Лато Лапса. Государство без головы
Foto: LETA

Слава Богу, самому не приходилось это наблюдать, но в книгах о сельской жизни часто приводится жуткое описание курицы, которая после отрубания головы еще хаотично пробегает несколько метров и лишь затем падает на веки вечные. Головы нет, но куда-то прется.

Телодвижения Латвийского государства напоминают как раз такую курицу. Лишь с той разницей, что никто ему голову не отрубал. Вдруг оказалось, что головы, которая давала бы остальному телу обоснованные, логичные команды, просто нет. Вместо нее имеется некое образование, которое функции головы попросту не выполняет.

Если такое сравнение в слабом месте затрагивает чьи-то патриотические чувства, вот другое, более корректное. Представьте человека, который получает от собственного живота убедительные сигналы — съедено что-то плохое, оно ни за что не должно там оставаться, и катастрофа — это вопрос даже не ближайших минут, а секунд.

К счастью, у человека имеется голова, способная воспринимать сигналы из живота, оценивать их, изобретать и проводить подходящую стратегию.

Ну, например, если ощущения в животе уже знакомы, надо бежать в аптеку за какой-нибудь пилюлей. Если же ощущения пугающе незнакомы, стоит отправиться в поликлинику или даже вызвать "скорую". Если внутренний голос особенно настойчив, надо поспешить в домик с сердечком, отложив все остальное на потом. И так далее.

То, что сейчас делает образование на месте головы Латвии, наводит на совершенно другие мысли. Из телефонного номера врача набирают только три первые цифры, поход в аптеку заканчивается в подъезде, крышка унитаза остается опущенной, чего не скажешь о брюках. Естественно, со всеми вытекающими.

В нашей государственной жизни это выглядит так: одно враждебное, "неправильное" телевидение запрещают, а десять других — оставляют. Почему так? А кто его знает. Не говоря уже о такой мелочи, что мы живем в XXI веке, когда даже у самых темных людей есть разные возможности получения информации.

Отменяется (формально — переносится) государственное приглашение для патриарха Кирилла, зато для президента Путина оно в силе. Почему так? Какой смысл не впускать приспешника Путина, а его самого ожидать с распростертыми объятиями? Если нет головы, этого, конечно, никто не объяснит.

Со всей серьезностью ведется длинная и широкая дискуссия о нежелательных для нас иностранцах. Но почему-то игнорируется факт, что мы уже давно находимся в едином Шенгенском пространстве, и что у Латвии больше нет никаких реальных границ, на которых кого-то можно было бы задержать. И снова тот же ответ — голова, которая могла бы об этом задуматься, отсутствует.

Оценивается закупка дорогой бронетехники на многие десятки миллионов, но почему-то не считается необходимым сначала подумать, как именно это поможет хотя бы прилично задержать атаку врага. Тем более, что сейчас это выглядит совершенно иначе, чем в планах обороны, которые разрабатывались все эти годы. Дело ясное — чтобы разобраться, государству снова нужна голова.

Ведутся громкие разговоры о том, как Латвия должна продемонстрировать свои принципы и позицию в связи с событиями на Украине. Но почему одни наши европейские соседи способны получать дивиденды как самые смелые и принципиальные, другие — как самые практичные и привязанные к России, а Латвийское государство умудряется быть беспринципно жалким и одновременно вызывать раздражение у России? Ответ тот же.

Конечно, в отсутствии головы можно обвинять президента Берзиньша, который вообще-то является очень милым, сердечным и добродушным дяденькой, но в государственном организме — и это наверняка не станут отрицать даже его страстные почитатели — способен исполнять функции не головы, а в лучшем случае ножек.

Но в демократических и, тем более, парламентских странах функции главы государства выполняет целый коллектив государственных деятелей. И если бы в Латвии эти функции действительно выполнялись, во всех упомянутых случаях (и, разумеется, во многих других) оперативно принимались бы четкие, продуманные государственные решения.

Естественно, в каждом из этих вопросов решения могут быть принципиально разными. Например, взять то же телевидение.
Если уж Латвийское государство действительно уверено, что достаточно заткнуть один информационный канал, чтобы значительная часть населения стала более лояльной и мыслила правильно, нужно без долгих разговоров закрыть все российские информационные программы. И пускай операторы судятся, если пожелают. Через пару лет они смогут что-нибудь отсудить, но за это время население станет безумно лояльным, а это с лихвой окупит расходы на компенсации.

Если же Латвийское государство считает, что эта страна — не какая-то микроРоссия, где, сославшись на "общественные интересы", можно без проблем включить любой уровень цензуры, если это государство хочет оставаться европейским, где свобода слова — это священная и неоспоримая ценность, то надо не запрещать, а оперативно и решительно вкладывать средства, умы и идеи, чтобы противопоставить российской пропаганде свою — правдивую и правильную.

Наверняка возможны и другие решения по всем актуальным вопросам Латвийского государства. Тем более, что у государства имеются механизмы, исполнители, технические возможности. Нужно лишь одно — голова, которая воспринимает сигналы организма, оценивает их, придумывает, что лучше и полезнее для тела (от самочувствия которого зависит и она сама) и дает соответствующие команды. То есть — принимает решения.

Но у Латвии сейчас такой головы, очевидно, нет. Образование, находящееся на ее месте, похоже, надеется, что все как-то решится само собой. И если это так, то в лучшем случае получится как с описанным организмом с опущенной крышкой унитаза и неопущенными штанишками. А в худшем — к сожалению, как с курицей.

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Tags

Лато Лапса

Comment Form