Юлия Степаненко. Кто боится нравственного воспитания наших детей?
Foto: LETA

Вот уже несколько недель в политических кругах кипят страсти. И речь в данном случае не о решении президента Андриса Берзиньша или выборе нового президента. Бурю в стакане воды вызвали два совершенно естественных предложения в Закон об образовании, в которых фигурирует слово нравственность.

Работая над поправками к Закону об образовании, я поняла, что на самом деле мне придется бороться с группой людей, живущих на средства от различных зарубежных грантов. Их благосостояние может оказаться под угрозой, если уже нельзя будет свободно раздавать брошюрки детям в учебных заведениях. На протяжении двух недель эти люди использовали лояльные к ним СМИ и довели свою черную кампанию до критической точки.

На постоянное упоминание моими оппонентами кремлевской пропаганды, которое перенял министр иностранных дел, отвечаю: я готова к тому, что в политике всегда будут люди, которые в случае нехватки аргументов ухватятся за Кремль как за спасительную соломинку. Мыслящая часть общества такие ходы давно уже "раскусила" и не поддаетсяна такие отчаянные провокации.

Хотя я и депутат от оппозиции, меня удивляет политическая этика и риторика отдельных участников коалиции по отношению к своим партнерам по этой же самой коалиции. Пока группа оппонентов продолжает строчить письма, согласовывать пикеты и готовится нанести последний удар перед голосованием в Сейме в четверг, я как инициатор данных поправок, воспользуюсь своей возможностью публично объяснить, против чего же на самом деле возражают наиболее активные критики моего предложения.

Во-первых, о самом предложении. Предложенная редакция такова:

"Статья 101. Образование и нравственность

(1) Система образования обеспечивает нравственное воспитание обучаемого, которое соответствует включенным в Конституцию Латвийской Республики и защищаемым ею ценностям, в особенности таким, как брак и семья.

(2) В образовательных учреждениях запрещается использование, а также распространение таких учебных пособий и других материалов, которые могут отрицательно повлиять на нравственное развитие обучаемого".

Поправки родились после длительного общения с родителями. Я разделяю опасения многих родителей по поводу того, что половое воспитание в школах ведется хаотично, отсутствует ценностная ориентация. Детям, которые еще даже не задумывались о физической близости, рассказывают о болезнях, которые можно получить половым путем.

Секс преподносится как основная, главная составляющая отношений. Детям с еще не окрепшими, несформировавшимися ценностями, недостигшими зрелости, которые находятся в поисках своей идентичности, рассказывается о возможности выбрать однополые отношения. К сожалению, это происходит с помощью различных неправительственных организаций и фондов.

В этом вопросе мое личное мнение — мнение матери четверых детей — всегда остается неизменным: детям нужно рассказывать об интимных отношениях, но необходимо пересмотреть и способ подачи материала, и контекст. А именно — нужно рассказывать об этом именно в контексте отношений, семьи и брака, без экспериментов с половой идентичностью ребенка, не упоминая о различных вариантах однополых отношений и не сводя сексуальные отношения к механическому действию, в котором ответственность проявляется только и исключительно как применение контрацепции.

Молодежи нужно рассказывать, что такое семья, что такое верность. Нужно рассказывать, что ответственность за другого человека и любовь — это нечто более серьезное, чем просто совместный поход в кино. Нужно рассказывать, что в результате интимных отношений может родиться ребенок, что парень и девушка должны быть готовы и к такому повороту жизни. И что интимная близость — это следствие серьезных чувств, которые возникли между людьми и близость предполагает не только сиюминутное наслаждение, но и ответственность.

Не секрет, что в Латвии очень трудно, почти невозможно устроить молодого человека на работу летом, зато про секс ему в школе расскажут без проблем — даже еще до того возраста, когда можно будет трудоустроиться. Если бы молодежи рассказывали побольше, чем всего лишь то, что в сексе имеются две неожиданности — болезни и беременность, — меньше было бы таких инфантильных мужчин, которые потом заставляют своих подруг делать аборты.

