговать какую-нибудь мелочь на социальные нужды. Однако Домбровскис продемонстрировал стойкость и способность долго терпеть публичные обвинения. А это одно из важнейших качеств хорошего политика. Нервы неожиданно не выдержали у другого — президента Валдиса Затлерса, которого на этот пост пропихнул Андрис Шкеле. Ему взбрело в голову побороться с "олигархами". Так второе правительство Домбровскиса приказало долго жить в связи с досрочными выборами. В общем, именно эта коалиция 10-го Сейма, несмотря на все стычки, была лучшей из тех, с которыми работал премьер Домбровскис.

В результате "революционной" авантюры Килиса и Затлерса в латвийскую политику пришел крупный призыв амбициозных шарлатанов, которые в коалиции 11-го Сейма заменили огромную фракцию "Единства" 10-го Сейма. Чтобы еще больше скрасить ситуацию, партия Затлерса втянула в коалицию также изрядно раздувшихся националистов. Со всеми вытекающими последствиями по линии дружбы народов. Сначала в правительство от ПРЗ удалось включить нескольких беспартийных министров, которые, в отличие от членов партии, разбирались в деле и работали конструктивно. Но со временем некоторые успокоившиеся было революционеры поняли, что из обещанных в 2011 году "Новых Васюков" ничего не выйдет. Так что, волей-неволей, придется скандалить.

Сначала Домбровскис воспринимал это спокойно. Выражение лица не изменилось. Изменился только его цвет, когда очередная "инициатива" "реформистов" вынуждала тайком скучать по "зеленым крестьянам". Но когда в этом году наступила дележка последнего бюджета в Сейме 11-го созыва, при которой появились лишние 80 миллионов, предохранители начали искрить уже по-настоящему.

II

Вопрос открыт — является ли долгое премьерство Домбровскиса эффектом кризиса? Если финансовому эксперту позволили вывести страну из кризиса, означает ли это, что с концом кризиса потребность в Домбровскисе отпадет? Давайте не спешить с простыми ответами.

С одной стороны, во время кризиса конкуренция за пост премьера действительно уменьшилась. Права была Солвита Аболтиня, которая (перефразируя Ленина) сказала, что в 2009 году "власть была брошена нам под ноги". То, что тогда взял на себя Домбровскис, уж точно не было "работой мечты". Особенно после эйфории жирных лет. В дальнейшие годы в публичном пространстве тоже не было серьезных кандидатов на замену — работа слишком пыльная, денег нет даже на реальные нужды, куда уж там на откаты. К тому же, за урезание бюджета народ тебя все равно не полюбит. Так что, неудивительно, что теперь, когда по крайней мере не становится хуже, а некоторым даже становится лучше, появляется все больше претендентов на кресло премьера. В Латвии наверняка введут евро, а экономика растет быстрее всех в ЕС. Новый премьер может выйти "весь в белом" и немного порулить страной, не нарушая свой уровень комфорта. Благодаря работе, которую выполнил Домбровскис, следующий премьер может быть "в шоколаде" и смело критиковать своего предшественникам, хорошо зная, что сам не смог бы и не пожелал бы взять на себя его роль. К тому же, как учит социология, недовольство общества и стремление наказать политиков ярче всего проявляется не тогда, когда действительно очень плохо, а когда постепенно и неравномерно становится чуть лучше.

Но это не вся история. В пользу Домбровскиса работает "принцип велосипеда" — чем быстрее едем, тем стабильнее. Домбровскис у многих ассоциируется с определенной нормальностью. Чувства усталых людей больше нельзя увлечь за счет "экзальтаций" и "визий". Выборы Рижской думы хорошо это показали. Это отлично понимают все те авантюристы, которые охотно свергли бы Домбровскиса, чтобы потом порыбачить в мутной воде, но которые боятся народного гнева — просто авантюры больше не в моде. Тем более, Домбровскису за эти годы удалось обрести осанку начальника и навык наносить ответный удар. В этом плане он больше не вчерашний Корейко, который в 2009 году вошел в кабинет премьера. Если другие партии выставят против него разных нарциссов, проходимцев и психопатов, Домбровскис от этого, скорее всего, только выиграет. В общем, я не знаю, является ли премьерство Домбровскиса таким уж успехом, по поводу которого восторгается коллега Кажока. Если применить его же критерии, это определенно успех. Но это не единственные возможные критерии успеха. Домбровскис установил для латвийских премьеров новую планку — это несомненно. Уже в ближайшем будущем в этом убедятся и его конкуренты.

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Tags

Айвар Лембергс Андрис Шкеле Валдис Домбровскис Валдис Затлерс Ивар Иябс Ивета Кажока Марек Сеглиньш Солвита Аболтиня Эдгар Заланс

Comment Form