Владимир Бузаев. Этноцид в зеркале статистики
Foto: LETA

Для любителя статистики появление новых цифр – всегда праздник. Хотя опубликованные в июне этнические демографические данные за 2010 год и общие – за 5 месяцев этого года могут вызвать радость только у мизантропа.

Народ явно не чувствует декларируемого правительством выхода из кризиса. Ну и как повелось в последние 20 лет, две общины страны реагируют на трудности по–разному.

Этно-демографические различия

Прежде всего, продолжается начавшаяся еще в 2009 году печальная тенденция падения рождаемости. Если провести еще и прогноз по 5 месяцам 2011 года, то наблюдается следующая картина: 2008 – 23948 младенцев, 2009 – 21667, 2010 – 19219, 2011 – 18168. Падение рождаемости – родимое пятно перехода от «оккупации» к независимости: 1987 – 42135 младенцев, 1992 – 31569, 1998 – 18410.

В период с 1998 по 2008 год рождаемость медленно, но увеличивалась, хотя и оставалась весьма далекой от уровня советского времени. И вот кризис свел на нет все оптимистические ожидания предыдущих лет – нынешний год грозит оказаться самым худшим во всей демографической истории Латвии.

Впрочем, и в прошлом году уже установлен печальный рекорд – 9290 зарегистрированных браков. Это худший показатель за доступные нам данные 65-ти лет - в 2,7 раза меньше, чем в 1987 году.  Смертность увеличилась незначительно – с 29897 человек в 2009 до 30040 в 2010 году. Интересно, что среди латышей смертность даже уменьшилась – с 16576 до 16486, а общее ухудшение показателя исключительно «на совести» представителей национальных меньшинств.

Да и абсолютное число родившихся в 2010 году по сравнению с 2009 годом у латышей уменьшилась на 10%, у нелатышей – на 14%, почти в полтора раза больше. Относительные данные (на 1000 человек соответствующей категории населения) выглядят еще контрастнее: рождаемость, смертность и естественная убыль у латышей в 2010 году, соответственно 9.8, 12.3, - 2.55; у нелатышей – 6.7. 14.8 и – 8.1.

Соответственно, рождаемость у представителей национальных меньшинств на 30% меньше, смертность – на 20% больше, а коэффициент убыли так и вообще втрое больше, чем у «коренной» нации.

И, как видно из приведенного рисунка (данные по 2009 год – из книги автора, (PDF)), это не различие сегодняшнего дня, а тенденция двух последних десятилетий, хотя к моменту достижения независимости демографические характеристики обоих общин были практически одинаковы.

Владимир Бузаев. Этноцид в зеркале статистики

На рисунке вместе с демографическими данными латышей и нелатышей приводится еще и статистика соседней России, уверенно выбирающейся из жуткой демографической ямы. Как видно, демографические показатели русскоязычных латвийцев не только разительно отличаются от таковых у латышей, но и гораздо хуже, чем на их этнической родине.

Если рассматривать латышей и остальных латвийцев, как отдельные нации, и расположить их демографические характеристики на шкале стран мира, то они оказываются в совершенно разных местах. Латыши оказались на уровне сравнительно благополучной Японии, а нелатыши – на самом последнем месте после всех европейских республик бывшего СССР, включая демографически депрессивную Украину, а также таких стран ЕС, как Германия, Румыния, Венгрия и Болгария. Как будто на разных континентах живем.

В книге автора, откуда заимствован рисунок, доказывается, что этот этнический феномен нельзя объяснить ни имеющейся разницей в возрасте между латышами и представителями нацменьшинств, ни географическим расселением в пределах республики. ни естественной ассимиляцией. Причина здесь – в неравноправии, как на уровне законодательства, так и его применения.

Деоккупация

Отражение в демографической статистике неравноправия между латышами и остальными латвийцами еще нагляднее, если к естественному вымиранию добавить еще и эмиграцию.

В «демократический» период население Латвии сократилось почти на 16%. И это без учета тех латвийцев, которые работают за рубежом, но не декларировали разрыв связей с Латвией. Для сравнения, СССР во Второй мировой войне потерял около 14% населения. Мы сейчас по общей численности населения на уровне 1965 года, или, если вспомнить бурный рост населения в период Российской империи, на уровне 1906 года. Ну и возможности развития соответствующие.

Лишь 12,5% этих демографических потерь приходится на долю латышей. Относительные темпы сокращения нелатышей за весь 20-летний период почти в 8 раз выше, чем у латышей.

За период с 1989 по 2010 г.г. численность евреев сократилась на 58%, украинцев – 40%, белорусов – 33%, русских – 32%, литовцев и поляков – 14%, латышей – только на 4 %.
Демографическая история второй республики четко делится на два непохожих десятилетия - до и после начала текущего века.

На первое приходится более 2/3 потерь населения. При этом 60% пришлось на эмиграцию, 40% - на превышение смертности над рождаемостью. Относительная убыль нелатышей в этот период в 18 раз выше, чем у латышей.

В первом десятилетии нынешнего века главная причина убыли населения – превышение смертности над рождаемости, на которую приходится 82% убыли. Численность латышей за это время сократилась на 2,6%, нелатышей – на 9,6%. Темпы убыли представителей национальных меньшинств почти вчетверо больше, в основном, за счет разницы в уровне рождаемости и смертности.

По экстраполяции данных первых пяти месяцев 2011 года видно, что тенденция превышения вымирания над бегством из страны будет преодолена: сокращение за счет вымирания ожидается в 12,3 тыс., а за счет учитываемой статистикой эмиграции - 13,6 тыс. человек. В последний раз такое было в 1994 году!

В 2009 году сальдо эмиграции составило 4700 человек. Из них лишь 41,5% пришлось на долю латышей при 59,5% их в составе населения.

Source

Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Comment Form