Лато Лапса. Оперная яма и ее обитатели
Foto: DELFI

На самом деле, история необычайно проста. Не только для высококультурных людей, но и для люмпенов. Возможно, вторым ее понять даже проще.

6 сентября прошлого года Бюро по надзору за закупками публикует одно из тысяч объявлений: художник по костюмам Национальной оперы Кристине Пастернака как единственный претендент (ведь никто другой на это утонченное мероприятие, разумеется, ни приглашен) подготовит эскизы костюмов и технические рисунке для балетной постановки "Отелло". Номер закупки — LNO 2012/26. Дата принятия решения — 18 июня прошлого года. Сумма заказа — 14 500 латов.

Больше года эта официальная сумма ни у кого не вызывала вопросов. И все было тихо-мирно до 21 октября, когда об этом своеобразном рекорде упомянул портал pietiek.com. И еще пару дней все было спокойно. Пока сама Кристине Пастернака не заявила, что "мой гонорар за балет "Отелло" — 4 705 латов брутто", и "было бы только честно, если бы Вы отозвали ложную информацию и опубликовали правильную".

Интересно, неужели данные Бюро по надзору за закупками были ошибочными или неправильно прочитанными? Нет, "скриншоты" и скопированные тексты объявления по-прежнему свидетельствуют — ровно 14 500 латов. И базе данных бюро ничего не изменилось. Та же закупка, тот же предмет договора, та же сумма. 14 500 латов — как ни посмотри.

Ради шутки на следующий день заглянул в базу данных того же бюро на предмет новых закупок оперы. И тут начались явные странности. Уже 24 октября, то есть через год с лишним после закупки и через три дня после публикации, появилось новое объявление о гонораре для той же Кристине Пастернаки за те же эскизы для "Отелло".

Предмет договора — точной такой же. Решение якобы принято тогда же — 18 июня прошлого года. Номер договора тот же — LNO 2012/26,. И получатель тот же. Только есть маленькая разница — сумма. Вместо 14 500 латов она вдруг сократилась почти на 10 000. Оказывается, Кристине Пастернаке действительно официально причиталось только 4705 латов 88 сантимов.

Как так? Две закупки под одним номером, с одинаковым описанием услуги, одним получателем, но с разными суммами? Или все-таки одна закупка, в которой у высококультурных оформителей что-то пошло не так с "оформлением" финансовых потоков?

Бюро по надзору за закупками не виновато. В случае таких "мелких закупок" оно просто публикует объявления (фактически это значит, что руководитель учреждения закупает, у кого хочет и за сколько хочет).

Да и у художника по костюмам все в полном порядке — если не с совестью и честью, то уж точно с бумагами. У нее, мол, имеется договор (с оговоркой, что "договоры как конфиденциальная информация СМИ не выдаются  и не публикуются — не хочу создавать плохой прецедент"). И там прописана названная сумма — 4705,88 лата брутто. И все.

Так что же, остаться при официальной версии, что несчастный организатор закупки "времен Жагарса", имя которого категорически отказывается назвать и Кристине Пастернака, и новое руководство оперы, просто что-то напутал? А теперь, год с лишним спустя, он вдруг неожиданно очухался и бросился исправлять ошибку, которая возникла в результате причисления гонораров за эскизы к затратам на изготовление костюмов?

Конечно, можно верить в доброту людей и постоянно повторять, что людям свойственно ошибаться. Но, думаю, на это дело можно и нужно посмотреть иначе.

Андрей Жагарс и Ко раньше объявили, что за эскизы костюмов заплачено 14 500 латов. Оказывается, на самом деле, на 10 000 латов меньше. А где же эти 10 000, которые год назад считались выплаченными Кристине Пастернаке, хотя выяснилось, что все-таки официально не были?

Вопрос лишь кажется простым. То, что новое руководство оперы по крайней мере пока не желает (или не способно) на него ответить, само по себе весьма красноречиво. Тем более, как показывает база данных того же бюро, никакого конкурса на изготовление костюмов не было. Это еще больше наводит на мысль о судьбе упомянутых 10 000.

И это лишь один конкретный пример, когда шило вылезло из мешка. А сколько их было за прошедшие годы?

Этот факт весьма красноречив и, например, в связи с договором от 20 июня о закупке под названием "Эскизы сценографии и костюмов декораций художественной формы для оперной постановки С.Покофьева "Любовь на три апельсина" (оригинальная формулировка культурных закупщиков сохранена).

Хотите знать, кто и за сколько получил этот заказ оперы? Нет уж. "Заказчик на согласен на публикацию данного объявления", — таково официальное пояснение Бюро по надзору за закупками в связи с данным случаем. Это значит, Жагарс и Ко, в отличие от прошлого года, этим летом уже довольно хорошо осознавали риски и пытались их минимизировать. Мол, не ваше дело, кого и как мы прикармливаем! И что характерно — новое руководством оперы не бросилось публиковать результаты таких закупок.

Конечно, можно сказать, что одни десять тысяч и другие десять тысяч, и третьи десять тысяч из госбюджета — это пустяк, если сравнить с "эйрболтиками", "крайбанками", закупками поездов, "металлургами" и другими историями успеха на десятки и сотни миллионов. Люмпенам, конечно, нелегко это принять, но что такого в том, что одни высококультурные господа прикармливают других высоко культурных господ, а заодно не забывают и о себе самих и своих близких?

Да, можно посмотреть и так. Это дело вкуса. Но надо учесть, что таких схемок на "жалкие несколько тысяч латов" явно достаточно, чтобы, если не купить наших самых громких и принципиальных культурных людей со всеми потрохами, то хотя бы приобрести их поддержку и симпатии к распределяющим государственные средства "патронам" в трудные моменты.

Например, когда честная и принципиальная художница Катрина Нейбурга явилась на 150-летие дома оперы (как раз во время кульминации шума вокруг Яунземе-Гренде) в майке с надписью "Гренде, уходи!", она, конечно, "забыла" добавить вторую строчку, которая должна звучать примерно так — "Жагарс, спасибо за 4000 латов!".

Ведь, как показывают данные Бюро по надзору за закупками, совсем недавно, 3 мая 2012 года, Национальная опера под руководством Жагарса решила заключить договор о закупке "Создание видеоклипа для оперной постановки "Lucia di Lammermoor". Единственным претендентом (других-то не пригласили) была все та же Нейбурга, сумма договора — 4120 латов. Это, конечно, мелочь, но душу греет (а при необходимости вызывает принципиальную пылкость в защите благодетеля от всяких там некультурных гренде).

А когда хорошего Жагарса от плохой Гренде бросилась защищать известная поэтесса Лиана Ланга, она, разумеется, не посчитала необходимым упомянуть, что именно она была выбрана автором либретто к оригинальной опере "Валентина" Артура Маскатса под руководством все того же учреждения Жагарса. Сумма заказа — 17 647 латов. Это тоже зафиксировано в данных Бюро по надзору за закупками.

И так далее, и так далее. Если через несколько месяцев окажется, что в новые договора по аудиту оперы как-то случайно записали, что итоги аудита не предназначены для глаз люмпенов, это будет вполне четким подтверждением — новое руководство оперы и министерства успешно присоединилось к прежним обитателям оперной ямы и их междусобойчику.

Перевод DELFI. Оригинал здесь 

Tags

Лато Лапса

Comment Form