Лато Лапса. Спасибо за ясность, господин Ушаков!
Foto: LETA

Логика, которую в нашумевшем заявлении "Не против латышского языка, но за собственное достоинство" продемонстрировал мэр Риги и лидер ЦС, "хороший русский" Нил Ушаков, была более чем забавной.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Если бы я заявил, что, поскольку меня очень волнует желание латышей сохранить чувство собственного достоинства, я подпишусь, скажем, за идею обязать русские газеты каждую вторую строку печатать по-латышски, наверное, это прозвучало бы, мягко говоря, противоречиво и странно. Особенно, если бы я при том рассказывал, что вообще-то это дурацкая идея, и я, как человек прагматичный, понимаю — вряд ли это будет иметь успех.

Но Нил Ушаков, учитывая его собственные утверждения, поступил именно так. Он со всей серьезностью, громко и недвусмысленно утверждает: и он сам, и "Центр согласия" за то, чтобы в Латвии только один государственный язык — латышский, и что мысль о введении второго госязыка (русского) не представляется разумной, да и толку от нее не будет.

И одновременно тот же Нил Ушаков подписался за проведение референдума, недвусмысленно призвав всех к прямо противоположному — присвоению русскому языку статуса госязыка. Обоснование: видите ли, "никто из тех, кто подписывается за референдум, не выступает против латышей и латышского языка. Люди выступают против политиков, которых интересы страны и ее жителей, включая и интересы самих латышей, интересуют меньше всего"…

Как объяснить этот поступок и его обоснование? Осмелюсь утверждать, что во всей его нелогичности и открытом бесстыдстве такое не по силам ни одному нашему латышскому кампарсу и штокенбергсу.

Объясняется ли это тем, что Ушакову, Урбановичу и прочим господам, которые снова упустили власть и позиции которых в этом, мягко говоря, неоднородном политическом образовании, пошатнулись, просто необходимо держать нос по ветру и демонстрировать все, что, как кажется, пользуется спросом среди избирателей?

Вполне может быть. Однако ни это, ни любое другое объяснение не меняет сути, какое бы огромное сочувствие не вызывал бедный Нил, которого, каждый тянет в свою сторону. А суть вот в чем: больше нет ни малейших сомнений, что в тот момент, когда Ушаков, Урбанович и Ко окажутся у реальной власти, автоматически утратят силу все их обещания, которые они то ли высказали, то ли просто пробубнили.

Можно ссылаться на самоуважение ("pašcieņa"), перипетии, пирамидон, панлейкопению и любое другое слово на букву "П" (разумеется, как и на что угодно, что хотя бы отдаленно напоминает аргумент), но эти господа в первый же выгодный момент не просто забудут все обещания, данные неважно кому — латышам или русским, богатым или бедным, работающим или пенсионерам.

Нет, они в только что продемонстрированном стиле Нила Ушакова даже и вспоминать их не будут. Из серии — "о, да, было дело, перед выборами мы обещали не трогать пенсии, и ничего не изменилось, но то, что сейчас мы взялись за пенсии, означает не нарушение обещаний или забвение интересов пенсионеров, а лишь то, что нам волнует…хм… скажем, вопрос самоуважения тех, кто не является пенсионером… Ну, вы же понимаете"…

Образцовое двуличие, которые продемонстрировал Нил Ушаков, стоило бы запомнить всем, кому на следующих выборах или неважно когда может прийти в голову мысль проголосовать за "Центр согласия", потому что "ну, хуже быть не может". Может, дамы и господа, может. Если не верите, вспомните про Нила Ушакова и его подпись.

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form