32 депутатских мандата из 60, приобретенных по результатам субботних выборов, позволяют "Согласию" и ЧСР утвердить Ушакова мэром на третий срок — для этого достаточно простого большинства. А вот с организацией ежедневной работы РД начнутся сложности.

Заседание: заболел — потерял мэра?

Заседания Рижской думы проходят традиционно раз в неделю — по вторникам. Учитывая минимальный перевес новой коалиции, руководство фракции "Согласия"/ ЧСР должно добиться от своих депутатов стопроцентной явки — без права на прогул, больничный или командировку. Однако помимо очередных заседаний, в Рижской думе есть и внеочередные заседания — их созывают по требованию не менее одной трети депутатов, причем, делать это нужно в течение 72 часов с момента подачи заявки. При эпидемии гриппа или длительной командировке хотя бы трех депутатов правящей коалиции у оппозиции есть неплохие шансы отправить мэра в отставку, вынеся на повестку внеочередного заседания вопрос о недоверии руководству РД.

Комитеты: математический недобор

Согласно Закону о Рижском самоуправлении, каждый депутат может числиться не больше, чем в двух комитетах одновременно. В Рижской думе сейчас 8 профильных комитетов, в каждом — от 13 до 20 человек (число комитетов и участников определяет Устав Рижской думы). Чтобы обеспечить себе необходимое для принятия решений большинство во всех комитетах, "Согласию" и ЧСР требуется минимум 33 депутата (то есть на одного больше, чем есть в наличии). И все они должны демонстрировать идеальную посещаемость.

Что делать: три орешка для Золушки

Первый вариант — сократить число комитетов. Теоретически это можно сделать, но такое решение создаст угрозу хаоса в структуре управления — каждый комитет выполняет определенные функции (образование, транспорт, среда и жилье, финансы, культура, развитие города, социальная политика, безопасность), связан с соответствующим департаментом, обеспечивает вакансии администрации и т.д.

Второй вариант — расширить правящую коалицию за счет дополнительной фракции или отдельных депутатов (читай: "перекупить"). Нил Ушаков за последние сутки несколько раз публично заявил, что правящая коалиция готова разговаривать о сотрудничестве с другими партиями. Однако все прошедшие в РД политические силы пока подобную возможность категорически отрицают, в том числе лидер Латвийского объединения регионов Мартиньш Бондарс, который считается наиболее вероятным кандидатом на эту роль (объединение "регионалов" и партии "Для развития Латвии" позиционировало себя как межэтнический проект и, в отличие от партий правительственной коалиции, не стало заранее подписывать соглашение о бойкоте "Согласия").

Третий вариант — отдать руководство одним из комитетов представителям оппозиции, потребовав взамен их поддержку для важных решений. В истории Рижской думы подобный опыт был во время правления Айвара Аксенока ("Новое время"). Правда, его трудно назвать успешным. В распоряжении тогдашней коалиции имелся только 31 голос из 60, и Комитет по окружающей среде был отдан под контроль оппозиционной фракции объединения "Дзимтене" и Социалистической партии Латвии. В итоге при обострении внутренней конфронтации представители оппозиции, силы которых на два голоса превосходили правящих, начали просто срывать заседания комитета, парализуя работу всей Думы.

Политическая судьба самого Аксенока, как известно, тоже была печальна — его отправили в отставку в результате переворота через полтора года после избрания.