Марианна Озолиня
Foto: Publicitātes foto

По ком бьют в колокол музыканты Борис Гребенщиков и Владимир Спиваков, шахматист Анатолий Карпов, космонавты Георгий Гречко и Алексей Леонов, актеры Эммануил Виторган и Константин Райкин?! Этот список деятелей культуры и науки можно продолжать очень долго. Сейчас в администрацию Путина из многих стран мира потоком идут письма и воззвания в защиту Международного центра Рерихов.

Удивительная история, что культурный центр нуждается в защите от… министерства культуры России. Именно этот государственный институт ополчился против общественного культурного центра. Уж слишком лакомо оставленное общественности наследие, которое, как в прошлом дважды признавали российские суды, принадлежит Международному центру Рерихов. Но в этой истории телефонное право, похоже, стоит выше закона. Третий суд решения предыдущих отменил. В России не признали ни нотариально заверенное завещание Рериха, ни публичную, зафиксированную в средствах массовой информации и в переписке с властями волю дарителя…

Свой удар в набат, который не может быть не услышан в Кремле, делаем и мы, латвийское отделение Международного центра Рерихов. Тем более что наша страна была тесно связана с судьбой и корнями художника, археолога, просветителя, общественного деятеля Николая Рериха.

Николай Рерих
Foto: Publicitātes attēli

На днях Международный центр Рерихов был номинирован на Нобелевскую премию Мира. И именно в эти дни решается судьба общественного Музея имени Рериха в Москве: около тысячи картин Николая Константиновича и Святослава Николаевича Рерихов, семейные архивы, личные вещи членов этой удивительной семьи, принесенные Святославом Рерихом в дар общественности — все это наследие стоимостью во многие миллионы евро, а по сути бесценное, подверглось настоящему захвату со стороны российского министерства культуры во главе с Владимиром Мединским. Звучит невероятно, но проясню суть дела…

После революции семья Рерихов оказалась отрезанной от России, в 20-х годах они поселились в Индии, что не мешало Николаю Константиновичу вести активную просветительскую деятельность по всему миру, в том числе, в 1929 году его центр был открыт в Нью-Йорке, здесь же был подписан Пакт Рериха — первый международный договор об охране культуры, который брал под защиту культурные учреждения и памятники во время военных действий.

Рерихи
Foto: Arhīva foto

На фото: Николай Рерих с сыновьями Святославом и Юрием.

Несмотря на мировое признание, Рерихи всегда мечтали о возвращении на родину и обращались с заявлениями к советскому руководству. При Сталине это было невозможно — люди, имеющие высочайший авторитет в мире, не вписывались в жизнь тоталитарного государства. Когда наступила оттепель, Хрущев во время визита в Индию познакомился со Святославом Николаевичем и дал добро на возвращение.

В 1957 году старший сын Рерихов Юрий Николаевич приехал в Москву работать в институте Востока. Привезенные с собой 400 картин отца он передал государству с тем, чтобы создать государственный музей Николая Рериха. Но власти распорядились картинами по-своему — рассеяли их по всей стране. А через три года Юрий Николаевич скоропостижно скончался. Государственный музей так и не был создан.

Уже при Горбачеве Святослав Николаевич договорился о передаче в Россию своей части наследия отца. Его категорическим условием было, чтобы Музей Рериха не был подчинен никаким госучреждениям, а находился в общественной собственности. Чтобы музеем управляла академик-индолог Людмила Шапошникова при поддержке ученых из Российских академии наук, Академии естественных наук, Академии космонавтики, Академии художеств…

Рерихи
Foto: Publicitātes attēli

На фото: Музей Николая Рериха в московской усадьбе Лопухиных.

Святославу Николаевичу предложили самому выбрать место под новый музей — и он остановился на старинной усадьбе Лопухиных, в которой некогда жила первая жена Петра Первого, а затем Екатерина Вторая… Здание, находившееся в ведении правительства Москвы, пребывало в плачевном состоянии. Позже помещение отреставрировали на деньги меценатов. А с мэром Лужковым подписали договор о бесплатной аренде на 49 лет.

Шапошникова перевезла из Индии четыре тонны наследия Рерихов — картины, книги, архив, коллекции из экспедиций. На время ремонтов Музею Востока были переданы на хранение 288 картин Рериха, но их тут же зарегистрировали на Госфонд и не вернули. Неудивительно, что Святослав Николаевич оговаривал, чтобы новый центр Рериха не был никоим образом связан с Музеем Востока.

Все эти годы музей существовал исключительно на деньги общественности. Главную поддержку оказывал глава "Мастер-Банка" Борис Булочник. Когда в 2013 году у банка отозвали лицензию, образовавшуюся финансовую брешь стали покрывать последователи Рериха со всего мира. Общественный музей, как и хотели Рерихи, стал заботой общественности многих стран.

