Янис Урбанович. Европеец: звучит ли это гордо?
Foto: LETA

Самая ужасная ошибка, которую может допустить Евросоюз после массовых убийств невинных людей в Париже, это попытка в той или иной степени мстительно отыграться на ищущих в Европе убежище и возможность безопасной жизни людях. Это было бы равноценно подаренной нами самими террористам победы и полное достижение ими их преступных замыслов.

Истерия — это естественная человеческая защитная реакция в кризисные минуты, поэтому, к сожалению, правые радикальные политики воспользуются моментом для спекуляции в обществе страхов и разжигания ксенофобии. Во многих странах-участницах ЕС, и особенно в тех, кто в более, чем гарантированной отдаленности от концертного зала Bataclan или стадиона Стад де Франс — и Латвия не исключение — уже слышны призывы даже от представителей правительств, ввести по отношению к сирийским беженцам политику "закрытых дверей", отказаться от Шенгенского соглашения и начать строительство защитных заграждений на границах национальных государств.

Люди без "джихада" в рюкзаках

Те люди, которых сейчас ЕС "селекционирует" на право получить убежище, по всей вероятности и являются главной целью террористов. Беженцы, желающие себе и своим детям мир, безопасность и, конечно, благосостояние, уже поэтому виноваты у джихадистов в том, что не стали покорной человеческой массой на их родине. В противовес призывам правых радикалов, они вряд ли будут стремиться экспортировать "джихад" — подрывать свое новое убежище, служить агрессивным догмам, из-за которых уже были потеряны дом, семья и их историческая родина.

Беженцы в подавляющей своей массе уже "сыты по горло" радикальным исламизмом. И теперь джихадисты надеются, что после парижской бойни, ошеломленные трагедией европейцы в жажде мести лишат последней надежды тех несчастных, которые осмелились бежать из "исламистского рая". Поэтому успешная политика предоставления беженцам убежища может стать важной составной частью успешной борьбы ЕС с терроризмом.

Поток лиц, ищущих убежища, который движется через Средиземное море, безусловно рушит поверхностную гармонию Европейского Союза. Однако главной проблемой являются не сотни тысяч уже мигрировавших людей или гипотетические миллионы новых. Она — в самих европейцах, в отсутствии у них уверенности в себе. Прежде всего, мы должны захотеть восстановить в себе гордость за неоспоримое величие Европы. Тогда мы сумеем этим чувством "заразить" абсолютное большинство людей, которые приезжают сюда в поисках безопасности, и принять их среди нас. Предоставим им — тем, кто останутся мусульманами - алавитами, шиитами, суннитами и другими - возможность и желание стать нами — европейцами!

Недавно в журнале Rīgas laiks и портале "Delfi" чешский отставной евробюрократ Эдвард Утрата — который для светлой старости сам выбирает себе Канаду — энергично и аргументировано попытался внушить нам кредо обитателей Брюссельских лабиринтов: раскритикованный Евросоюз имеет идеальное решение, которое позволит преодолеть все проблемы и инерции — надо будет только ограничить "эгоистический" суверенитет государств-членов ЕС и укрепить федерализацию. Но какой смысл имела бы более эффективная форма структуры, если у нее не будет содержания и души?

Кроме того, сладкие грезы евробюрократов рассеяло ультимативное письмо британского премьер-министра Дэвида Кэмерона председателю Европейского Совета Дональду Туску: необходимо создать "гибкий союз свободных стран", в которых Соединенное Королевство не будет иметь обязательств стремиться "к все более тесному союзу" (введению евро, Шенгенской зоны, и т.д.). Независимо от того, останется ли Великобритания в составе ЕС или нет, британский "шантаж" создаст новую модель европейского единства. Ее эффективность будет зависеть не от бюрократической реорганизации, а от согласованного в наднациональной гордости желания европейцев, по крайней мере, сохранить то, что уже было совместно достигнуто и не стать в мире посмешищем.

