Сергей Потапкин. Референдум. Причины и перспективы
Foto: LETA

Пытаясь определить своё отношение к предстоящему референдуму, я понимаю, что голосование по предложенным поправкам в большей степени является вопросом эмоциональным, чем рациональным.

С рациональной точки зрения – референдум обречён на провал. А если так – то почему же градус риторики поднимается с каждым днём и почему русскоговорящие жители Латвии не хотят «успокоиться» и оставить это бесполезное мероприятие? Почему впервые за 20 лет правящим не удаётся нас «поставить на место»?

Что было?

Хочу восстановить совсем ещё недавнюю хронологию событий: 2010 год, выборы в 10 Сейм – «Единство» занимает первое место с небольшим отрывом. И…. «Согласие» остаётся на втором месте. Двести тысяч граждан, отдавших голоса за эту политическую силу, рассчитывают на то, что будет сформировано правительство национального единства, но под предлогом неправильного понимания оккупации ЦС оставляют за бортом правящей коалиции «Единства» и «партии олигархов».

В середине года Национальный союз, под давлением международного мнения оставшийся за бортом коалиции, выдвигает поправки к закону об образовании, предусматривающие отмену обучения на русском языке в государственных школах. В ответ русские радикалы инициируют сбор подписей за русский язык в качестве второго государственного. Обе инициативы в тот момент носят популистский характер, и в общем-то все политические силы официально от них дистанциируются, понимая, что эти инициативы приведут только к обострению отношений. Тем более, что общество и так находится в состоянии напряжения: проблем хватает и без языкового вопроса, который на бытовом уровне уже, вроде бы, и сошёл на нет. Гораздо больше людей заботит урезание, и без того совсем не великих зарплат, рост международного займа и безработица. Коалиция нестабильна, всё чаще голосования в Сейме проходят «не по плану», и последней каплей становятся выборы президента.

В результате - «бунт Затлерса», референдум по роспуску практически только что избранного Сейма, и его сокрушительное поражение – более 90% проголосовавших выразили своё недоверие парламенту.

Признаем, что это голосование тоже было больше эмоциональным, чем рациональным. Но этот референдум дал возможность обществу «выпустить пар» и был первым громким сигналом того, что нашей стране, как воздух, нужны кардинальные перемены.

Сейчас можно смело признать - если бы в октябре 2011 года занявшее на внеочередных выборах первое место объединение «Центр согласия» попало в правительство, второй тур сбора подписей «за русский язык», скорее всего, просто не был бы объявлен. Общество ждало перемен, но получило «те же яйца, только в профиль». Тот же премьер, тот же спикер, те же урезания.

Цинично кинув вчерашнего «надёжного партнёра» (СЗК), а так же отказавшись от
собственных слов о работе в одном правительстве с ЦС, «Единство» умело указало неискушённому в политических интригах Затлерсу на его место в голосовательной цепи и пригласило для комплекта Национальный союз.

Но если латышскому избирателю представление в цирке имени ПРЗ показало, что «все они одинаковы», то русский избиратель остался в недоумении: «Как же так?! Вот же – мы были номер один и всё равно остались за бортом...» И это после заверений Аболтини о том, что пора уже взять ЦС в правительство, после слов Домбровского о «готовности работать с ЦС» ... Был получен ответ – «обстоятельства изменились». Но такой ответ уже не устраивал избирателей.

И вот тут правящим было очень важно, чтобы провалился второй тур сбора подписей «за русский язык». Если бы темпы сбора подписей, заданные в первую неделю, сохранились, то набранные предположительно 100 тысяч голосов были бы ниже 5% от всего населения Латвии, и тогда госпожа Аболтиня смогла бы торжественно заявить, что этническая проблема в Латвии надумана, а отстранение крупнейшей политической силы от влияния на принятие решений соответствует принципам демократии, читай – власти большинства.

Позиция «Центра Согласия»

В этой ситуации Центр Согласия обязан был использовать своё влияние и призвать граждан прийти и показать, что этническая проблема существует и не является простым политическим пиаром радикальных сил, как её пытались представить правящие.

Откровенно говоря, поддержка «Центром Согласия» второго тура сбора подписей стала подарком для правящей коалиции в «тактическом плане»: теперь уже больше не надо мучительно выдумывать причины и объяснять своему избирателю, почему невозможно участие ЦС в правительстве. Но вот «стратегически»...

Обвиняя «неправильный» «Центр Согласия», правые политики постепенно договорились до того, что мнение такого количества подписавшихся (183 тысячи!) можно не брать во внимание, что подписавшиеся являются врагами своей страны, что избиратели есть «правильные» и «неправильные». «Неправильным» надо объяснять, что они неправы. Объяснять за их же, избирателей, честно уплаченные налоги, между прочим, взятые из госбюджета. Национальный союз даже предложил раскрывать тайну голосования, чтобы «выявлять и карать» !

