В преддверии знаменательного для нашей страны события — первого официального бракосочетания двух однополых мужчин, весьма уместно будет обсудить половой вопрос.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Очевидно, что близость балтийского моря способствует феминизации некоторых представителей сильного пола вплоть до состояния молодых невест. И наоборот — порождает у некоторых женщин нехарактерную для их природной конституции тягу к лидерству, выражающуюся в стремлении в политику. Мало того, что балтийская земля на сегодняшний день носит двух женщин-президентов (Латвии и Финляндии), в соседней России, стране суровой, маскулинной — губернатором Санкт-Петербурга недавно избрана женщина. Валентина Матвиенко — единственная российская женщина-губернатор.

Кстати, на прошлой неделе эту могучую дочь русского народа лично поздравила со вступлением в должность не менее могучая дочь латвийского народа — Вайра Вике-Фрейберга. Обе могучие дочери по этому поводу обменялись соответствующими могучими любезностями. Цитирую официальное сообщение: "Стороны отметили развитие отношений между Латвией и Санкт-Петербургом". Что именно подразумевалось под "развитием": "Матвиенко поблагодарила представителей нашего государства за участие в праздновании юбилея Санкт-Петербурга, за благоустройство сквера на рижском проспекте и за копию памятника Петру I".

Ну, с "празднованием юбилея" — более-менее понятно. На простом языке это звучит: "спасибо, гости дорогие, что не забываете". А вот на памятнике Петру I стоит остановиться, поскольку кроме скандалов вокруг него, иных "отношений между Латвией и Санкт-Петербургом" за последние годы не было.

Напомню историю этих "отношений". Латвийский предприниматель Евгений Гомберг на свои деньги восстановил монумент великому русскому императору и предложил разместить эту конную статую на ее историческом месте в Риге. Рижская дума (не любящая ничего русского, в том числе и императоров) хитроумно решила подарить неугодный памятник Питеру. Питерцы отказались, смекнув, что дар сей — слишком уж широк для того, чтобы быть "от всей души".

Далее в нашей стране затеялась многомесячная игра под названием "куда засунуть памятник". К оной игре приложила руку и наша могучая дочь-президент. Рассуждая однажды на предмет деятельности Евгения Гомберга, она осудила "безответственные действия рижской думы", размещающей в столице "гномиков, фламинго или каких-то полководцев". Так и сказала — "гномики и какие-то полководцы". Петр I с Барклаем для могучей дочери латвийского народа — гномики. Это вполне понятно.

В Питере же в это время вовсю шла подготовка к празднику 300-летия. В процессе подготовки было решено изготовить копию рижского Петра — благо оригинальные литейные формы находились как раз на одном из питерских заводов. Для этого выделили деньги… Но платить за использование форм хозяину — Гомбергу уж очень не хотелось. Отливать решили без спроса. Гомберг про это узнал, поехал в Питер разбираться и в результате угодил в "обезьянник" одного из питерских отделений милиции. Эту веселую историю мы подробно описывали весной. В результате рижский предприниматель написал гневное письмо президенту России Путину, в котором сообщил, что раз уж формы для отливок копии у него все равно россияне стырили, то он дарит их президенту Путину лично. И вот теперь одна могучая дочь благодарит другую могучую дочь за памятник Петру. Отлитый с краденных форм, к которым вторая могучая дочь не имеет ни малейшего отношения.

Я начинаю понимать тех парней, которые решили жениться друг на друге.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form