Петерис Страутиньш. Вернуться в Латвию или в Ригу?
Foto: EPA/LETA

Идея о возвращении соотечественников на родину имеет сильное эмоциональное и практическое значение. Достижение целей программы реэмиграции (скорее, репатриации) — это залог жизнеспособности нации. Цели амбициозны, но достижимы.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

По поводу гипотетических масштабов возвращения приводятся разные цифры, но следует начать с вещей, которые уже сейчас можно довольно точно измерить. Если не ошибаюсь, никому не пришло в голову выяснить, сколько среди нынешних жителей Латвии таких, которые уже поработали за границей. Если сравнить их число с количеством тех, кто работает за рубежом сейчас, может получиться очень интересное соотношение, которое может охладить пыл участников гонки столичных комментаторов на титул самого пессимистичного (и уважаемого) эксперта. Ведь пока самая горячая тема — безграничный скепсис по поводу возможностей репатриации.

Чтобы прогнозировать успех программы и прийти к конкретным рекомендациям, надо ответить на вопрос — хотим ли мы, чтобы эмигранты вернулись в места, где они жили раньше, или чтобы они вернулись в Латвию вообще? Тут есть огромная разница. Не думаю, что края, экономическая история которых, скорее всего, необратимо завершилась, смогут заманить большое число людей, поживших в Западной Европе. Зато разница в доходах между Евросоюзом и Ригой и Рижским регионом хотя и существенна, но это никакая не пропасть. Она уменьшается и будет уменьшаться. По моим подсчетам, средний ВВП Большой Риги на душу населения в 2012 году по покупательской способности составлял около 82% от среднего по ЕС. А по многообразию культуры и другим аспектам качества жизни Рига может соревноваться с большинством мест, где сейчас обитают наши соотечественники. Цифры только по столице были бы еще красивее. Хотя это не совсем объективно, так как ВВП "административной" Риги формирует и большое число людей, которые проживают за ее пределами.

Рига как песочные часы

Я не считаю, что от прежнего развития выигрывала только Большая Рига, и что темп роста увеличится. Напротив, эта популярная точка зрения очень поверхностна (см. приложение*). Однако понятно, что преимущество столицы в плане доходов не исчезнет полностью даже за несколько десятилетий.

То, что разница в реальной покупательской способности между нашей столицей и средним уровнем ЕС составляет лишь 1/5, и что она обязательно уменьшится, заставляет иначе взглянуть на вопрос — есть ли у нас шансы вернуть эмигрантов. Несомненно, есть. Тем более, что у многих из них здесь имеется недвижимость. К тому же, важен не только абсолютный, но и относительный уровень доходов. При отъезде в другие страны, как правило, приходится начинать с низшей точки.

Хватит ли в Риге места? Его станет больше. Согласно итогам переписи населения, в Риге проживают около 650 000 человек (22 год назад — 900 000). Раньше сокращение населения происходило, в основном, за счет уменьшения размеров домашних хозяйств, поэтому разница между числом домашних хозяйств и жильем не менялась так резко. Но если поиграть с этим ценным инструментом на сайте ЦСУ, можно убедиться, что дефицит людей в возрастной группе от 10 до 20 лет в Риге намного больше, чем в целом по Латвии. При рассмотрении более молодых групп (5-10 лет и особенно 0-5 лет), ситуация улучшается. Возрастная структура столицы очень напоминает песочные часы. Понятно, что в ближайшие 10 лет формирование новых домашних хозяйств в столичном регионе сильно сократится. Одновременно состоятельные жители будут переезжать в новые многоквартирные и пригородные дома, строительство (или планирование) которых снова активизируется.

Это позволит переехать сюда как жителям остальной Латвии, так и эмигрантам. Ясно, какой вариант более желателен с точки зрения долгосрочного развития нации. Миграция внутри Латвии тоже имеет благоприятный эффект (например, снижение уровня безработицы в регионах и неравенства доходов), но есть и очевидные минусы. Не хотелось бы, чтобы другие центры развития теряли необходимую рабочую силу и критическую массу многообразия. Сильная репатриация в Ригу уменьшила бы возможности для жителей регионов переехать в столицу. Это побудило бы их максимально использовать все возможности в остальных центрах развития, которых станет больше. Вряд ли мы заинтересованы, чтобы разница в экономике между Ригой и Латвией росла, как это было до 2004 года. Наличие миллионной агломерации — это большая ценность, но ценность представляет также существование и развитие других центров. Думаю, оптимальный компромисс — это и не полная централизация, и не полная децентрализация.