У родителей тоже должно быть право знать, что и когда обсуждается с их детьми в школах. Интимные отношения — слишком серьезная сфера жизни взрослых, чтобы преподавание о ней доверять какому-то случайному человеку, которого заботит только отчет о сотрудничестве НГО со школами в вопросах сексуального просвещения. Уже то, как учителя высказались в опросе, опубликованном в Latvijas Avīze, свидетельствует о том, что половое воспитание ведется именно так, как этого не хотят видеть родители учеников: в одном случае дети сами ищут материалы в интернете, во втором им демонстрируют язвы, в третьем за помощью обращаются все к тем же брошюрам.

В такой ситуации законодатель обязан установить, чтобы в учебных заведениях, которые содержатся на деньги налогоплательщиков, воспитание велось согласно таким общественным ценностям, которые закреплены в основном законе нашего государства — в Конституции.

У нас в Латвии, в отличие от США и Великобритании, не запрещена ни одна книга. У родителей всегда есть возможность вне школы приобрести любую книгу для своего ребенка — по сексуальному просвещению или другую. При желании можно даже сходить в ту же самую организацию Papardes zieds за брошюрой или вместе посмотреть какой-нибудь фильм и рассказать все, что, по мнению родителей, полагается знать их ребенку. То, что происходит вне школьных стен, — это уже касается самого школьника и отношения его семьи, и родители в этом вопросе должны играть решающую роль.

Защита детей от отрицательно влияющей информации существует в очень многих странах. Интернет кишит различными программами родительского контроля (parental control), предлагающими родителям предохранить своих детей от посещения "неприличных сайтов" (inappropriate websites). В США, колыбели западной демократии, чтобы кинотеатр показал фильм, лента должна получить возрастной рейтинг Американской киноассоциации (MPAA). Такая практика существует с 1 ноября 1968 года. То есть в демократической стране население и оберегают от того, чтобы их дети, пойдя в кино, не столкнулись с чем-нибудь таким, к чему они не готовы, и побуждают нести ответственность за то, какую информацию получают их дети.

Вернемся в Европу: еще в 1993 году в ходе инициированной правительством кампании по укреплению традиционных ценностей в образовании выдающийся британский политик, один из наиболее влиятельных католических консерваторов в политике Великобритании, лорд Джон Паттен, министр образования Великобритании, призывал основывать половое воспитание детей на общественных ценностях. Как и положено, у этой идеи тоже в то время были оппоненты, но несмотря на все это, данная норма остается в силе и по сей день. Статьей 148 уточненного в 2000 году британского Закона об образовании (Learning and Skills Act) установлено, что "госсекретарь обязан разработать руководящие указания по образованию, которые обеспечивают, чтобы на уроках полового воспитания детей учили о браке, о его значении в семейной жизни и в воспитании детей. Детей следует предохранять от такого способа обучения и от таких материалов, которые не соответствуют возрасту детей, их культуре и религиозным убеждениям"

Совсем недавний эпизод с переведенной на латышский язык книжечкой немецкого автора Анке Куль "Объясни мне" ("Izskaidro man"), выпущенной издательством Яня Розе, заставляет задуматься о том, в какие действия вовлекаются учащиеся латвийских школ. В Германии уже с 2010 года половое воспитание проводится согласно скандальным стандартам всемирного здоровья, которые носят всего лишь рекомендательный характер, и в этой стране, где различные книжечки сексуального характера в обучении учащихся основной школы — вовсе не редкость, шестиклассники, скажем так, намного продвинутее в этой области, чем наши. Автор этой книги, как пишут, вдохновлялась уроками полового воспитания в Германии, на которых немецкие школьники подготовили вопросы на листочках. Некоторые из вопросов, например, звучат примерно так: "Кто такая шлюха?", "Можно ли в сексе использовать задницу и ухо?", "Могут ли быть дети у лесбиянок?" и др.

Эта книжечка содержит заодно и веселые, вольнодумные иллюстрации. Чтобы адаптировать немецкий текст на латышский язык, издательство привлекло шестиклассников одной из латвийских школ. Дети писали записки с вопросами на латышском языке, но некоторые наиболее пикантные вопросы, содержащие ругательства, работники издательства, как сообщалось, подготовили сами. Это надо понимать так, что и в этом случае не вся информация, которая есть в книге, подходит для учащихся шестого класса. Хотя такая идея издания книги мне вообще кажется странной, издатели "Объясни мне" в своем роде уберегли детей от отрицательной информации, то есть бранных слов.
Возможно, что школьники потом прочитали эту книгу уже со всеми ругательствами, но это уже пусть и в самом деле будет на совести родителей, если уж случилось по согласованию с ними.

