Марьяна Иванова-Евсеева. 66 млн. евро: работу молодым или деньги на ветер?
Foto: Publicitātes foto

Большой подарок сделала Латвии Европейская Комиссия на Новый год. Вместо запланированных ранее 59 млн. евро, наша страна получит — шутка ли! — 63 млн. евро на борьбу с молодежной безработицей.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Причем потратить эти средства придется оперативно -  всего за четыре года. Выходит почти 16 млн. евро в год. Задача — не из легких. Поэтому Министерство благосостояния, не мудрствуя лукаво, решило пустить финансирования по накатанной, то есть, просто расширить старые программы Государственного агентства занятости. И — никакого новаторства. А как же опыт Финляндии, Австрии, Германии, Нидерландов и Венгрии, где так называемые Молодежные гарантии работают уже несколько лет, спросите Вы? Нет, это не для нас. У нас свой путь, консервативный. Но давайте разберемся — насколько он эффективен?

Итак, в Рекомендациях Совета ЕС для Латвии от 2013 года, которые Министерство благосостояния честно упомянуло в аннотации к проекту Молодежных гарантий в Латвии, сказано: хотите побороть безработицу, создайте новую систему поддержки карьерного роста молодых людей, проведите реформы профобразования и обучения в целом, улучшите качество и доступность учебной практики. Все логично? Да. Не логичен только план самого министерства. И вот почему.

Фабрики по производству безработных

Начнем с того, что система карьерного консультирования Латвии не блещет новизной. В арсенале Государственного агентства занятости (ГАЗ), как и раньше, будут лишь скудные статистические данные, оторванные от реальности. Простой пример: последний раз исследование о том, где и кто из выпускников латвийских вузов нашел работу, датируется 2007 годом. С тех пор, ни Минблаг, ни Минобразования даже не пытались поднять проблему соответствия высшего или профобразования потребностям рынка труда. Средства на подобный мониторинг не предусмотрены и в рамках Молодежных гарантий. Что это значит? Латвийские вузы плодили, плодят и будут плодить новых безработных. По-прежнему 50% студентов выбирают социальные и гуманитарные науки, право и искусство. К моменту окончания университета у них чаще, чем у других отсутствует рабочий опыт и в их среде — больше безработных, чем среди выпускников других специальностей. И если у молодых экономистов еще есть шанс найти работу (свободные вакансии имеются в государственном управлении, финансовом и банковском секторе), то чистым гуманитариям даже не о чем мечтать.

Что остается ГАЗ? Консультировать вслепую. Максимум, что получат клиенты — это сведения о свободных вакансиях (в базе данных ГАЗ их, между прочим, только треть реально имеющихся на рынке), тест на профориентацию и краткосрочные прогнозы рынка труда. При этом особенно распыляться агентство не намерено. Число молодых людей, прошедших курс карьерного роста, по планам Минблага в год не должно превышать 10 000 человек. Отметим, что еще десятью годами ранее, когда данные функции выполняло PKIVA (Агентства выбора профессиональной карьеры), за консультацией обращалось почти 27 000 человек ежегодно.

Техникумы залатают дыры

На первый взгляд — в широком ассортименте молодым безработным будет предложено бесплатное профобразование. Одна проблема: формы обучения и специальности, предлагаемые абитуриентам, давно устарели и неактуальны для рынка. Как объяснил мне один из директоров латгальской профшколы: а зачем изобретать велосипед, если конкурс на поваров и официантов у меня пять человек на место? Не найдут работу — ну и что? Я-то свою работу выполнил…

На самом деле, схема понятна: 26,3 млн. евро, предусмотренные на 1-1,5 годичные программы профобразования, позволят нынешним профшколам и техникумам залатать бюджетные дыры, вернуть на школьную скамью учащихся, мотивируя их европейской стипендией (а она составит почти 100 евро).

Есть, конечно, и другой вариант — отдать профессиональные программы и учебную базу работодателям. Так поступают в Германии. И даже Минобразования признает: это лучший принцип обучения, без отрыва от производства. Однако ничего, кроме скромных пилотных проектов на ближайшую пятилетку, у государства в этой сфере нет. Еще один нюанс. Не все клиенты Молодежных гарантий смогут получить бесплатное место в техникуме, а только те, кто по разным причинам бросил учебу или не получил специальное образование. То есть, помогать будут двоечникам. Тех же, у кого хватает своей мотивации осваивать новые профессии, государство поддерживать не намерено.

Это означает, что молодые люди, желающие переквалифицироваться из продавцов в слесари или строители, должны будут платить за обучение из собственного кармана.

Студенты-переростки

Проблемы будут и у молодых безработных с высшим образованием. В сущности, у них два варианта.

