Латвийский парламент признал независимость Косово. Тем самым народные избранники заложили мину замедленного действия под всю латвийскую государственность.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
В 2001 году Резекне активно сопротивлялся центральной власти. Возбуждение населения второго по величине города Латгалии привело к тому, что сюда срочно приехали высокопоставленные латвийские чиновники во главе с тогдашним министром обороны Гиртсом Валдисом Кристовскисом, дабы утихомирить жителей. Народ митинговал против установки в селе Аудрини, что в нескольких километрах от Резекне, натовского радара TPS-17.

В Резекненский районный совет на встречу с министром пришли сотни людей, многие даже дежурили на улице, не сумев прорваться в битком набитый зал. Участие в мероприятии принял и автор этих строк, поэтому воспоминания — от первого лица. Экс-министр ужом извивался, доказывая безвредность и необходимость установки радара. Но резекненцы его плохо слушали. Сначала пришедшие ругали министра за его стремление разместить натовскую базу под боком у России. Затем разговор пошел в несколько иное русло — резекненцы стали клеймить не столько министра с его радаром, скольку саму власть в стране за ее отношение к Латгалии. "Да вы там зажрались совсем!", "Рига высасывает у нас последние соки!", "Почему латгальский язык до сих не признан полноценным языком!" — такие звучали упреки. Градус достиг точки кипения и тогда молодой парень прокричал: "Par breivu un nāatkareigu Latgolu!", и показал министру неприличный жест. Гиртсу Валдису Кристовскису пришлось покинуть зал от греха подальше, поскольку клич поддержали почти все пришедшие резекненцы.

Жители Резекне стали собирать подписи против установки радара. За считанные дни их удалось собрать порядка двадцати тысяч. И тогда министерство обороны пошло на попятную — обещало регулярно проводить мониторинг электромагнитного излучения в регионе, выдавать бесплатные лекарства жителем Аудрини, пообещало создать новые рабочие места.

Все эти события происходили каких-то пять лет назад. И лозунг "За свободную и независимую Латгалию!" по-прежнему звучит во время посиделок и общих гуляний коренных жителей региона.

Латгальцам действительно, есть за что не любить Ригу. Именно столицу они обвиняют в том, что большинство крупных предприятий региона закрыты. Задавили, мол, рижане наш молочно-консервный комбинат, который сгущеное молоко на весь Советский Союз давал.

Именно Ригу латгальцы клянут за то, что латгальский язык не признан в Латвии, а стыдливо называется диалектом латышского. Что уж тут говорить, если ливский язык, носителями которого являются порядка трехсот человек, признан официально.

Именно Ригу латгальцы обвиняют за ассимиляцию, поскольку такой национальности, как латгалец, нигде не существует, а в паспортах все латгальцы автоматически становятся латышами. Впрочем, в столице думают, что латгальцы политически пассивны и к акциям протеста и требованиям независимости неспособны. Разве что Гиртс Валдис Кристовскис думает немного иначе.

Поэтому признание независимости Косово Латвийской Республикой — мина замедленного действия. В нашей стране существует такой же томящийся на медленном огне сепаратизма регион. Латгалия, бесспорно, исторически является частью Латвии, точно также, как и Косово — Сербии. Косово во времена Югославии были даны широкие права автономии. Латгалия же несколько веков вообще не являлась частью Латвии, а входила в состав Витебской губернии, причем самих латгальцев очень долго за латышей и не считали. Только в 1918 году, испугавшись красного террора Латгалия попросилась в состав новоявленной латвийской республики.

Наконец, большинство населения Косовского края составляют не сербы, а албанцы, враждебно настроенные к соседям. В Латгалии настоящих, рижских, так сказать, латышей, практически нет. В регионе почти половина — русские, белорусы, поляки, украинцы. А оставшаяся часть в большинстве своем причисляет себя к латгальцам. И первая, и вторая группа населения сильно обделены центральной властью.

Наконец, Косово на протяжении последних ста лет являлся беднейшим регионом Балкан. Латгалия таковой считается в масштабах Балтии. Фактически, экономический подъем Латгалия ощущала только тогда, когда ею не руководили из Риги. Во второй половине 19-го века регион, находясь в составе Витебской губернии расцвел после строительства железных дорог Санкт-Петербург — Варшава и Рига — Москва. Второй период процветания — советское время, когда в Латгалию пришли крупные индустриальные предприятия.

Независимость 1991-го года ввергла край в жуткую экономическую депрессию. Уровень жизни до сих пор в регионе намного ниже среднелатвийского. Из-за нынешних экономических проблем государства обнищание населения идет еще более стремительно. Между тем, как гласит революционный "катехизис", чем хуже положение в стране, тем лучше ситуация для революции.

И вот на этом фоне латвийские власти стремяcь ублажить своего заокеанского союзника, признают независимость Косово, даже не подумав о том, что точно такое же Косово в скором времени может появиться под боком у Риги.

Ну, "Par breivu un nāatkareigu Latgolu!", как говорится!

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form