Отто Озолс. Угрожает ли министр Ринкевич государственной безопасности?
Foto: Publicitātes foto

На первый взгляд такой вопрос о министре, чья деятельность раньше оценивалась положительно, может показаться странным. И все же, постоянные внешнеполитические кризисы, неспособность Латвии их своевременно заметить и подготовиться, вынуждают задавать тяжелые вопросы. Оценка работы и ответственности политиков началась и в других странах Европы, в том числе в Германии.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Авторитетная германская газета "Frankfurter Allgemeine Zeitung" задает вопрос: "Госпожа Меркель, что это за государство?" ("Was ist das für ein Land, Frau Merkel?"). Автор статьи Рейнхард Миллер (Reinhard Müller) критикует неспособность правительства справиться с кризисом. По его словам, порядок способны обеспечить даже благотворительные организации — такие как Церковь или суповая кухня. Но Европа и Германия этого не сумели. А это создает угрозу для самого Евросоюза и Германии, где во многих регионах уже объявлена чрезвычайная ситуация.

В случае Латвии именно министр иностранных дел Эдгар Ринкевич может быть виноват в том, что Латвия уже второй раз сталкивается с внешнеполитическим кризисом, будучи к нему совершенно неготовой. Говоря об ответственности, он в типичной для латвийских политиков манере смотрит в сторону Брюсселя. В интервью "Rīga TV24" Ринкевич отмечает: "Страны ЕС могли бы лучше подготовиться к кризису с беженцами, но сейчас надо искать политическое решение, ведь ругань не поможет справиться с ситуацией".

Конечно, ругаться — это некрасиво. Может, попытаемся выяснить, справились ли со своей задачей те, кому она была поручена? Начнем с Министерства иностранных дел. Одна из важнейших основных задач заключалась в том, чтобы анализировать международную ситуацию и своевременно предупреждать общество о возможных угрозах. По традиции в Сейме ежегодно проходят внешнеполитические дебаты, на которых министр иностранных дел выступает с ежегодным докладом о достигнутом и запланированной работе в вопросах внешней политики и ЕС. Дебаты открытые, в них участвуют депутаты, представители других министерств и СМИ. Фактически это большое сообщение профессионалов внешней политики о ситуации в мире, адресованное обществу. Дебаты происходят в начале каждого года. Это подходящий момент, чтобы министр иностранных дел проинформировал общество об ожидаемых угрозах и рисках.

Сообщил ли Эдгар Ринкевич обществу в начале 2015 году об ожидаемой катастрофе с беженцами? Если перечитать объемный доклад, оказывается, там вообще нет слов "беженец" или "беженцы". Нет, и все. Аналитики МИД в начале 2015 года не рассматривали беженцев как потенциальную проблему. Правда, угрозы миграции упомянуты, но лишь в нескольких предложениях общего характера. Ринкевич в своем докладе говорит: "Мы обратим существенное внимание на южных соседей ЕС, где главными вызовами будут безопасность и соблюдение международного права, риски миграции и стабильность в целом. Мы вместе будем работать над практической реализацией стратегии ЕС по предотвращению угрозы ИГИЛ и иностранных боевиков, а также над решением вопросов миграции на европейском уровне". Еще в докладе есть два-три похожих предложения.

Мы видели, как Латвии повезло с "решением вопросов миграции на европейском уровне". Латвия оказалась совершенно неподготовленной к приему даже пары сотен беженцев. Конечно, формально можно сказать, что МИД указывал на риски. Но пара предложений уж точно не является достаточным сигналом об опасности, который должен был прозвучать перед предстоящим кризисом. Конечно, сейчас легко критиковать то, что специалисты министерства в начале года не предвидели масштабы последующего кризиса. Но стоит отметить, что чрезвычайно критическая ситуация с многомиллионными лагерями беженцев в Турции, Ливане и других странах была хорошо видна заранее, и она не могла стать сюрпризом для настоящих профессионалов.

