Русские — не враги Латвии и пытаются быть лояльными к государству. Но если к русским относятся как к чужим, пришельцам, которых едва терпят, то и ответное отношение будет далеко от осознания этого государства как родного, как отечества, которое стоило бы укреплять и защищать.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Появление русских на территории современной Латвии относится еще к первому тысячелетию н.э., причем на землях, населенных коренной нацией — ливами, предки русских появились практически одновременно с предками латышей, хотя и не в таком количестве. Еще не было и зачатков государственности у латгалов, земгалов и селов, а русское централизованное государство находилось в стадии становления, но торговые и человеческие контакты были довольно интенсивными. Наиболее тесные и стабильные связи у предков современных латышей были с племенем кривичей, их ближайших соседей, затем само название племени было распространено на всех этнических русских — krievi. Уже одно это говорит об исконности, древности балто-русских отношений, а также о том, что русские здесь — тоже коренная нация. Причем ни о каких-либо серьезных конфликтах между латышами и русскими сведений в истории России или Латвии не содержится, следовательно, их и не было. Люди торговали, встречались, праздновали одни и те же языческие праздники, да и боги у них были общие (Перун — Перконс).

Несколько позднее, когда Русь приняла христианство по православному образцу, русские священники вели миссионерскую деятельность на территории Латвии, выступая носителями христианских верований и христианской культуры. До сих пор в латышском языке сохраняются слова русского происхождения, относящиеся к религиозному культу: baznīca — божница, sveces — свечи, svеts — святой, svеtki — святки (праздник). Значит, не было языческого отторжения и не было неприязни, поскольку не было насилия.

Другой подход был со стороны германских рыцарей-крестоносцев. Они с презрением и ненавистью относились к местным верованиям и обычаям, а православную церковь рассматривали как нежелательного конкурента, которого следовало уничтожить. Это и было сделано, православные храмы сжигали, священников убивали, а поскольку Русь в то время напрягала все силы в противостоянии татаро-многольскому нашествию, отпора не было, и территория Латвии была захвачена немцами. Едва возникшая государственность латышей была уничтожена, первая столица (Ерсика) была разрушена, латышские князья были убиты. Латышские племена сопротивлялись агрессии, но силы были неравны, победила более жестокая организованность, профессиональная военная подготовка и лучшее вооружение. Вот об этом в истории содержится достаточно много фактов.

Однако завоевание Латвии немцами не прекратило связей с русскими землями и народом, хотя и осложнило их. После церковного раскола в России десятки тысяч русских староверов переселились на территорию Латгалии и даже западнее, и, будучи людьми трудолюбивыми и умелыми, внесли свой вклад в развитие новой родины и, кстати говоря, продолжают вносить и сейчас.

В XVIII, XIX и XX веках русские люди переселялись на территорию современной Латвии в рамках естественной экономической миграции населения внутри единого государства, исходя из спроса на рабочую силу. Советский период в этом отношении практически ничем не отличается от предыдущего времени: руководители латвийских предприятий в целях расширения производства и перехода предприятий в более высокую категорию, что автоматически обеспечивало более высокие денежные оклады, даже агитировали переезжать в Латвийскую ССР на работу. Поэтому, во-первых, неправомерно и подло называть приглашенных сюда на работу людей и их потомков гражданскими оккупантами. А во-вторых, поскольку за многие годы совместного проживания было и много межнациональных браков и детей, рожденных в таких браках, не стоит говорить о "чистоте крови", поскольку у многих (если не у большинства) тех, кто относит себя к латышам, имеются славянские или иные корни. Правомерно говорить об интеграции в некую балто-славянскую (латышско-русскую) общность при взаимном уважении языков и культур друг друга, о реальном двуязычии, именно оно, а не насильственная ассимиляция, и способно обеспечить стабильность существования независимой Латвии.

В настоящее время этнических русских в Латвии около 700 тысяч, или почти 30%, а русскоязычных в целом примерно 36%. Из них граждан Латвии 350 тысяч, и это количество, хотя и медленно, но будет увеличиваться, и не считаться с этим фактом неразумно. Но само по себе наличие сотен тысяч неграждан — искусственно созданная национал-радикалами проблема, которая преследовала единственную цель — создание максимального дискомфорта для русских, чтобы побудить их к отъезду из Латвии. Цель достигнута? Видимо, нет. Давление продолжается. Время от времени вспыхивают головешки старых костров с рассуждениями о деоккупации, деколонизации и требованиями о какой-то экономической компенсации. Это можно было бы отнести на счет наиболее невежественной и неразумной части населения, если бы эти взгляды в той или иной степени не разделялись некоторыми политическими деятелями. В результате их целенаправленного воздействия в обществе складываются пренебрежительное отношение к русским; мы не можем не видеть, что уже немало представителей титульной нации не считает русских равными себе. Постепенно формируется как бы нация господ и нация наемных рабочих, современных батраков, и это чрезвычайно обидно.

Русские — не враги Латвии и пытаются быть лояльными к государству. Беда в другом — государство недостаточно лояльно по отношению к ним. Государство осуществляет политику подавляющего доминирования титульной нации по всем азимутам. На высших управленческих должностях, среди министров, начальников департаментов нет ни одного этнического русского, среди чиновников в министерствах и ведомствах их едва 4-6% (причем на низших должностях), в суде и прокуратуре — не более 2-3%.

Но если к русским относятся как к чужим, пришельцам, которых едва терпят, то и ответное отношение будет далеко от осознания этого государства как родного, как отечества, которое стоило бы укреплять и защищать. Насильно мил не будешь, это всегда было справедливо, однако развитие идет по именно пути давления; пример тому — пресловутая школьная реформа.

В этой ситуации все больше русской молодежи начинает задумываться о реализации своего потенциала за пределами Латвии, но их эмиграция не усилит, а ослабит Латвию. Когда уезжают те, кто близок по ментальности к титульной нации и уважает ее, а приезжают те, кто эту нацию в глубине души не уважает и не понимает, страна лишь проигрывает. Выход только один — действительное, а не декларативное уважение со стороны государства к трети своего населения, реальное равноправие, реальное двуязычие со вторым государственным языком — русским, возможность получения образования на русском языке за счет госфинансирования, пропорциональное представительство русских во всех органах власти. Главное  — перестать русских считать чужаками, привлечь их к управлению страной. Государственные органы, высшее руководство страны должны сказать чистосердечно, искренне: русские, вы здесь не чужие, вы — наши, свои, не уезжайте, живите, учитесь, работайте вместе с латышами во имя общей цели — социально-экономического процветания Латвии. Но пока этого не сказано, а сказано и делается другое. Но политика силового воздействия неизбежно рождает противодействие. И согласно русской пословице: как аукнется, так и откликнется, хотя и не всегда в то же время и в том же месте. У нас нет другого нормального пути, кроме взаимного уважения и реального равноправия. Но русские уже прошли свою часть пути навстречу титульной нации, теперь дело за ней.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form