К сожалению, число таких и подобных им случаев в школах будет только расти. Если школы продолжат слепо выполнять программы НПО, осуществлять идеи отдельных энтузиастов и допустят проводить другие эксперименты над нашими детьми, общественные ценности вскоре станут пустым звуком. Волнение вызывает и то, что в отдельных случаях такие инициативы исходили от правительства — например, от Министерства благосостояния, в виде таких книжек, как "День, когда Рута была Рихардом" или "Когда Карлис был Карлиной". Помню, что воспитательницы моих детей с ужасом ждали того дня, когда и им в детском саду, возможно, придется отчитываться о проведении таких уроков.

Да и министр образования, невзирая на то, что отдельные учителя публично признают, что сами в школах пользуются брошюрами „Papardes zieds", считает, что укреплять Закон об образовании, запрещая подрывающие нравственность материалы, нет необходимости. По ее мнению, уже сейчас в школах все происходит согласно законам и Конституции. В определенной мере госпожа министр права: стандартами образования действительно предусмотрено нравственное образование, и все учебные материалы, включая список обязательной литературы, соответствуют цели закона, если только кому-то не придет в голову поэкспериментировать с какой-нибудь брошюркой или, например, перевести с английского языка книжку про девочку, у которой две мамы. В таком случае, например, как это было с Карлисом и Карлиной, общество, родители, должны проделать долгий путь, чтобы добиться изъятия таких материалов из школ.

Норма закона, обращающая внимание на цель Закона об образовании, позволила бы более оперативно реагировать на все сомнительные случаи и тщательнее оценивать их. Если мы вспомним, что статья 116 Конституции защищает нравственность общества от выражений свободы слова отдельных индивидов, мы увидим, что нормы нравственности — что приемлемо, а что нет, — определяет большинство общества. В школах тоже должен бы работать этот же самый принцип, поэтому, если большинство родителей в классе считают некий сомнительный материал подрывающим нравственность, он незамедлительно должен исчезнуть из учебного заведения.

Тех, кто агрессивно настроен против таких поправок, даже не буду пытаться переубеждать, так как мы всегда будем на противоположных сторонах. То, что я наблюдала за эти недели, было классическим проявлением демагогии: идея нравственного воспитания была доведена до абсурда декларированием, что теперь в школах настанут новые времена и запретят всю классическую литературу. В таком случае я должна сказать, что у того, кто все еще продолжает "на полном серьезе" утверждать, что подобные поправки к закону запретят книги мировых классиков, тоже, по моему, что-то не в порядке с основами ценностей. Одной из причин, по которым произведения обязательной литературы включаются в наши школьные программы, как раз и является нравственное развитие обучаемого, соответствующее цели Закона об образовании, поскольку без произведений классиков литературы и знакомства с культурным наследием человечества трудно представить себе формирование гармоничной и нравственной личности. И "Ромео и Джульетта" Шекспира, и все произведения Рудольфа Блауманиса, и труды других писателей-классиков сами по себе содержат нравственное учение. Приходится сделать вывод, что людям, утверждающим подобные нелепости, не в состоянии помочь вся библиотека мировой классики, так как в каждом произведении они умудрятся отыскать какое-нибудь безнравственное слово.

В заключении этого послания замечу лишь, что под конструктивной оппозицией я подразумеваю возможность сработаться и достичь договоренности по таким вопросам, по которым депутаты как коалиции, так и оппозиции могут совместно принимать решения на благо общества. Поэтому я очень надеюсь на положительное голосование Сейма 16 апреля нынешнего года и ожидаю от депутатов, что вся развернутая на Пасху кампания негативизма не повлияла на категорическую позицию депутатов по столь важному для будущего страны вопросу.

Я убеждена, что абсолютное большинство общества поддерживает нравственное воспитание детей согласно ценностям, включенным в Конституцию Латвийской Республики, в соответствии с целью Закона об образовании, и выражаю глубокую благодарность кардиналу Янису Пуятсу за конкретный и меткий ответ всем противникам нравственного воспитания.

Comment Form