Вячеслав Домбровский. Как Латвии попасть на мировую карту ИТ?
Foto: F64

Возможности и потенциал развития отрасли Информационных и коммуникационных технологий (ИКТ) заслуженно попали в центр внимания общества и политических деятелей. Понятно, что взор сфокусирован на главный приз – возможность самим создавать и продавать конечные продукты.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

В связи с этим деятели политики концентрируют свои усилия на поддержку так называемых новых предприятий (или стартапов). Именно в этой сфере был оперативно принят Закон о новых предприятиях, который предусматривает очень благоприятный налоговый режим для новых предпринимателей и их работников, фактически освобождая их от налогов на рабочую силу.

Впрочем, несмотря на все это, создание новых продуктов идет не так гладко, как хотелось бы. Во-первых, таких предприятий мало. Хороший критерий, по которому можно оценить их количество — реальный интерес инвесторов, а именно, сколько из них готовы вложить свои деньги в дальнейшее развитие каких-то идей. Например, в 2016 году через 77 сделок в латвийские стартапы было вложено 44,2 млн. евро. [1]

Во-вторых, очень отчетливо прослеживается тенденция, когда новые предприятия, достигнув какого-то успешного результата, мигрируют в технологические центры развитых стран. Например, абсолютный латвийский лидер среди стартапов по показателю привлечения финансирования — компания технологий блокчейн Bitfury — сейчас является глобальной компанией с центральным офисом в Сан-Франциско. Ее связь с Латвией уже, скорее, символическая.

Подобная тенденция характерна не только для Латвии. У эстонцев, которые годами целенаправленно создавали свою политику ИКТ и образ е-Эстонии, процессы протекают довольно похоже. Число стартапов сопоставимо, хотя эстонские идеи оцениваются выше — в 2016 году в Эстонии были заключены 42 сделки, которые привлекли почти 104 млн. евро инвестиций. Главная "история успеха" Эстонии последних лет — компания Transferwise — держит свое центральное бюро в Лондоне.

Но особенно поучительна история успеха знаменитой компании Skype. Это (основанное в Люксембурге) предприятие в 2003 году учредили швед Никлас Зеннстрем и эстонец Яанус Фриис. В 2005 году Skype была продана корпорации Ebay за 2,6 млрд. долларов. В результате этой сделки только примерно 150 млн. долларов остались в Эстонии.

Создавая стратегию развития отрасли ИКТ, важно реалистично оценивать предлагаемые возможности и прибыльность новых предприятий. Удачные стартапы дают то, что мы можем назвать "эффектом Порзингиса". Блестящие достижения создают чувство гордости у жителей родной страны, привлекают мировое внимание, обозначают место Латвии "на карте". Отличники при желании могут выразить благодарность своей стране, в том числе материальную. Иногда эта благодарность бывает очень значительной. Например, эффект Skype был ощутим, поскольку большая часть средств была направлена в инвестиционный фондт Ambient Sound Investments (ASI), созданный бывшими эстонскими инженерами компании. По некоторым оценкам, примерно половина сегодняшних эстонских стартапов в сфере ИКТ свой начальный капитал получили именно от ASI. При этом фонд вкладывал не только деньги, но также опыт и знания своих учредителей. Фактически, они стали менторами и воспитателями создаваемой отрасли. Однако нужно понимать, что участие пионеров отрасли в ее дальнейшем развитии не является чем-то автоматическим и само собой разумеющимся — здесь многое зависит от каждого конкретного индивидуума и его отношений со своей страной. Надежда на получение благодарности от тех, у кого все получилось, вряд ли может лежать в основе государственной политики развития.

Вряд ли стратегия, направленная только на создание новых предприятий, обеспечит прорыв латвийской отрасли ИТ. Успешные предприятия быстро переселяются в мировые технологические центры, становясь частью "историй успеха" Сан-Франциско, Лондона и других городов мира.

Сценарий рывка требует понимания общей картины и реалистичного мышления. Рассмотрим еще два возможных варианта пути.

Второй путь (первый — ориентированный на новые предприятия) — достигнуть рывка за счет создания имиджа успешного э-государства. В большой степени именно такая история лежала в основе государственной политики Эстонии. У молодой, маленькой и достаточно амбициозной страны есть огромное преимущество — эластичность и скорость в принятии решений. И эстонцы свое преимущество использовали по полной. Они стали одними из лидеров в сфере создания э-государства, внедрили целый комплекс проектов, начиная от электронной оплаты за автостоянки и заканчивая предоставлением иностранцам э-резиденства. Предприятия частного сектора со временем придумали, как превратить многие инициативы своего э-государства в рыночные продукты и продавать их дальше.

К сожалению, латвийская история э-государства получилась несколько иной. Проекты э-школы и э-здоровья — это ее главные визитные карточки на сегодняшний день. Давать оценки, почему случилось так, как случилось, не является целью этой статьи. Но факт остается фактом. Что-то не в порядке с латвийском э-государством в целом, и с процессом организации закупок по э-проектам в частности. И пока причины недостаточно диагностированы, а система реформируется, ее нельзя реалистично рассматривать как двигатель рывка в ИКТ отрасли.

И, наконец, третий путь. Главные игроки и двигатели четвертой цифровой революции — это такие мировые гиганты, как Microsoft, Google, Facebook и многие другие. Их главный ресурс — человек. Обычно человеческий капитал черпается в главных местах его концентрации, но не только. При выборе места для своих представительств международные ИТ-компании преследуют две главные цели — быть ближе к клиентам или быть ближе к рабочей силе. Понятно, что значимых клиентов в Латвии нет. Может быть только рабочая сила — программисты, кодировщики, ИТ-специалисты.

Этот третий путь, по сути, является отношениями мастера и ученика. Мы предлагаем вовлечь живущих в Латвии специалистов в проекты глобального масштаба, осознавая при этом, что "мастер" заберет себе львиную долю от вознаграждения за завершенный проект. И доля "ученика" будет сравнительно небольшой. Но для "ученика" эта зарплата будет значительно выше, чем он мог получить бы, работаея метрдотелем в ресторане. И уплаченные с нее налоги, с помощью которых можно будет позволить себе лучшее образование и медицинское обслуживание, тоже будут значительно выше. Но главное — со временем "ученики" много чему научатся. И некоторые самые смекалистые даже смогут впоследствии превзойти своих "мастеров", создав собственные предприятия и выйдя на мировую арену.

Как тогда будет выглядеть этот путь и что нужно на нем делать? Международные предприятия (так называемые multinational companies) ищут выгоду в малых издержках. Мы подходим под эту модель. Заработная плата в латвийском ИТ секторе существенно ниже, чем в США, Великобритании и даже Ирландии. Однако международным компаниям нужны значительные резервы рабочей силы. Анализ CERTUS свидетельствует, что локация (город) попадает на мировую карту, если число выпускников по ИКТ специальностям превышает 3 000 человек в год. В 2016 году в Латвии таких выпускников было 656. Согласно прогнозу, в 2022 году их будет еще меньше — 622.

Как увеличить число выпускников до 3000 в год? От того, найдем ли мы в ближайшие годы ответ на этот вопрос, и зависит — произойдет ли рывок в латвийской ИТ-отрасли.

[1] Цели будущего, направления нынешнего. Латвия 2022. Domnīca Certus.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form