Они живут на территории Латвии уже более пяти столетий. Основная масса этих людей — христиане. Они хорошо владеют государственным языком, и большинство из них является гражданами Латвийской Республики. Однако за всю свою долгую историю им не удалось преодолеть стену, которая в течение многих столетий отделяет их от общества. Эти люди так и не стали латвийцами. Они остались цыганами.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
С 1945 года слово "цыган" является политически некорректным. Однако об использовании этого слова до сих пор ведутся споры среди самих представителей этого меньшинства. Некоторые продолжают называть себя цыганами. Тем самым, они отдают дань уважения людям, которые под этим именем были уничтожены во время нацистских репрессий. Другие предпочитают называть себя ромами.

По одной из версий слово "цыган" произошло от греческого слова "tsíganos", что означает "еретик", "неверный". Один из этих "неверных" — Марекс Игнатс. Он учится в Академии Лютера. Через год он намеревается получить сан священника и, тем самым, стать первым священнослужителем цыганской национальности в Латвии.

В 1999 году его имя появилось в прессе в связи с инцидентом на почве дискриминации. Инцидент заключался в том, что Игнатса не впустили в одно из рижских кафе, аргументировав это его национальной принадлежностью. Сообщения в СМИ частично инициировал сам Марекс: "По рассказам моих знакомых, мне было известно, что подобные инциденты происходят регулярно. Когда это произошло со мной, я понял — надо что-то делать. Ну невозможно все время стоять в стороне и молчать! Если не сказать об этом, в следующий раз цыгана могут не впустить в магазин или на рынок".

Между цыганской общиной Латвии и представителями других национальностей пролегла стена отчуждения. В ее основе лежит нехватка информации. Большая часть населения Латвии фактически ничего не знает о цыганах. В распоряжении этих людей лишь стереотипы. То же самое происходит и с ромами. Они также оперируют стереотипами, считая, что представители других национальностей их ненавидят.

Ванда Замыцкая-Бергендал — учредитель и руководитель общественной организации Ame Roma. В ее паспорте в графе "национальность" значится "цыганка". Свое стремление защищать права ромов она частично связывает с эпизодом из своего детства: "Мне было лет 6, я играла в песочнице со своей подружкой, русской девочкой. Подошли два взрослых парня-латыша. У них в руках были железные прутики. "Ты не бойся", — сказали они моей подружке. "А ты — бойся", — обратились они ко мне. И стали этими прутьями хлестать меня по ногам и рукам. Естественно, до смерти они меня не забили, но напугать — напугали. До того я не предавала особого значения тому, у кого какая национальность. Но после этого случая я стала присматриваться к людям".

К сожалению, большинство цыганских детей сталкиваются с дискриминацией не только на игровой площадке, но и в школе. И это является одной из причин, по которой цыгане неохотно отправляют своих детей в учебные заведения. Катастрофически низкий уровень образования, в свою очередь, приводит к печальным результатам: безработица, нищета и неспособность защищать свои права. По мнению Замыцкой-Бергендал, ситуация сейчас меняется в лучшую сторону: все больше ромов понимают необходимость образования, все больше цыганских детей посещают школы. Однако камнем преткновения в этом процессе до сих пор является материальное положение большинства цыган. Жизнь за чертой бедности не дает возможности купить ребенку книги, одежду, заплатить за обеды в школе, оплатить транспорт.

С дискриминацией цыгане сталкиваются уже в раннем детстве. Однако наиболее жесткая дискриминация ожидает их при попытке устроиться на работу. Ванда Замыцкая-Бергендал поделилась своими впечатлениями о работе над проектом "Состояние цыган в Латвии", который был реализован Латвийским Центром Прав Человека и Этнических Исследований (LCESC): "Очень много случаев, когда предприниматели открыто говорят: "Уйди отсюда. У нас тут для латышей работы нет, не то что для тебя, цыган грязный. Вали отсюда". Предприниматели из предубеждений отказываются брать цыган даже на самую неквалифицированную работу. В результате безработица среди цыган достигает 90 — 95%.

Даже несмотря на свое высшее юридическое образование, самой Ванде Замыцкой-Бергендал также пришлось столкнуться с дискриминацией при приеме на работу: "После интервью было решено, что мы начинаем сотрудничество. Когда же дело дошло до оформления документов, стало очевидным "клеймо" в паспорте — "цыган". Через день-два мне сообщили, что на эту должность был еще один кандидат, и предпочтение было отдано ему. Тот, кто хоть немного разбирается в людях, сразу видит, что дискриминация здесь налицо. Однако доказать это довольно-таки сложно".

На данный момент в Латвии не было возбуждено ни одного криминального дела о дискриминации цыган на рынке труда. Причин тому несколько: низкий уровень образования цыган, вытекающее из этого незнание своих прав, а также недостаток правовых инструментов для борьбы с дискриминацией. В ряде европейских стран для доказательства того, что произошло дискриминационное действие, используется метод "тестинга". Суть его заключается в том, что цыгане и не-цыгане (причем их квалификация, одежда и т.д. практически одинаковы) подают заявления о приеме на работу, о найме квартиры, или же отправляются в кафе, где, по подозрениям, регулярно происходит дискриминация на национальной почве. В случае, если к не-цыганам отнесутся иначе, чем к цыганам, показания этих "испытателей" тщательно зафиксируются. Они формируют доказательство свершившегося дискриминационного действия и имеют юридическую силу. Ванда Замыцкая-Бергендал надется, что после вступления Латвии в ЕС использование "тестинга" будет обсуждаться и в нашей стране.

Как и все люди, цыгане хотят нормальной жизни. Они хотят принадлежать этому обществу, хотят работать, хотят видеть своих детей образованными и преуспевающими. Однако "клеймо" в паспорте автоматически лишает их этой возможности. Из-за повально низкого уровня образования в среде цыган, защищать их права практически некому. Поэтому в поле зрения СМИ это меньшинство попадает крайне редко. А нехватка информации, в свою очередь, ведет к тому, что дискриминация цыган воспринимается нами как нечто само собой разумеющееся.

Бедственное положение этих людей, — результат ненависти, с которой им приходится сталкиваться ежедневно. Цыгане, вынужденные пойти на преступление, дети, помогающие матерям торговать наркотиками, — это беда каждого из нас, это вина каждого из нас. За многие века совместного проживания на этой территории, мы так и не научились сосуществовать. Вместо этого мы отгородили себя стеной. Каждый день она становится выше. Из-за нее мы не видим людей, в направлении которых смотрим. Мы видим лишь свою ненависть.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form