Сармите Элерте. Хоккей и символы
Foto: Publicitātes attēli

Бывают моменты, когда человек и его присутствие в определенном месте в определенное время обретают символическое значение.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

После того, как в 1991 году в Вильнюсе танки у здания Сейма перемололи людей, в Риге на берегу Даугавы собралась полумиллионная демонстрация. Казалось бы, разве присутствие отдельного человека имеет большое значение?

Однако было важно, что нас много. Это была важная новость и для Запада, и для Востока. Мы защищали свободу братьев-литовцев и свою свободу, существование, независимость. Каждый человек имел символическое и чисто практическое значение при создании живой цепи Балтийского пути от Таллина до Вильнюса. Это была важная новость о том, что свободы и независимости требуют народы, а не кучка экстремистов.

Значение имеет каждый отдельный человек на Майдане. Чтобы доказать, что на улицы Киева и других городов Украины против "циничной, лицемерной и подлой власти без какой-либо морали и принципов, с настоящими бандитами в креслах правящих" (Алексей Григорьев, "Дни баррикад в Киеве", ir.lv) выступает народ, а где группа бунтарей. 

Значение имело присутствие каждого человека на митингах прошлой недели в Риге при поддержке права Украины не оставаться вечным сателлитом России. Люди поддержали право украинцев на свободу и Европу. Было важно там находиться, чтобы показать, что нас это волнует. Но еще важнее было то, что в митинге участвовали представители, избранные гражданами Латвии — депутат Европарламента Сандра Калниете, министр Эйнар Цилинскис, депутат Сейма Янина Курсите. Можно было бы сказать, их участие увеличило количество митингующих всего на три человека. Но можно сказать, что их присутствие было символическим, оно демонстрировало позицию Латвийского государства.

Ночью 20 января 1991 года, когда на Бастионной горке застрелили Андриса Слапиньша, Эдийса Риекстиньша, Владимира Гомановича, Сергея Кононенко и смертельно ранили Гвидо Звайгзне я снова и снова встречала у Верховного совета, на Домской площади и в других местах Ларса Фредена, уполномоченного представителя Швеции — в то время единственного западного дипломата в Латвии. В тот момент он был глазами западного мира, он демонстративно присутствовал везде и старался быть заметным, так как его присутствие имело символическое значение: никто не сможет втайне расправиться с латышами.

Когда премьер Ивар Годманис в 2008 году прибыл в Тбилиси, чтобы вместе с президентами Эстонии, Литвы и Польши около парламента обратиться к грузинами, его присутствие имело символическое значение: подтвердить грузинами поддержку Европы, показать России, танки которой находились уже в нескольких десятках километров от Тбилиси, что агрессия неприемлема, выразить тем, кто остался в Латвии, каковы внешнеполитические ценности нашей страны.

Когда в декабре министр иностранных дел Эдгар Ринкевич в Киеве встретился с представителями оппозиции и посетил Майдан Незалежности, его присутствие, как министра страны ЕС, имело символическое значение — осуждение применения силы против мирных демонстрантов, поддержка права украинцев на выбор европейского пути. Это было послание и для нас самих по поводу ценностей нашей страны.

Когда депутаты Сейма Латвийской Республики участвуют в хоккейной игре с командой президента Беларуси, диктатора Александра Лукашенко, это имеет символическое значение. Какое? Смущающее. Сигнал, что Беларусь — наш сосед? Не нужно сигнализировать о том, что видно на карте. Подтверждение, что мы хотим развивать хорошее экономическое сотрудничество?

Да, быть может, воскресной игрой пытались сказать и это. А может, мы хотели сказать, что режим Лукашенко — вполне нормальный и подходит для безобидных игр? Сказать, что нас особо не заботят политзаключенные в Беларуси, запрет на свободу собраний, нарушения на выборах (в Национальной ассамблее нет ни одного представителя оппозиции). Что с неудобными вопросами о режиме Лукашенко заинтересованные лица могут обращаться к другим странам Европы, но не к Латвии.

В воскресенье министр иностранных дел в "твиттере" выразил надежду, что депутаты Сейма использовали игру с белорусскими парламентариями, чтобы обсудить основные демократические свободы. О таком повороте игры ничто не свидетельствует.

В воскресенье депутаты Сейма подарили нам совершенно странный символ. Может, играть не стоит?

Перевод DELFI. Оригинал здесь

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Александр Лукашенко Европарламент Ивар Годманис Майдан Сандра Калниете Сармите Элерте Эдгар Ринкевич
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form