Вы любите детей? Нет, сам процесс…
М.Жванецкий

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Конечно, я не думал, что на ровном месте придется ввязываться в спор и в драку, и честно говоря, даже после первой статьи А. Гильмана не имел таких намерений, однако его опус "Страна дураков. Краткое руководство по управлению" уровнем заложенных идей не оставил мне и шанса остаться в стороне.

Суть моей статьи "Бабье лето второй республики" и ее продолжения "Вторая банановая" сводилась к тому, что основной причиной краха проекта "Независимое Латвийское государство" стала общая некомпетентность несменяемой политической элиты, создавшей бюрократическую гидру, которая, размножившись, сделала экономику страны колониальной, лишив ее будущего. Что в этом не понравилось А. Гильману, мне непонятно. Но тезисы, которыми он оперирует, даже не вопиют — обжигают.

О дураках и народе

"А нашему работодателю — народу — нравится, когда его обворовывают! Дальше автор убедительно доказывает тезу тем, что уж, как 18 лет мы избираем тех, про кого почти наверняка известно, что он вор, упоминая Лемберга", — пишет Гильман. Народ, мне представляется, — все мы. И если А. Гильману и его друзьям нравится, что их обворовывают, то мне, да и, думаю, не только мне — нет. Понятно и другое: в основе несменяемости политической элиты страны лежит, не их, якобы, искусность, так расписываемая моим оппонентом, а самое сильное из человеческих чувств — страх. Это страх латышской нации перед русским реваншем.

Этот страх создал систему, при которой, что бы ни делали латышские политики со своими избирателями, они ненаказуемы. Потому что в случае чего на щит поднимается вечное и всегда работающее: шухер, русские идут! Как говаривали о Сомосе американцы: пусть он сукин сын, зато он наш сукин сын. То же думает латышский электорат о своих представителях. А такие, как "политик экстра-класса Жданок", своим лексиконом и неуклюжестью (выразимся вежливо), вносят весомую лепту в создание специфического латвийского политического ландшафта.

В результате в современной Латвии сложилась система отношений, сходная с Таджикистаном. Просто замените слово "клан" на "нация", а ум или дурость здесь абсолютно ни при чем. И потом, как любят говорить на сцене: это твоя Родина, сынок, и дура она настолько, насколько дурак ты.

О политиках и политиканах

"Работа политика, особенно в законодательной власти, то есть депутата, заключается в принятии решений в вопросах, в которых он некомпетентен, — пишет Гильман. — Это не вина человека, потому что один закон касается промышленности, другой — охраны среды, третий — рыболовства, четвертый — абортов и так далее. Надо очень быстро разобраться, какое решение благоприятно для твоей партии, твоих избирателей и попытаться его провести. (..) И разве можно упрекать Добелиса со Жданок в экономических проблемах страны? Точно так же можно было бы ругать токаря Горьковского автозавода Ваню Кузнецова, который только что получил звание лучшего по профессии, в том, что "Волга" — неудачная машина…"

Политикан думает о следующих выборах, политик о пользе страны. Почему А.Гильман оправдывает политиканство, для меня загадка. Такая же, как и то, почему он не видит прямой связи между принимаемыми законами и экономическим состоянием страны. И почему политик не должен заниматься проблемой роста рабочих мест? Во всех богатых и стремящихся к этому странах занимаются, а нашим — не положено? То, что выходит из этого политического чистоплюйства — мы имеем на дворе.

Когда автоматом подняли НДС с 18 до 21%, уничтожив льготы для гостиничного бизнеса, ни в Сейме, ни в правительстве не дискутировали: какова средняя цена номера в Риге, Таллинне, Вильнюсе, Хельсинки? Какова рентабельность этого бизнеса у существующих отелей, и какая заложена в бизнес-планы только что отстроенных за кредитные деньги? Каковы прогнозы роста туристического потока? Какова сезонность этого бизнеса? Не обсуждались денежные потери в краткой и долгой перспективе. Вопросов еще много, но и до этих нюансов не было дела никому. Махнули шашкой — и привет бизнесу. Живи в новой реальности, крутись, как хочешь. Примитивный подход к живому делу, как к экселовской таблице.

