Лато Лапса. Почему мне не жаль Спруджса и спруджсов
Foto: LETA

Когда-то мне было очень жалко Цибиньша, который отважился на безнадежную драку с плохим Буньгисом. И глупого Дауку, который лез, куда не просят, и трагически погиб на пути к горизонту. И даже литературную улитку, которую после съеденной клубники раздавила безжалостная подкова.

По аналогии мне должно быть даже очень-очень-очень жалко Эдмунда Спруджса, которому не везет в каждой сфере, куда ни посмотри.
Мелкий, ужасный Вентспилсский Буньгис не только порвал нашему Цибиньшу одежку и напихал снега в штанишки, но и виртуально, извините, даже навалил ему на голову. И не раз.

Наш Цибиньш под елочкой не замерз и продолжал энергично трясти руками и ногами. Да только пользы от этого никакой — Буньгис торжествует и, похоже, наконец это заметил даже сам Цибиньш. Ну, как такого Цибиньша не пожалеть?

Наш глупый Даука так много хотел знать о разных сферах жизни, где ему приключилось всем командовать, но, в отличие от книжного персонажа, нашему Дауке удавалось лишь разломать часы, а собрать — ни разу.

Как и глупый Даука из книжки, наш тоже каждый месяц демонстрировал готовность лезть в самые разные сферы, в которых ничего не смыслил (уровень образования ведь примерно одинаковый). И море злобной реальности закономерно его поглотило. Ну, как же такого Дауку не пожалеть?

Нашей человекоподобной улитке так захотелось в дороге клубники, что собственная куча клубники больше не казалась милой и привлекательной. И ничего (тем более, не своего) не было жалко для достижения, получения и сохранения новой ягоды.

Для книжной улитки все закончилось плохо. Ее, объевшуюся и довольную, раздавила лошадиная подкова. Также и для улитки-спруджса романтически-практическая забота о своей ягодке оборвала последний волосок, на котором еще держалось лезвие политической гильотины. Ну, как такого беднягу не пожалеть?

И так далее, и тому подобное. Куда ни глянь — везде у нашего бедняги одна и та же печальная история. Даже личный бизнес частично в минусах, а частично вообще остановился. По этой причине налоговые схемы невозможны, долги огромны, а после проедания последних дивидендов зарплатка министра оказалась единственным источником доходов. Но и она через три месяца — тю-тю.

Уход с должности — тоже печальная история. Пост министра, конечно, не дается навсегда, есть большая разница — уйти с высоко поднятой головой и чувством проделанной работы или осознавать, что мелкие и средние подлецы из твоей собственной партии у тебя за спиной давно договорились об отставке, и единственный, кто об этом не знал, это ты сам.

Все так и есть, и все равно — мне по-прежнему жалко Цибиньша, Дауку и улитку, а Спруджса — нет. А всем тем, кто с сожалением качает головой и вздыхает — эх, какой был парень, эх, как хотел реформировать, эх, как сцепился с Лембергсом, только силы были неравны, — объясню, почему мне не жалко.

Все описанные литературные персонажи, как и Спруджс, делали что-то глупое. У них, как и у Спруджса, для этих дел не хватало знаний, ума, способностей и сил. Но разница в том, что они эти глупости делали только сами с собой. От них никто не зависел. Ну, если не считать съеденную клубнику.

Зато Спруджс и ему подобные в латвийской политике (Жанета Яунземе-Гренде со своим оперным переполохом — это лишь наиболее яркий актуальный пример) — это совершенно другая опера. Силушки у них — как у Цибиньша, образования — как у Дауки, мозгов — как у улитки. Но при этом предостаточно желания организовывать, разбираться, решать и определять судьбу десятков и даже сотен тысяч людей. Как и нежелания отвечать за содеянное.

Ни один из этих спруджсов, гренде и им подобных даже не попытался задаться вопросом — способен ли я? Подхожу ли я? Есть ли у меня данные? Есть ли образование? Являюсь ли я хоть немного профессионалом в этой сфере?

Нет, ничего подобного. Я хочу, хочу, хочу, и что с того, что ничего не смыслю и не могу! Да, я не смыслю и не могу, но у меня есть должность и я ее использую, чтобы все было так, как мне кажется правильным! А если не получится — не мне же отвечать за это своей шкурой и кошельком…

В общем, Спруджса мне не жаль. Мне жаль, тех, кому так долго приходилось терпеть этого самонадеянного неумейку в качестве хозяина своей отрасли. А еще более жаль тех, кто пока не освободился от своих спруджсов — таких же самонадеянных неумеек, но с более сильной политической крышей. А еще жаль страну, из кошелька которой все эти спруджсы кормятся сами и щедро оплачивают все свои глупости.

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Tags

Жанета Яунземе-Гренде Лато Лапса Эдмунд Спруджс

Comment Form