Первый —  возможность получить грант и консультации по составлению бизнес-плана для открытия собственного дела. Правда, с одной оговоркой. Претендовать на подобную поддержку смогут лишь выпускники экономических программ. А это в корне неверный подход. Ведь у молодого человека, будь то врач, спортивный тренер или переводчик, тоже может быть предпринимательская жилка и главное — идея. Например, открыть частный кабинет, бюро переводов или спортивный клуб. Но, к сожалению, для таких ребят, доступ к европейским деньгам будет закрыт.

Второй вариант — программа Первого рабочего места. В сущности, правильная и, судя по данным ГАЗ за предыдущие годы, наиболее эффективная. Однако и здесь подводных камней достаточно. Для начала, получить первый рабочий опыт смогут далеко не все желающие. В планах Минблага — всего 800 оплачиваемых мест в год.  Это немногим больше, чем есть сейчас. Далее. Условия для работодателей, готовых принять на работу молодого специалиста без опыта, мягко говоря, непривлекательные. Прежде всего, зарплата нового работника выплачивается вскладчину: государство гарантирует только 160 евро (брутто, в течение первых шести месяцев) и 100 евро (в оставшиеся полгода). В свою очередь, работодатель вынужден компенсировать недостающую часть. Причем, заработная плата должна быть не меньше минимальной, а трудоустроен молодой человек — не меньше года. Хочешь платить своему работнику больше — пожалуйста, но за свой счет.

Еще один минус для работодателей: занятость молодого человека должна быть полной. Полставки — не годятся. И очень жаль. Это ведь весьма популярный формат среди молодежи. Так, в 2012 году 15% работающих молодых людей в возрасте 15-29 лет были заняты неполный день. И, как показывают опросы, большинство таким положением дел вполне довольно. Потому что работу можно в этом случае совмещать с учебой.

Кроме того, данная программа предусмотрена только для совсем юных безработных, в возрасте 19-24 года с профессиональным или высшим образованием. И это, по крайней мере, странно. По двум причинам. Первая: средний возраст выпускников вузов в Латвии составляет 25,2 года. Следовательно, при всем желании инженер, окончивший магистратуру, никак не вписывается в программу, даже если его ждут на предприятии с распростертыми объятиями. Вторая: несмотря на то, что Еврокомиссия разрешила Латвии увеличить возрастной ценз до 29 лет, Минблаг эту возможность проигнорировал. Для сравнения, Литва, где уже сейчас на подобную программу выделяется более 5 млн. евро ежегодно (против 1,3 млн. евро, запланированных ГАЗ в год) расширила возрастные рамки до 29 лет, чем снискала похвалу как собственно литовской молодежи (каждый год в программе участвует более 1500 человек), так и Еврокомиссариата. И последний недостаток: это запрет на трудоустройство в сфере здравоохранения и образования. То есть молодые врачи, медсестры, санитары, педагоги и воспитатели, по задумке Минблага, должны сами пробивать себе дорогу в жизнь. Даже если речь идет о частной поликлинике или частном детском саде. И это печально.

Студенты останутся не с чем

Наконец из поля зрения Минблага вообще выпала проблема трудовой практики во время учебы. Но Минблаг не желает вмешиваться в учебный процесс. Дополнительную возможность стажировки? А зачем? У студентов есть своя учебная практика. И хватит с них этого.

Получается, что формально у учащихся вузов и профтехучилищ есть право  получить статус безработного, но воспользоваться им они не смогут. Минблаг подчеркивает: потратить большую часть европейских денег они намерены на так называемых NEET (молодых людей, которые прервали обучения и являются безработными). Таковы якобы правила Европейской Комиссии. Но, как и в любых правилах, здесь могут быть исключения. Европа это допускает. Однако Латвии это невдомек. Логика у министерства железобетонная: в Латвии 38 тысяч NEET, вот и будем с ними работать.  В планах Минблага по внедрению МГ фигурирует та же цифра: 37957 клиентов они намерены обслужить за 4 года. Просто математическая точность!

В общем, наши студенты останутся не с чем.  А это — на минуточку — 100 тысяч человек! При этом отраслевые эксперты все, как один, заявляют: чем раньше молодой человек интегрируется в рынок труда, тем лучше. Собственно, и сами безработные выпускники признают: отсутствие нормальной практики и рабочего опыта во время обучения было главным препятствием для получения работы (опрос SKDS „Absolventu- bezdarbnieku aptaujas").

С этим соглашается и Минблаг. В рапорте, адресованном Еврокомиссии, черным по белому написано: "Один из главных вызовов, диктуемых проблемой молодежной безработицы в Латвии, является своевременное и качественное предложение рабочего опыта для молодежи". Очень жаль, что наши, латвийские, Молодежные гарантии не блещут ни своевременностью, ни качеством, ни вообще наличием поддержки для тех, кто в ней реально нуждается.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form