Янис Урбанович
Foto: LETA

Сегодня некоторые наши политики начинают говорить о том, что нашей стране и обществу не хватает больших достойных целей. Что намеченные ранее вехи уже вполне достигнуты, что новых нет, и отсюда общие апатия и разочарование. Угадывается и продолжение мысли: "и потому население разъезжается, ему не интересно, оно не видит здесь для себя перспективы". Иное дело, конечно, если бы такие цели нашлись — все тогда остались бы на родине, работали, видели бы и верили бы.

За отсутствие новой Большой цели для Латвии упрекают и ее правительство, и партийных лидеров, особенно нашу "матушку-настоятельницу" премьер-министра Страуюму. Даже если допустить, что в такой критике нет ни капли сиюминутной корысти или намека на предстоящий передел власти, выглядит все это пошловато и глуповато, как, в прочем, и следует выглядеть политической демагогии.

Как сказал когда-то один писатель, "в фантастических романах главное это было радио. При нем ожидалось счастье человечества. Вот радио есть, а счастья нет". Сегодня это звучит абсолютно справедливо для латвийского опыта. Были в недавнем прошлом у нас поставлены большие цели: вступление в НАТО и Евросоюз, например, — которые как бы и достигнуты, а счастья прибавилось не много.

Убежден, что в нашем случае более важны не сами цели, а способы и пути их достижения. Иначе получается, что по дороге к большим целям мы или в компромиссах, или в суете, или по собственной недальновидности теряем то хорошее, что могли бы иметь, и самое главное: теряем, в конце концов, и веру в будущее. История учит на множестве примеров: невозможно построить счастье и процветание за счет других, игнорируя принципы справедливости и уважения других.

Действуя открыто и честно, сообразуясь с нормами морали, признавая достоинство и интересы соседа, мы достигаем всегда более прочных и надежных результатов. И сами при этом меняемся к лучшему, развиваемся и растем. Если же двигаясь к большим целям, мы оставляем все эти мелочи "на потом", давим на несогласных и рубим с плеча, то и получаем в итоге новые и новые проблемы.

Нет в современной истории Латвии лучшего примера на этот счет, чем попытки решить национальный вопрос через так называемую интеграцию нацменьшинств, которая с самого начала задумывалась и осуществлялась как ассимиляция: "кого сможем — сделаем латышами, а остальные уедут, благо границы открыты". То, как это все делалось, привело к глубокому и крайне опасному расколу, сделавшему наше общество тяжелобольным.

Сегодня 30% населения не участвует "де факто" в управлении страной. В Латвии установился режим несменяемости правящей верхушки — а фактически монополия на власть, которая длится уже больше 20 лет. Самые опасные наши проблемы: коррупция, воровство, бездарное управление целыми отраслями и территориями — все это уходит корнями в искусственную герметичность нынешней монолатышской политической системы.

Неудача "интеграции" случилась именно из-за того, что проводилась она неподобающими методами и негодными исполнителями, которые к тому же при этом лгали — всем и себе в том числе. Что касается ассимиляции латвийских русских как практической цели, то ее достижение невозможно как минимум по двум причинам. Во-первых, ввиду отсутствия у латышей исторического опыта ассимиляции кого бы то ни было, включая, латгальцев. Ну, и во-вторых ни у кого еще не получалось ассимилировать нацменьшинство, которое имеет рядом свое большое и сильное национальное государство.

Можно предположить, что методами лингвистического прессинга и административными мерами можно принудить русских в Латвии говорить по-латышски всюду, кроме их спален. Да, уже известны случаи, когда в некоторых госкомпаниях русские говорят между собой на своем родном языке только в туалете. Но что у них при этом будет твориться в душе? И на чьей стороне, в конце концов, они окажутся в случае действительно опасного кризиса? Об этом наверху начали задумываться относительно недавно. Причем сначала в Брюсселе и Вашингтоне, и только потом — в Риге. Не секрет, что некоторые латыши испытывают сегодня на этот счет почти панический страх: а что будет, если среди массы недоинтегрированных найдутся те, кто постарается при случае наказать своих обидчиков? Вспоминая, так сказать, собственный исторический опыт, своих прадедов и 1905 год? Вот откуда кошмары, вот где ужас…

Мне не раз приходилось, описывая ситуацию и общественные настроения в нашей стране, вспоминать слова Толстого о том, что каждая несчастная семья несчастлива глубоко индивидуально. Сосуществование латышей и русских в Латвии вполне можно сравнить с общежитием бывших супругов, живущих после развода на одной жилплощади. Они и разъехаться не могут, и строить нормальные отношения не хотят, и при этом еще дуются друг на друга. И это в то время, количество общих для русских и латышей вызовов (как и хороших возможностей) гораздо больше, чем частных проблем и обид.