Или, из последних заявлений нашего министра экономики: "Нет ничего страшного в том, что бизнес уходит из Латвии. Это нормальный процесс. Так происходит во всем мире" Да не интересует меня весь мир, неуважаемый г-н Кампарс. Меня интересует, как такую чушь может нести министр экономики страны, где чудовищный недобор налогов и безработица, по отдельным прогнозам, может составить 20%!

Вот эти примеры, а их сотни, я называю некомпетентностью власти, влекущей страну в пропасть. И лучше за некомпетентность не ругать, а снимать с должности, что нашей политической системой предусмотрено только в теории. А слесаря Васю трогать не надо, он не претендует на то, чтобы делать жизнь сограждан лучше, и деньги общественные не получает.

Что же касается бывшего директора "Саркана звайгзне", просидевшего в Сейме два призыва и ни разу, по словам Гильмана, не раскрывшего рта — так и среди апостолов нашелся предатель. Я говорил о том, что опыт и знания огромного числа производственников разного уровня и звена: РАФа, РВЗ, "Альфы", даугавпилских "Химволокна" и "Приводных цепей", заводов Лиепаи и Резекне — тысяч человек — были выброшены песенной революцией на свалку. И если это хорошо или никак, то что тогда плохо?

Что касается, Татьяны Аркадьевны, то со времен Верховного Совета, восстановившего нашу независимость, она никогда не покидала здание на улице Екаба в том смысле, что политика стала для нее способом существования и зарабатывания денег. А политика у нас делается в двух местах: в Сейме и рижском зоопарке. Даже уехав в Брюсель, уважаемая Татьяна Аркадьевна не покинула зала на улице Екаба, ибо все свои усилия тратит на борьбу с ним. Война до победного конца! Грустно, девушки…

О народном хозяйстве и герое-Годманисе

"Народное хозяйство на мировом рынке неконкурентоспособно, все экономические связи тянутся к соседям, с которыми предстоит решительно порвать", — пишет Гильман. Откуда такая предопределенность, что нужно решительно порвать с соседями? И, главное, зачем? Зачем рвать с клиентом, который готов прямо сейчас у тебя покупать тот товар, что ты производишь?

Почему "Альфа" и "Радиотехника" были безнадежны? Потому что так решил Гильман? Или потому, что таковыми их сделал курс лата, установленный Репше, и таможенные пошлины Годманиса? Что плохого было бы в попытке сохранить латвийское производство? Возможно, сегодня в цехах производилась бы наша продукция, а не стояли на полках импортные картошка, селедка, сахар, телефоны, превращающие наше внешнеторговое сальдо в сплошной минус.

Что героического сделал Годманис? Гордо сказал в далеких 90-х, что не дело правительства создавать рабочие места? Или перечислил почти миллиард из пенсионного фонда на спасение г-д Каргина с Красовицким? Или спасибо ему за то, что повесил на всех долг в 7,5 миллиардов, не попытавшись (или, скорее, не будучи в состоянии) запустить местное производство?

То, что Гильман утешает себя мыслью, что много где — в Грузии, на Украине, в Азербайджане — хуже, меня не греет. В Конго совсем беда, ну и что? Не понимаю и того, как можно гордиться возможностью уехать в Ирландию, и пенять белорусу, что у него этот вариант не пройдет. Моя родина Латвия. Я хочу жить здесь. И хочу жить хорошо. Чтобы так же хорошо жили мои дети, их дети, мои родители. Возможность уехать меня не утешает. Да и белорус, коль захочет основаться в Ирландии, сделает это без особых хлопот, не бином Ньютона, было бы желание. Однако ставить эту ситуацию в заслугу нашей элите? Извините, тов. Гильман, не выйдет.

О финансировании с запада

"Увидев, как стремительно растет наше благосостояние, шведы — это ж надо быть такими лопухами — ринулись в Латвию со своими кредитами. Теперь они чего-то там ворчат, дефолтом угрожают. Ребята, это будет ваш дефолт, потому что из-за него рухнут ваши банки. Вам дешевле нас содержать, чем банкротить", — пишет Гильман.