А по сути - граждане Латвии просто воспользовались своим конституционным правом. Ведь если верить второй главе Конституции – в Латвии власть принадлежит народу. Не об этом ли забыла правящая коалиция во главе с «Единством»?

Голосование «ЗА» поправки о языке

То, что сейчас происходит в Латвии, уже назвали русской «атмодой». Несколько раз всего за год правые партии пытались щелчком по носу «поставить русских на место», как это привычно делалось последние 20 лет. Но... То ли предел терпения достигнут, то ли молодое поколение выросло, то ли просто - перестали бояться языковых репрессий, но те, кто за 20 лет не покинул эту страну, свою родину, уже считают себя, и совершенно справедливо, её патриотами. И как патриоты хотят бороться за признание своего права считать эту страну своей родиной. Признания, что они не чужие, не иностранцы и не «граждане второго сорта» на этой земле.

Очень многие из тех, кто пойдёт и отдаст свой голос «ЗА» поправки к Конституции, искренне считают, что Латвии не нужен второй государственный язык. Так считает Нил Ушаков, поддержавший сбор подписей, так считает Янис Урбанович, и я тоже так считаю. И мы знаем – мы голосуем не против латышского языка. Единственному государственному языку в Латвии ничто не угрожает. Но давайте разделять причину и повод нашего демарша. Референдум – это лишь повод. Это способ заявить о своём несогласии проводимой политикой. Причина – это двадцать лет дискриминации, которая сделала 40% населения «вторым сортом». Дискриминации, которая влияет на все сферы нашей жизни: на экономику, демографию, медицину, социальную сферу.

Правые в своей риторике выступают только и исключительно против повода. Героически кидаются на защиту латышского языка, которому, как мы уже определились, ничто не грозит. И при этом напрочь игнорируют разговор о причинах. Обратите внимание: вся риторика – лишь об угрозе языку, подрыве основ, нелояльности, но - ни одного слова по поводу провальной политики национального объединения, пресловутой интеграции. Видимо, легче рвать на себе китель под холостым огнём, чем осторожно и вдумчиво обезвреживать мины готовых взорваться этнических противоречий.

Что дальше?

Пройдёт референдум. Явка будет высока – противостояние в обществе накалилось не на шутку. Для одних это уже «Сталинград», для других – «Рождественские бои». Кто-то одержит победу «по очкам». И что потом? Вне зависимости от того, как проголосует большинство, и тем и другим надо будет вместе жить дальше. Не берусь прогнозировать исход референдума, но предположим – «русские» проиграют «латышам» 30% на 70% при явке в 1 миллион человек. Как правящая коалиция будет вести диалог с 30% избирателей? Гипотетические 300 тысяч – это больше, чем проголосовало за «Единство» на последних парламентских выборах. Их можно будет проигнорировать?

Как объяснить всему миру, что в ЕС есть страна, которая не ратифицировала в полной мере Рамочную конвенцию по правам национальных меньшинств, но где почти половина граждан(!) говорят на языке, имеющем статус иностранного на этой территории.

Кто из правительства будет вести с ними диалог после референдума? Русофобствующая сегодня Солвита Аболтиня, априори объявившая их врагами Латвии, или Имантс Парадниекс, в предверии шествия ветеранов легиона СС 16 марта?

Наши перспективы

Эти рассуждения приводят к выводу, что при нынешнем начертании «красных линий» впереди у правящей коалиции – тупик и кризис.

Перед голосованием в Сейме по поправкам к конституции «Центр согласия» предлагал свое решение проблемы - предоставить русскому языку статус языка нацменьшинства, но правящая коалиция отвергла даже возможность диалога на эту тему.

По нашей местечковой традиции правые, возможно, и могли бы снова сделать вид, что у нас всё хорошо и в очередной раз проигнорировать мнение 30% (как минимум) граждан, но я уже упомянул о необходимости учитывать мнение мирового сообщества, а ведь на подходе ещё один референдум – по предоставлению гражданства «негражданам».

Отсутствие адекватной реакции властей может привести и к очередному референдуму о роспуске Сейма. Причём не исключено, что в случае с затяжным коллапсом власти инициировать роспуск придётся президенту Берзиньшу. Он уже не раз отмечал, что не доволен правительством и работой парламента.

Таким образом, если после референдума 18 февраля ядро нынешней коалиции – «Единство» и ПРЗ не пригласят «Центр Согласия» для переговоров о формировании нового правительства, а следовательно, для представления интересов проголосовавших на референдуме «ЗА» поправки к конституции, то перспектива получить внеочередные выборы будет намного более реальна, чем перспективы нынешнего правительства просуществовать следующие три года.

Sharing Options

Source

Tags

"Согласие" Имант Парадниекс Нил Ушаков СЗК Солвита Аболтиня ЦС Янис Урбанович
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form

Комментировать
или комментировать анонимно
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами
Читать комментарии Читать комментарии