Много-много раз приходилось мне излагать и защищать идею согласия, которая могла бы быть оформлена в виде общественного договора и стала бы основой для доброго сотрудничества латышей и нелатышей в государственной и общественной работе. Разумеется, на основе уважения достоинства, прав и интересов друг друга. Гармоничные межнациональные отношения, буде они построены у нас, приведут не к ослаблению, а к укреплению государства и "латышской" компоненты в нем. Ибо каждый по-настоящему лояльный русский не только будет во всех смыслах беречь Латвию (он же будет тогда считать это государство своим!), но и использует свое влияние, силы, родственные и человеческие связи с тем, чтобы и отношения между Латвией и его этнической родиной были бы хорошими, стабильными, приносили бы полезную выгоду обеим сторонам.

Лично я уверен, что наш латвийский русский (или белорус) договорится с родичами на своей исторической родине быстрее и лучше, чем наш мужественный и воинствующий МИД.

Нынешняя политика "огораживания" и отгораживания на восточном направлении — это продолжение все той же логики внутреннего латвийского апартеида, пересаженной на почву НАТО и Евросоюза. И там, и там у нее достаточно сторонников, размышляющих примерно так. Если Россию не удается расчленить по известным планам Бжезинского, если с ней страшно воевать и опасно победить, то остается одно: отгородиться поясом лимитрофов (куда в первых рядах попадает Латвия!). Конечно, лучше бы такой лимитроф организовать из Псковской области и Белоруссии — но пока не получается. Придется "ложиться" самим.

Примечательно, что на наших глазах история не просто повторяется, но повторяется даже в деталях. Так, недавно, когда в Риге с немалой помпой открывался центр "стратегических коммуникаций НАТО", я перечитал известные слова Черчилля о довоенной Прибалтике, где главным принципом правительств была враждебность к коммунизму и России, и что "отсюда, в частности из Риги, по радио и всевозможным другим каналам на весь мир шел поток острой антибольшевистской пропаганды"… Неплохо бы, кстати, не забывать — чем те лимитрофы закончили.

Что касается большого забора на границе с Россией, а также военных и невоенных баз на нашей территории, то у таких идей имеется немало сторонников. Среди них есть и те, кто искренне считает, что от такого "постоя" выиграет экономика, придут новые деньги, появятся рабочие места. Конечно, каждый забор, каждая линия фронта имеет свою инфраструктуру: дороги, казармы, прачечные, рестораны, бордели и пр. И какое-то количество наших сограждан при этом устроят свое благополучие и даже личную жизнь. Но все вместе мы от этого сильно проиграем. К тому же окончательно перестанем быть хозяевами на своей земле, а реальная власть уйдет к военным штабам и комендатурам.

Наличие на территории страны такой откровенной прифронтовой полосы убивает всякую перспективу развития чего-то серьезного, обращенного в будущее. В самом деле: в ближнем тылу "окопной войны" можно посадить весной морковку и свеклу, чтобы осенью собрать урожай и кормить солдат зимой винегретом. Но вот завод никто здесь строить не будет. Об инвестициях, новом современном производстве нужно будет забыть: Латвия же не Западный Берлин, который остальная ФРГ поддерживала многие годы из принципиальных соображений, и то только после того, как были подписаны Большие договора и обстановка на границе более или менее нормализовалась.

Латвии вообще надо повнимательнее присмотреться к германской истории — там она может обнаружить для себя массу интересного и полезного. Есть, например, у Брехта знаменитая пьеса "Мамаша Кураж и ее дети" — это история маркитантки, погубившей на полях войны всю свою семью ради барыша. Так вот мысли этой героини поражают одновременно нищетой раболепия и глубиной ощущения смысла и меры вещей, искусства выживания… Не мешало бы поставить ее нынче в каком-то Латвийском театре!

Возвращаясь к проблеме Большой цели для Латвии. На мой взгляд, она давным-давно всем известна и большинством наших сограждан вполне разделяется. Такая цель заключается в благосостоянии общества, в возможности для всех латвийцев достойно жить и трудится в своей стране, получая за это подобающую оплату. А также в высоком социальном комфорте на земле и мирном небе над головой. Все остальные цели для Латвии, провозглашаемые нашими монополистами от политики, должны рассматриваться в лучшем случае как промежуточные; хотя чаще они пытаются навязать нам свои, узкие и корыстные цели, маскируя их под общенародные.

И хочу еще раз подчеркнуть: очень важно для всех нас и нашего будущего то, как мы будем двигаться вперед, какие методы и способы будем считать для себя приемлемыми. Наверное, у всех народов есть мудрости, похожие на наши: "Насильно мил не будешь" и "на чужом несчастье своего счастья не построишь". Так чего же мудрить, изворачиваться и злиться, доказывая противное?



Янис Урбанович — депутат Сейма, председатель парламентской фракции "Согласие", президент "Балтийского форума"

Source

Tags

Янис Урбанович
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form