Давайте инвестировать в достоинство Европы

Не будем питать иллюзию, что через несколько лет беженцы из Сирии и Эритреи массово вернутся на родину, где, будем надеется, к тому времени наступит мир. Латвия уже получила серьезный урок истории — большинство латышей, перемещенных во время Второй мировой войны в Германию, а затем рассеявшихся по всему миру, глубоко укоренились в новых странах проживания и не спешат переселиться обратно на историческую родину. Сейчас то же самое происходит с нашими соотечественниками, которые отправились в поисках лучшей доли в более богатые западноевропейские страны. "Люди в лодках" прибывают, чтобы остаться, и Европа не может делать вид, что не понимает этого.

Акклиматизации "новых европейцев" нельзя добиться только финансовыми средствами, которые будут потрачены на выплату пособий, предоставление жилища и реализацию огромных интеграционных программ. ЕС и принимающие страны должны предоставить беженцам то, что нельзя купить за деньги — гордость за принадлежность Европе. Гордость, которую сначала должны почувствовать мы сами. Поэтому хотя бы посредством PR кампаний, посвященных европатриотизму — необходимо в "староевропейцах" реанимировать высокий уровень самооценки, гордость за свой род, округ, страну, союз стран; культурное наследие своего народа и общеевропейское культурное наследие. Мужество признать, что неотъемлемой частью этого наследия являются как великие средневековые соборы, так и скромные распятия на перекрестках сельских дорог — напоминание об идеалах христианства. Население государств-членов ЕС должно снова обрести умение радоваться успехам и достижениям ближних и дальних соседней по ЕС, гордиться ими как своими — уметь увидеть в них не только предлог для природной ревности, но и вклад в общее развитие Европейского Союза и Европы.

Конечно, европейцу трудно это признать, но для нас примером служит мощная "американская мечта", которая создает лояльных граждан США из все новых и новых поколений иммигрантов.

Мир видит страх Европы

В настоящее время действия Брюсселя и политиков стран–членов ЕС производят впечатление покорной надежды как-то откупиться от внезапной гуманитарной проблемы. Стихийный людской поток — в общих масштабах ЕС отнюдь не в катастрофическом объеме — это индикатор, показывающий страх и одержимость историческими комплексами европейцев. То, что ЕС не в состоянии защитить свои границы и управлять наплывом мигрантов, не самое худшее. Никто никогда не будет полностью готов к форс-мажорным обстоятельствам. Но, к сожалению, в момент реального кризиса ЕС демонстрирует невозможность единой позиции. Любое совместно предпринятое и последовательно реализуемое действие стран-членов ЕС — даже совершенно ошибочное — было бы гораздо более полезным для репутации Европы, чем нынешние споры по поводу того, что делать: "Пообещаем принять всех, чтобы мир увидел, какие мы добренькие!" (федеральный канцлер Германии), "Не впустим никого!" (новое правительство Польши), "Если Брюссель выделит деньги, то можно принять немного особо отобранных беженцев…" (страны Балтии) и так далее. Какофония политических мнений является свидетельством слабости ЕС, более того — затяжного глубокого малодушия нашей цивилизации.

Страх Европы увидели уже прибывшие беженцы и те, кто еще только собираются в дорогу, политики и общественность в тех регионах, которые ЕС до недавнего времени, уже после "арабской весны", надеялся "европеизировать" посредством экономических связей и программ помощи. Это создает как бы карикатурные, но, к сожалению, реальные формы "черного расизма" или религиозного шовинизма. Укреплось впечатление, что Европа, опасаясь "спровоцировать" исламских радикалов, уже не в силах защитить свои ценности у себя дома. Даже неважно, понимаются ли европейские ценности как свобода слова, равенство женщин, нравственные и культурные традиции юдеохристианства. Равно как и однополые браки, право умирающего человека на эвтаназию, свободно доступные в онлайне азартные игры, ценности которые остаются очень спорными среди самих европейцев.