Не стоит объяснять, насколько важна репатриация, и что демографические песочные часы Риги в ближайшие 10 лет — это неоцененный шанс на развитие.

Столица не опустеет

Поскольку соотношение между рижанам в возрастных группах 20-30 и 10-20 составляет почти 2 к 1 (в среднем по Латвии ~ 3/2), через 10 лет в группе, которая чаще всего создает семьи, "коренных" рижан будет только около половины. То есть в будущем общность населения Риги в большой степени будет зависеть от конкуренции жителей регионов и эмигрантов на рынке жилья. Думаю, эмигранты будут очень конкурентоспособными. У них было больше возможностей для создания накоплений. Весьма вероятно, что они способны больше зарабатывать. Помню, как в недавней дискуссии о рынке труда шеф рыбного предприятия Karavela Андрис Бите сказал, что у компании очень хороший опыт с работниками, которые вернулись из эмиграции, так как они освоили западную культуру производства, сами стараются с толком использовать рабочее время, предлагают улучшения в производственном процессе.

Очень вдумчивый читатель заметит "дыру" в аргументации автора — покупательская способность рижан основана на том, что большинство живет в собственном жилье, а приезжим его придется покупать или снимать. Это важно. Но если подумать, владельцам жилья придется устанавливать такую цену продажи или аренды, чтобы жилье не стояло пустым. То есть их желание получить как можно больше сможет исполниться настолько, насколько город будет привлекательным в качестве места проживания. Не думаю, что эта привлекательность будет такой низкой, чтобы уровень цен на аренду упал ниже нуля. В общем, большая часть жилья может опустеть, а если так, то аргумент, приведенный в начале абзаца, теряет силу.

*Приложение — краткая дискуссия о сравнительных перспективах регионов

Если говорить о структуре экономики регионов и перспективах роста, картина намного сложнее и интереснее, чем утверждает наш экономический фольклор, согласно которому все лучшее происходит только в Риге. Это опровергается экономической структурой регионов.

Самой "правильной" отраслью сейчас считается промышленность. Надо признать, что от нее сильно зависят возможности роста. Сейчас почти половину экономики формируют три отрасли — перерабатывающая промышленность, торговля и транспорт. Думаю, в ближайшие 10 лет промышленность будет расти быстрее всего. Возможно, торговля не будет отставать, но рост торговли во многом зависит от промышленности, а не наоборот.

Это может вызвать удивление, но в регионах, которые ради удобства я буду неполиткорректно и просто неправильно называть "сельскими" (Видземе, Курземе, Земгале, Латгале) удельный вес промышленности намного выше. Курземе уже в 2010 году (свежих данных, к сожалению, нет) выполнило цель, которую позже поставил министр экономики Даниэл Павлютс — удельный вес обрабатывающей промышленности не менее 20%. Земгале и Видземе к этому очень близки. В Латгалии и Рижском регионе (бывшие Рижский, Тукумсский, Огрской и Лимбажский районы) удельный вес было около 16%, а в самой Риге — лишь 9%.

Если учесть, что после 2010 года обрабатывающая промышленность росла быстрее, чем экономика в целом, можно предположить, что Сельские Регионы развивались стремительнее, чем Большая Рига, и перспективы у них — лучше. Возможно, у Большой Риги тоже имеются аргументы. В ее экономике больше места занимают отрасли, перспективы которых лучше, чем у промышленности (бизнес-услуги). Я имею ввиду консультации, рекламу, бухгалтерские услуги, науку и прочее. Промышленность Большой Риги сейчас более диверсифицирована, здесь больше отраслей с хорошими перспективами роста (фармацевтика, машиностроение). Преимущество Риги в плане доходов по отношению к Латвии с 2004 года снизилось с 83% до 67%. Но ВВП на душу населения вдвое превышает уровень Курземе, и еще больше — показатели других Сельских Регионов. На эти данные влияет и тот факт, что часть ВВП Риги создают люди, которые приезжают из округи (в основном, из Рижского региона, но также из Земгале). Поэтому ВВП на душу населения в Рижском регионе в 2010 году был таким же как в Курземе, что вряд ли отражает относительный уровень благосостояния. Но и в целом Большая Рига значительно богаче Сельских Регионов. Даже с учетом, что преимущество будет сокращаться, человеческий поток в рамках Латвии, скорее, будет происходить в направлении Большой Риги, и не только из-за доходов, но из-за лучшей среды обитания. А рабочие места могут последовать за людьми.

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Даниэл Павлютс
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form