Ивета Кажока. Латвия. Больше не переходное общество
Foto: F64

Не знаю, как для вас, а для меня децибелы референдума стали слишком громкими. Понимаю, что каждый имеет право сходить с ума и без причин портить свои нервы. Но у каждого есть также право не сходить с ума и нервы поберечь.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Референдум, результат которого ясен еще до его проведения, по крайней мере в моем мировосприятии, не может быть важным. Если я не единственная, кому начинает надоедать безумная атмосфера, предлагаю вместе подумать о будущем Латвии. О том, кто мы и где мы, и кем и где хотим быть.

Сознательная демократия

На недавней международной конференции в Литве я впервые осознала, что к Латвии больше нельзя отнести привычное обозначение "переходное общество". Режет слух. Хотя еще 10, 6, 4 года назад Латвию так называли почти автоматически. Интуитивно кажется, что такой термин в последние годы себя исчерпал. Теперь в международной аудитории мы идентифицируем себя как "новую страну ЕС" или "молодую демократию".

Мне кажется, это не только смена обозначений и этикетов. Это начало нового мышления — нового подхода к жизни, развитию. Когда я смотрю, как о себе думают и говорят прогрессивные представители переходных обществ, страны которых не добились в формировании демократии таких успехов как Латвия (например, Армения, Индия, Россия, Украина), нередко узнаю мышление, характерное для Латвии в девяностые/нулевые годы — прославлять успешные общества во всем, без критической дистанции с учетом собственного опыта.

Думаю, это неизбежный и нужный этап развития каждого такого общества. Но мы это переросли. Чем лучше познаешь идеал, тем лучше понимаешь его недостатки (не все так уж идеально в Швейцарии, Скандинавии, Германии) или невозможность переноса его элементов в твое общество из-за его особенностей.

Наши сильные стороны

Мне кажется, сформировать хорошее общество реально. И в Латвии. Прежде всего — в Латвии. Если говорить о сторонах нашего общества, которые являются хорошей точкой отсчета в XXI веке, то в голову приходит вот что:

1) способность уживаться, приспосабливаться, изменяться, искать и находить компромиссы. В отличие от многих обществ, для жителей Латвии никогда не были характерны серьезные религиозные и этнические конфликты;

2) прагматичная способность учиться на своих ошибках, самоуважение, участие как ценность. Политические события последних лет доказали, что в Латвии живет все больше сознательных граждан, которых все труднее одурачить и которые в решающие моменты могут сплотиться и не позволяют сесть себе на шею;

3) учеба как ценность — об этом свидетельствует не только высокий процент студентов, но и огромная, иногда преувеличенная серьезность при обсуждении тем образования. Самое важное — попытаться трансформировать мышление об учебе от мотивов статуса, безопасности (надо учиться, чтобы получить работу, стабильное место в обществе, диплом) к пониманию, что знания сами по себе являются ценностью;

4) растущая нетерпимость к внешним эффектам, северная (скандинавская) умеренность. После безумных излишеств 90-х и начала XXI века сейчас в латвийском обществе отношение к материальным вещам такое, какое и должно быть — люкс вызывает скорее непонимание, чем восхищение. Это хорошо, потому что сокращается эмоциональная дистанция между людьми. Ценность человека реже привязывается к объектам статуса.

Мне кажется, логическая цепочка выглядит так: маленькое население, эффект присутствия, прямой коммуникации за счет новых технологий => человечная, менее формальная, более понятная коммуникация => возможность вовлечь друг друга в разные мероприятия => страх и нежелание друг друга разочаровать, готовность приложить больше усилий ради общего блага => большее доверие к друг другу, чувство ответственности за все общество.

Мы многое можем, если только захотим…

Что надо изменить? Три рефлекса беспомощности:

1. Низкий уровень взаимного доверия — мы не верим, что людям обычно можно доверять. На самом деле, трагически низкое доверие, ниже, чем в некоторых странах Африки, где существуют конфликты.

Но мы не единственные. Похожие показатели в 1990-е годы были у всего бывшего советского блока. Значит, причина не в неизменной ментальности, а в реалиях советского быта и переходного периода. Мы по-прежнему ощущаем последствия. Нечто вроде посттравматического синдрома. Жители и общество постоянно чувствуют себя, как на острие ножа, мельчайший импульс может вызвать скачки паники или агрессии, всеобщая подозрительность к мотивам других людей (кинут, ограбят, воткнут нож в спину, наживутся, украдут идею, кошелек, государство, используют в личных целях и т.д.).

Поэтому в результате абсурдных сплетен возникают очереди у банков, устраивается паника из-за совершенных мелочей, поднимается истерия из-за небольших раздражителей (да, я причисляю сюда и национальные вопросы). Поэтому так мало успешных предприятий.

