Население Латвии сокращается, но это в целом по стране. Если же смотреть по городам и краям, то окажется, что где-то "убывает" стремительнее, чем в целом по стране. И есть даже края, в которых число жителей только растет!

Данные этой инфографики основаны на информации Управления по делам гражданства и миграции (УДГМ), обобщенной за период с 2010 по 2015 год. Она включает в себя все причины изменения числа жителей — смертность, рождаемость, а также миграцию. Кстати, все экономико-социальные показатели по краям и городам ищите в нашем специальном предвыборном разделе "Твой голос решает!".

Читать инфографику просто — чем светлее край, тем меньше там жителей стало в период с 2010 по 2015 год. Чем темнее — тем больше.

Как порталу Delfi заявил историк культуры Денис Хановс, основная причина резкого уменьшения числа жителей заключается в том, что конкретные самоуправления на местах попали в опасный и безнадежный замкнутый круг.

Люди не рожают там или бегут оттуда, где не видят своего будущего, где у них нет работы и перспектив. В маленьких пограничных краях доля частного бизнеса как работодателя больше, чем в Риге или в других городах. Однако частный бизнес не появляется там, где число клиентов сокращается и где невозможно найти квалифицированную рабочую силу.

В части самоуправлений эту проблему решили активным привлечением средств европейских фондов. Но сумели это сделать далеко не все. Большинство "вымирающих" краев — не смогли.

В результате низкой активности бизнеса и налогов "на местах" собирается мало. Раз мало налогов, то и возможностей улучшать жизнь людей и тратить на социальные нужды у самоуправлений почти нет. И это, разумеется, также побуждает людей бросить все и отправится в поисках лучшей жизни в более крупные города или вовсе за пределы страны. Оставшееся на местах население стареет, квалифицированной рабочей силы все меньше, бизнес не появляется, инвестиции не приходят, налогов нет, жизнь все безнадежнее… замкнутый круг!

Следствием всего этого является и низкая активность избирателей. В Ауцском крае на прошлых выборах в самоуправления голосовали лишь 40% избирателей. В Раунском крае — 42%, в Балтинавском — 44,57%.

Лидером по скорости потери жителей является Стренчский край — к 2015 году там недосчитались 1/7 (15%) от всех, кто проживал в 2010 году. Там также самая высокая социальная нагрузка в стране — 759 из 1000 жителей нетрудоспособны. Впрочем, доступность медицины при этом рекордно высока — третье место в республике.

"Рекордсмен" в Видземе — Раунский край, который потерял 14,4% жителей. Там довольно много фирм — 32,4 на 1000 жителей, однако краю почти не удалось привлечь европейские деньги и с 2009 по 2016 годы в инфраструктуру и производство там вложили всего 1,56 млн. евро.

В Латгалии больше всех потерял Вилякский край — 14,5% жителей. Там очень мало частных фирм — лишь 9,5 на 1000 жителей, однако сравнительно много выданных разрешений на строительство.

"Чемпион" Земгале — Ауцский край, жителей там стало меньше на 12,8%. Частного бизнеса там мало, зато повезло с еврофондами, из которых с 2009 по 2016 годы получено более 30 млн. евро. Но самоуправлениям там тяжело, ибо край является одним из рекордсменов по социальной нагрузке (675 на 1000) и доле нуждающихся жителей (9%).

В Курземе ситуация немного лучше, в "чемпионском" крае — Дурбском — к 2015 году по сравнению с 2010 недосчитались лишь 12,1% жителей. Высокая социальная нагрузка (651 на 1000), но зато и налог на недвижимость собирается солидный — более 100 евро на человека.

"Основная тенденция — деревня вымирает и все концентрируется в городах. Но заметна и новая тенденция — эти люди, приехав в город, обнаруживают, что и там не могут хорошо заработать, исключительно из-за инфраструктуры", — комментирует Андра Фелдмане, советница по делам предпринимательской деятельности Латвийского объединения самоуправлений (LPS).

Она также указывает, что в соответствии с изменяющейся демографической ситуацией в Латвию могут приехать другие люди. "Наша земля, по сравнению с остальным миром, очень здоровая, так как у нас нет таких проблем с водой, как у других. Если на ней не будет наших людей, придут другие, которые и станут на ней жить", — считает представительница LPS.