За всем этим наблюдают и гарант европейской безопасности США, и потенциальный инвестор Китай, и противница "войны санкций" Россия, и недавно "нормализированный" путем дипломатических переговоров и до поры до времени убравший в дальний ящик планы создания ядерных вооружений Иран, и активно спонсирующие напряженность на Ближнем Востоке нефтяные монархии — все они делают нелестные для ЕС и Европы выводы.

Стыд за благосостояние

Придаваясь воображаемому чувству вины, Европа сама себя загоняет в угол. Сегодня она боится гордиться собой, потому что, не дай Бог, кто-то, безусловно, разглядит в этом высокомерие, расизм и проповедование исторического превосходства. Хороший тон заставляет европейцев стыдиться того, что на самом деле должно быть основой самоуважения: своего благополучия, упорядоченного и безопасного жизненного пространства. Как будто мир, верховенство закона, процветание и чистота окружающей среды в Финляндии или Швейцарии на самом деле обеспечены за счет причитающейся Сирии или Судану квоты, когда-то отобранной у них колонизаторами.

Поэтому, в риторике брюссельских учреждений и в информационном пространстве Европы преобладает истеричная политкорректность. Руководство ЕС пытается подавлять любые публичные дискуссии о проблемах, вызванных массовой миграцией людей в самом сердце Европы. Это в конечном итоге только укрепляет самых нежелательных ее противников: проповедников расовой чистоты, поджигателей приютов, метателей камней и сторонников резни на национальной почве. И в более агрессивной форме воспроизводит общий для Европы страх. (Давно забыто, что реализованная в 2000 году политическая изоляция правительства Австрии, которое было сформировано с участием радикальной Партией Свободы, подтвердила способность ЕС не позволить экстремизму вырваться за диктуемые историческим опытом Европы "красные линии").

Сегодня "империалистическая" поэзия Джозефа Редьярда Киплинга — и тем более формировавший его талант жестокий опыт на протяжении столетий британского колониализма– представляются совершенно нежелательными источниками ссылок для западного "приличного общества". К сожалению, трагедии, пережитые Ираком, Сирией, Ливией и Украиной заставляют нас вновь осознать, какая глубина заключается в фразе, когда то выведенной рукой лауреата Нобелевской премии "Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут…".

Открыты на словах, а на деле?

Отметем иллюзию изменения "Востока", чтобы сфокусироваться на людях, которые оттуда бегут. Их мы можем преобразовать и мы должны это сделать. Беженцы сейчас имеют высокую мотивацию адаптироваться, прижиться в новой среде, "вобрать" в себя сложившиеся там о Европе представления. Но они быстро поймут несоответствие данного им обещания равных возможностей реалиям принимающей страны, когда они увидят существующие там "стеклянные стены" и скрытую дискриминацию.

Недавние ошибки политики европейской интеграции и мультикультурализма должны послужить уроком для их предотвращения в будущем. Франция, которая до 13 ноября коллегиально взялась отвлечь на себя часть потока беженцев, пыталась представить себя в качестве благоприятной для мигрантов страны — отчаянно преодолевая память о беспорядках арабской молодежи в этнических гетто пригородов Парижа десятилетней давности. Поэтому вряд ли страны Балтии смогут успешно интегрировать лиц, ищущих убежища, когда те увидят сотни тысяч латвийских и эстонских неграждан — "европейцев второго сорта", несмотря на их белую кожу и христианские корни.

То, насколько успешно будет проходить интеграция новых европейцев в общества стран-членов ЕС, полностью зависит от нашей готовности для них "открыть все двери", предоставить им истинную принадлежность своей новой стране пребывания и Европе. И конечно, и от нашей честности, обещая эту принадлежность.
Для того чтобы требовать от будущих европейцев уважения к нашим законам и порядкам, ценностям и традициям, мы сначала должны сами их беспрекословно ценить, уважать и соблюдать.

Source

Tags

серия терактов в Париже
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form