Умильно, шведы будут нас содержать! Задача банкира не просто выйти из кризиса, а выйти из него с прибылью. Сегодня невозвращенные дома переводятся банками на баланс дочерних компаний. Огромные текущие убытки того же Swedbank связаны с созданием накоплений на эти кредиты. Туда уходит текущая прибыль и что-то из уставного капитала. Когда этот процесс закончится (от силы — еще год), убытки закончатся. И банки, стиснув зубы, будут стоять. У них есть на что. За бесценок продано ничего не будет. Если только вторая волна мирового кризиса не пустит ко дну шведскую экономику. Но это вряд ли.

Когда же наше правительство довольно неуклюже заявило, что мол, давайте, господа банкиры, нести солидарную ответственность за пузырь недвижимости, шведы отрезали: дудки. А введете, мы вообще уйдем из Латвии. Испортим вам репутацию, затаскаем по международным судам, устроим вашим финансам паралич. Правительство пытается надавить на шведов через МВФ. Предвижу мучительные переговоры, но скорее всего возвращать долги будут рядовые Янис и Вася. Все и сполна. Жаль, работы для них в Латвии почти не осталось, такие пироги.

Действительно, поражает наивность тех, кто верит, что Европа будет о нас заботиться. Да, наши политики отнесли независимость страны, как корзину с яйцами — сколь возможно быстро, дабы не разбить, в Брюссель. Но сделали это не потому, что умные, а потому, что за это был открыт краник дешевых кредитов. Которые, по привычке, как и G24, никто не собирался отдавать. Увы, времена изменились, номер не пройдет.

Дуракоустойчивая система?

"А мы (элита), напомню, стремились построить дуракоустойчивую схему, которую никакой Репше разрушить не сможет", — утверждает Гильман. Наша элита построила не дуракоустойчивую, а нищую систему. Нищая, не производящая, зависящая от подачек система не может быть устойчивой, даже среди дураков, так как и они хотят кушать. Холоп робеет поротой задницей и по привычке ждет барина: тот приедет, рассудит. Но гражданин — действует. Поэтому всем нам, включая Гильмана, надо ясно осознавать: осенние выборы следующего года решат перспективу страны.

Если на них победят те же: новый-старый мессия Шкеле, Шлесерс, очередной невзрачный дяденька из крестьянского союза, то Латвии, в которой мы все росли, через двадцать-тридцать лет не будет. Возникнет другой культурный фон. Это не плохо и не хорошо, но факт. Неприятно другое: для меня, как и для моего соседа-латыша, вне зависимости от наших чувств к друг другу, фон этот будет чужим.

Все годы нашей независимости страна стояла на одной ноге. Ни разу после провозглашения проекта "Латвийская Республика — 2" политики, ощущавшие себя русскими по ментальности, не оказывали ни малейшего влияния на политический и экономический курс страны. Это не означает, что если силы, называемые русскими или прорусскими, возьмут власть, в союзе с кем-то или единолично, в стране станет хорошо. Нет, не обязательно.

Но если не станет, тогда мы изберем новых, разочаровавшись в самом принципе этнического выбора, причем голосовать за новых будем вместе с латышами. Не поможет, выберем следующих. Только ротация держит власть в тонусе, заставляя заботиться об интересах народа.

Произойдет так — есть шанс встать на вторую ногу, избавиться от хромоты. Это станет новой точкой отсчета, проекта "Латвийская республика 3". И это прежде всего вопрос к латышской нации. Не случится — аминь. Петь же дифирамбы политикам, создававшим нашу страну, и построившим здание государства на гнилом фундаменте — глупо. Рассуждать в логике "не было бы хуже", как щедринский пескарь, противно.

В этом суть, и не надо бояться банальностей. Любовь к матери, к родине — что может быть здесь нового, необычного? Но как же это здорово и хорошо…

С непременным уважением к читателю, Вадим Авва.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form