Олег Игнатьев. С Христом за пазухой

Это свойство слабой власти – хвататься за подол рясы и уповать на бога. Церковь отделена от государства, и любая церковно-политическая вечеря, как у президента, непонятна. Кесарю – кесарево. Точка.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

То ли они так пошутили, то ли я обсчитался, но основных участников вышло именно 13. Как на Тайной вечере. Президент, главы основных конфессий и депутаты съехались в Рижский замок. «Духовное измерение и политика» - то, ради чего они собрались. На самом деле, собирались ради нас с вами.

Латковскис, депутат от националистов и, видимо, будущий глава интеграционной комиссии (уже смешно), призвал «привнести в политику христианскую составляющую». «Латвии нужна новая духовная элита», знаете ли. Латковскис комкано объяснил про элиту, но про её духовность – ни слова. Вы, случайно, не заметили, какой принцип «националам» ближе: «око за око» или «подставь другую щёку»?.. Ведь это вопрос нравственный, а значит и духовный, так ведь?

Ближе к теме говорил глава латвийских православных митрополит Александр. Но тут по канве и по бумажке: мир-дружба, если коротко. Предложение митрополита: 7 января – красный день календаря. Александр призвал «укрепить духовную составляющую», которая «определяет нашу шкалу ценностей». Дальше – о Христе, о его заповедях и боге вообще.

На этих словах конкурент по вере Жилко, глава старообрядцев, сладко зевнул. Кстати, сам Жилко был интереснее – уже тем хотя бы, что говорил от себя. Однако крутился по гончарному кругу политеса. Вообще замечено: когда русских зовут в высокие кабинеты, они такой елей разводят, уж так смягчают интонации – вместо того, чтобы говорить как есть, ну или хотя бы не угодничать.

Станкевич, глава католиков – тот с места в карьер. Сначала – об экономических проблемах и о том, что виноваты власть и банкиры. И про последних – почти с проповедническим пафосом: мол, банкиры-финансисты те ещё греховодники (хотя есть и порядочные), вот вам и наказание божье, в смысле кризис: «Духовности нет». А по правую руку от Станкевича – Берзиньш, экс-банкир, вроде как самый богатый пенсионер, теперь вот президент. Улыбнуло. Берзиньш тоже смеялся.

Станкевич далее – о политике и референдуме. «Горечь, неудоволетворённость», - так про русских и про то, что референдум лишь клапан для выхлопа эмоций. «Травмы советского прошлого», - это о том, почему латыши враждебно воспринимают референдум. Предложение Станкевича провальное: найти лидеров от русских и латышей, чтобы те нашли решение проблем. Глава католиков тоже поддержал православное Рождество – мол, неплохой почин.

А под занавес призвал взять на вооружение новую венгерскую Конституцию, в которой, как утверждает интернет, говорится, что страну «объединяют Бог и христианство». По этой и многим другим причинам, документ вызвал многотысячные акции протеста самих венгров и жёсткую отповедь Еврокомиссии, жаркие споры с которой продолжаются и сегодня. Станкевич об этом почему-то не упомянул.

Рубенис, наипопулярнейший из лютеран, был слишком академичен: «...Интеграция возможна лишь при более высоком уровне развития... общества». Предложение Рубениса ещё провальнее: создать «договор общественного согласия», «документ не политический или юридический, а моральный». «Можно... научиться не угрожать друг другу и не бояться друг друга. В этом смысле мы все больны», - подытожил Рубенис. Без комментариев.

Потом вообще стало неинтересно: снова вышли политики – те, ну или клевреты тех, кто рыл и утрамбовывал выгребную яму интеграции, в которой мы по пояс теперь хлюпаем. И вот, значит, и сеймовская комиссия по интеграции работает, и специальный меморандум пишется, и всё в таком духе. То есть случится референдум, мы ещё чуточку повоюем, а уж потом перемиримся и обсудим репарации с контрибуциями. ...Всё это обсуждение – на два часа. Коэффициент полезности – по моим меркам – нулевой.

Вообще это свойство слабой власти и слабых политиков – хвататься, если что, за подол рясы и уповать на бога. Да, трудно переоценить роль Церкви в истории человечества, хотя эта роль очень часто была неблаговидной. Но. Конституция чётко отделяет церковь от государства. Точка. Поэтому любая такая церковно-политическая вечеря непонятна.

Да, трудно не согласиться со многими мыслями и предложениями священников. Но. Кесарю – кесарево. Точка. Потому что иначе Церковь начинает играть в политику. Это всегда опасно. Потому что есть разные верующие, есть просто неверующие. Порядочность была в цене задолго до христианства, и его догмами это качество не измеряется.

Возможностей у президента повлиять на ситуацию куда больше, чем официальные совещания с духовными лидерами. У президента есть стратегическая комиссия, которой пора бы уже оправдывать своё существование и выступить с дельными предложениями. У президента есть возможность за один стол посадить политиков и пытаться принудить их к поиску решений. У президента есть возможность запросить помощь у ведущих латвийских экспертов, способных смотреть дальше и шире, чем только со своей колокольни. У президента есть законодательная инициатива, наконец. Нужны желание, воля и решимость. Богу, думаю, и других забот хватает.

Публикуется в сокращении. Полная версия текста.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form