Цель — добиться, чтобы взаимопомощь, поддержка стали ожидаемой нормой, а не редким исключением. Надо отложить в сторону все, что уводит от формирования атмосферы взаимного доверия — поляризует, разделяет на группы, обижает, раздражает. По-моему, хорошее общество характеризуют только два критерия: 1) уверенность, что несмотря на все разногласия и отличия, если тебе будет плохо, я приду на помощь, а если будет плохо мне, придешь на помощь ты; 2) уверенность, что, в целом, человек имеет благие намерения, даже если он предлагает нечто, на первый взгляд кажущееся неприемлемым. Конфронтация, оскорбления это доверие разъедают. Они вызывают тревогу, вынуждают занимать боевые позиции, снова и снова вдалбливают в наши головы рефлекс недоверия.

2. Культура нытья, или лузерство. Думаю, каждый сталкивался с этим явлением. Ах, Латвия — ужасное место, нигде нет более ужасных интернет-комментариев, коррупции, управления! Ах, почему же мы в такой яме?!

Уже СЕЙЧАС это смертельная идеология, которая заставляет думать о своем обществе только как о вечном неудачнике. А ведь первое условие успеха — поверить в саму его возможность. Если мы не верим, что что-то можем, то сидим и ничего не делаем или делаем абсолютный минимум, разве не так? Так мы далеко не продвинемся.

У нас есть многое, чем можно гордиться. В скольких странах так свободно и дешево доступен быстрый и качественный интернет? Где народ путем референдума так быстро изменил политиков? Уже сейчас во многих сферах мы очень хорошо смотримся на фоне своих соседей. Единственное исключение — Эстония, но и она не настолько уж сильно оторвалась и ушла вперед. Литва? Уже какое-то время наше управление и возможности участия населения лучше, а с осенним банковским кризисом Латвия справилась гораздо профессиональнее и более дружественным для жителей образом.

3. Замшелая консервативность, неспособность думать вне рамок. Мы можем хоть всю жизнь твердить про инновации и творчество, но их от этого больше не станет. Для инноваций и творчества нужна соответствующая среда — культура мышления. Ее в Латвии ПОКА мало. Нельзя сказать, что ее нет вообще, но это островки открытости, экспериментальной атмосферы, а не норма.

Мое яркое переживание в этой связи: наблюдение за тем, как шли дела у создателей портала manabalss.lv прошлым летом в Сейме. У парней были амбиции — создать самый хороший и прогрессивный портал е-петиций в мире. Какой же часто была реакция? "Ха-ха, посмотрите, молодежь в Сейме — как странно! Да, это занятная странная идея, но скажите, где в мире такое существует? Нигде? А почему вы думаете, что это возможно в Латвии?". Ничего, это мышление оказалось преодолимым. Мы изменили стереотипы мышления и все получилось. Теперь в плане е-демократии у нас уже есть вещи, которым могут учиться другие.

В XXI веке традиционно консервативное упрямство и стремление к "миру, каким он был когда-то", отсутствие веры в свою способность создать что-то принципиально лучшее — это рак. Он не дает шансов на развитие.

Мне кажется, при любом выборе в Латвии ценно все, что дает человеку ощущение свободы, побуждает к новому, глобальному, смелому, экспериментальному, провокационному. Мы немного поддаемся замшелости, если в будущем видим Латвию как мирную гавань. Искусство, выходящее из зон комфорта, эксперименты, пилотные проекты в бизнесе и любой сфере управления. Даже, казалось бы, безумные вещи.

Уже в предыдущих статьях я не скрывала, что скептично отношусь к традиционные методам планирования развития. Я вижу в этом смысл, но не думаю, что это решающий фактор для более или менее стремительного развития общества. Мне кажется, более важные процессы происходят в умах людей, в восприятии мира, ведь именно это побуждает человека к активным действия в надежде на успех либо мешает делать что-либо вообще. По большому счету, как мы ментально себя настроим, так и будет.

Никто не может с уверенностью сказать, каким будет мир через 20 лет. Но при этом ясно, что в нашем веке ключ к успеху общества — новые технологии, способность учиться и сотрудничать, внутренняя свобода для творчества. Давайте примем это к сведению и сделаем все, чтобы у людей в Латвии были эти "ключи"! Думаю, у Латвии уже сейчас есть предпосылки, чтобы стать обществом, где люди захотят жить (а не убегать при первой возможности). Если мы защитим себя от трех заученных рефлексов беспомощности (недоверие, лузерство и традиционализм), мы можем оказаться на самом пике перемен.

Сокращенный перевод DELFI. Оригинал здесь

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form