В 2014 году в Средиземном море утонуло более 3000 беженцев. Для сравнения: это в 3,5 раза больше, чем погибло при крушении парома "Эстония". А наш Эдгар Ринкевич в своем внешнеполитическом докладе по всем упомянутым проблемам высказывает в Сейме всего пару фраз, не упоминая беженцев как таковых. Более того, даже в середине этого года министр не был в состоянии оценить серьезность ситуации и бросался неточными прогнозами по возможному числу беженцев — от 250 до 700. В итоге он добавил, что объемы вообще невозможно прогнозировать… Неудивительно, что Латвия оказалась совершенно неготовой со всеми вытекающими рисками для государственной безопасности.

Первый ли это случай, когда министр иностранных дел придерживается неточных и обтекаемых оценок? Если просмотреть ежегодный доклад для Сейма за 2014 год, относительно России повторяются привычные вещи и традиционные выводы. Ринкевич сообщает Сейму: "Положительно развивалось экономическое сотрудничество двух стран (Латвии и России): Россия сохраняла 2-е место среди торговых партнеров Латвии и 5-е место среди иностранных инвесторов. Продолжалось успешное сотрудничество в развитии Северной сети поставок. Все более возрастал интерес российских туристов к Латвии. Между двумя странами происходил активный обмен культурными мероприятиями. При этом российская сторона и в 2013 году периодически выступала с необоснованной критикой и необъективными оценками по процессам общественной интеграции в Латвии и вопросам истории. Латвийская сторона эту критику последовательно опровергала".

В докладе Ринкевича есть несколько фраз по поводу нестабильности на Украине, но не обозначен возможный объем угрожающего кризиса. Не прошло и двух месяцев, как между Украиной и Россией вспыхнул кризис. Эта болезненная ситуация напоминает 2015 год, когда министр иностранных дел не в состоянии предсказать огромный кризис, последовавший буквально через несколько месяцев. В докладе лишь вскользь упоминается массивная информационная война России против ЕС и Латвии. Российские специалисты по гибридной войне (особенно в сфере СМИ) развернули широкую деятельность в латвийском информационном пространстве уже в 2014 году. Министра иностранных дел это начало серьезно тревожить лишь тогда, когда машинерия российской пропаганды заработала уже на полную катушку. Но сеть была создана намного, намного раньше. Латвия не могла этого не замечать.

Активный вклад министра иностранных дел Эдгара Ринкевича в работу с НАТО и ЕС не подлежит сомнению. Латвийское государство может быть благодарно Ринкевичу за то, что в этой напряженной ситуации сравнительно быстро прибыли военные силы союзников. Это было недвусмысленным и фактически решающим посланием горячим головам путинского режима и, возможно, удержало их даже от мысли о возможном вторжении в Латвию. Также Ринкевич всегда в нетипичной для латвийских политиков манере, остро и принципиально, выступал за то, чтобы вышвырнуть из страны второсортных кремлевских псевдоисториков или российских поп-звезд, питающих чрезмерную любовь к режиму Путина. Именно благодаря Ринкевичу "Северная Ривьера" — Юрмала — больше не является местом вульгарных сборищ российских толстосумов.

Но все упомянутые вещи были реакцией, то есть МИД с министром во главе, в основном, лишь реагировал в критических ситуациях. С аналитической точки зрения работа была чрезвычайно слабой, так как каждый внешнеполитический кризис фактически заставал Латвию врасплох, неподготовленной. В этом плане работа МИД неудовлетворительна, министр должен взять на себя ответственность за это и провести срочные реформы. Очередной кризис не должен стать для Латвии неожиданностью. Это может иметь судьбоносное значение для государственной безопасности. Эдгар Ринкевич не имеет права относиться к этой проблеме так, как принято в латвийской политике — игнорируя, смотря свысока и дожидаясь катастрофических последствий.

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form