В прошлом году Международный центр Рерихов постиг очередной удар — скончалась Людмила Шапошникова. А уже через месяц команда Мединского кинулась во все тяжкие, чтобы осуществить свою мечту. Для начала они добились, чтобы мэр Москвы Собянин передал усадьбу в ведомство Росимущества, а 20 ноября прошлого года за спиной МЦР осуществилась передача усадьбы Музею Востока.

Этот захват проходит под разговоры о заботе государства о наследии Рерихов, а, по сути, речь идет о ликвидации независимой и очень активной общественной организации. Музеем Международного центра Рерихов восхищалась глава ЮНЕСКО Ирина Бокова, организованную им в Вашингтоне выставку в честь юбилея Пакта Рериха посетил генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун. Но кому-то это очень не нравится.

"Труды богоматери" Николай Рерих
Foto: Publicitātes attēli

Для наглядности: в 2013 году картина Николая Рериха "Труды Богоматери" ушла с торгов в Лондоне за 7,88 млн. фунтов стерлингов. А в коллекции музея — около 900 картин, плюс те 288, которые в свое время прихватизировал Музей Востока (всего за свою жизнь ученик Куинджи Николай Рерих создал около 7000 картин, и его сын Святослав Николаевич — еще несколько тысяч). Представьте, такими сокровищами распоряжаются не олигархи, ни бюрократия, а несколько десятков человек.

Тут говорит и элементарная зависть, ведь Международный центр Рерихов все 26 лет своей работы, создавая музей-жемчужину в центре Москвы, должен был и из своей, общественной среды изгонять людей, помышлявших о личной корысти, желавших использовать наследие в коммерческих целях. Недруги разных мастей, соединившись, создали мощную разрушительную силу. Наша задача — не дать им одержать верх и сохранить Международный центр Рерихов как действенный общественный организм для воспитания людей, умеющих оберегать культуру и понимающих ее важность для мира.

В марте на конференции Международный центр Рерихов изберет нового руководителя. Не сомневаюсь, что курс на борьбу за наследие будет продолжен.

Почему особенно хочется привлечь к этому конфликту латвийскую общественность? Отец Николая Рериха родился в Курляндии, в нынешнем Айзпуте, откуда позже переехал учиться и жить в Петербург. Николай Константинович не раз приезжал к деду, который на лето снимал дом в Майренгоффе (Майори), они бывали в Риге, слушали органные мессы в соборе св. Петра.

В 1930-е годы в Латвии возникло мощное рериховское общество под руководством знаменитого офтальмолога Феликса Лукина, который познакомился с Рерихом в Париже и стал его единомышленником. Именно это общество первым издало ряд книг, относящихся к философии космической реальности. Рерихи передали в дар обществу 47 картин, прислав их на корабле из Калькутты, и в 1937 году в Риге возник музей Рерихов, к которому Николай Константинович просил докупить картины балтийских художников. Увы, музей просуществовал всего три года — пришедшая в 1940 году советская власть закрыла все культурные общества Латвии. Картины арестовали, книги изъяли, а всех активных членов общества отправили в ГУЛАГ.

Общество было восстановлено в 1988 году, а в 1995 году было зарегистрировано Латвийское отделение Международного центра Рерихов. Мы занимаемся в основном издательской и просветительской деятельностью. За это время удалось собрать в библиотеке 4000 книг, связанных с жизнь и деятельностью Рерихов, философией космической реальности, а также добиться того, чтобы одна из рижских улиц носила имя Рериха. Людей в Латвийском отделении МЦР вроде бы немного — 21 человек, но подвижничество никогда и не было массовым явлением.

Недавно мы отправили письмо президенту России Владимиру Путину, в котором написали, что, если ликвидация общественного музея и огосударствление наследия семьи Рерихов случатся, то мы точно будем знать, что Россия не является страной великой культуры. Потому что великая культура — это не только наследие великих людей, но и соответствующее к нему отношение со стороны государства и общества.

На протяжении существования Музея Николая Рериха его общественный статус активно защищали выдающиеся люди, имеющие в России непререкаемый моральный авторитет — академик Дмитрий Лихачев, дипломаты Юлий Воронцов и Евгений Примаков. В прошлом году петиция в защиту МЦР собрала более 150 тысяч подписей представителей творческой и научной интеллигенции со всего мира. Номинирование центра на Нобелевскую премию — это проявление общественной поддержки на самом высоком международном уровне.

Сам Николай Рерих был номинирован на Нобелевскую премию мира в первой половине ХХ века. Сейчас этой чести удостоились усилия людей, продолжающих начатое им дело. Несмотря на всю остроту ситуации, мы верим, что общественности удастся отстоять Международный центр Рерихов, что он и дальше будет работать на благо культуры во всем мире.

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Борис Гребенщиков Владимир Мединский Владимир Путин Владимир Спиваков Евгений Примаков Константин Райкин Николай Рерих Эммануил Виторган
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form