О приписываемых "Согласию" демонах…

Нам приписывают всякое. Службу Кремлю. То, что мы ставим интересы России выше интересов Латвии. Нам надо отвечать за все, что делает хозяин Кремля. И так далее… Это все неправда.

О Путине…

Сейчас он пока — я не знаю, каким будет [президент Франции Эммануэль] Макрон — единственный визионер, который ясно видит свою страну как таковую и в контексте других стран… Свою страну. Что касается нас, я не думаю, что мы входим в первую сотню проблем, которые занимают его ум.

О том, что делать, если сталкиваешься с несправедливостью в Рижской думе….

У меня бывает так, что ко мне предприниматели приходят и рассказывают такие ужасные вещи [про Ригу]. И спрашивают: "Ну, как же так, Янис, йохайды". Они вспоминают все… Я им говорю: милые, вы ко мне больше никогда не приходите. Потому что обычно получается так, что вы приходите, когда вам пять раз что-то [провернуть] удалось, а шестой — нет. Ну, если вам что-то не удалось, вы видите несправедливость — будьте так добры, есть так много инстанций, есть Полиция безопасности, есть БПБК, есть прокуратура. Пожалуйста, пишите заявления!..

— То есть, вы хотите сказать, что в правоохранительных органах, как вы сказали раньше, работают одни политологи и пока хотя бы одного человека из "Согласия" не поймают — им верить нельзя?

Все претензии по-прежнему вербальные… Если [правоохранительные органы] видят коррупцию и так далее, смотрите им через плечо и ловите всех этих жуликов за руку! Всех! Кого угодно!

О том, чьи интересы лоббирует Рижская дума…

Нил Ушаков хороший мэр и пытается поддерживать своих. [Уточняющий вопрос: "Кто эти свои?"] Рижские предприятия — все. Те, кто в Риге платят налоги.

О том, как "Согласие" внутри реагирует на скандалы с его членами…

У нас споры с Нилом [Ушаковым] и товарищеские суды довольно регулярные… Товарищеские суды публичные мы не устраиваем. Непубличные регулярно. В последние шесть лет три депутата Сейма сложили мандаты. В Рижской думе у нас несколько людей оставили партию.

Если человек сделал что-то [противоправное], он член нашей партии и работает в Рижской думе, его увольняют и исключают [следует просьба назвать фамилии]. Я боюсь всех не вспомнить… Виталий Рейнбах, Игорь Николаев… какие четыре или пять есть.

О том, что "Согласие" делает с ошибками в самоуправлениях (вопрос задан в контексте высказываний Андрея Элксныньша)…

На уровне самоуправлений, особенно на уровне самоуправлений, у всех ошибок есть имена и фамилии… Признание ошибок — отстранение и исключение из партии. Работа над ошибками — поиск более подходящих людей [на просьбу назвать примеры следует отказ с формулировкой "Я представляю партию, которая по-прежнему способна самоочиститься"].

О том, что Рижская дума сделала за четыре года, чтобы город стал более социал-демократическим, решил проблему бедных людей, чтобы в нем росло население…

Риге и Рижской думе не надо становится социал-демократическими. Им надо единственно работать над выполнением желаний рижан и данных им обещаний… При этом налоги и их пропорции не может ни одно самоуправление, включая Ригу, изменить. Это прерогатива Сейма и правительства, которые по-прежнему дают богатым более выгодные налоги. Они единственное могут снизить свои доходы от налога на недвижимость. [Уточняющий вопрос про инвестиции и новые рабочие места] Рабочие места создают предприятия, они действуют исходя из того, сколько стоит рабочая сила, а это определяют не самоуправления.

Янис Урбанович на Delfi TV: "Оккупации — были. Оккупантов — нет"
Foto: Кадр из видео

О том, есть ли в Латвии люди, которые находятся "в оппозиции к государству" (ранее в разговоре Урбанович поддержал налоговую реформу со словами "Мы в оппозиции [в Сейме], но не в оппозиции к государству"…

В Латвии есть люди, которые находятся в оппозиции к стране. Это большая проблема и она не только этническая. Видите ли, некоторые в Латвии смотрят российское телевидение со страхом, а другие — с надеждой.

— И они в оппозиции к государству?

Я думаю, что да. И еще все уехавшие в оппозиции. И те, кто освоил компьютер и зубоскалят, не важно про что, лишь бы позубоскалить — они тоже в оппозиции к государству. Они с негативной жизненной программой. И таких очень многих. В Латвии это очень большая проблема. И она не психологическая. Это вопрос национальной безопасности.

— Вы правы. Об этом и Полиция безопасности в своих отчетах пишет.

Внимательно читаю каждый раз.

— Без сомнения. Исходя из того, что вы сказали про смотрящих российское ТВ. Там счет идет на сотни тысячи человек. Сколько из них — избиратели "Согласия"?

Я не знаю.

— Вы допускаете, что большая часть?

Нет.

— А кому принадлежит большая часть?

Граждане, которые вдохновляются этими каналами… я думаю, что они [вообще] не голосуют.

Янис Урбанович на Delfi TV: "Оккупации — были. Оккупантов — нет"
Foto: Кадр из видео

О том, не является ли "Согласие" заложником "русского вопроса"…

Мы стали в своем роде заложниками. Мы боролись с оппонентами в так называемой русской диаспоре, получили их избирателей и многие их ожидания…

О том, как "Согласие" работает с избирателем, скептически настроенным, к латвийскому государству…

Я хочу вам сказать, что и среди сторонников других партий есть очень много точно так же скептические настроенные к государству, качеству управления. Не надо красить нас красить в цвета Шинн Фейн, это не так. Я хочу сказать… они нас слушают больше, потому что, возможно, нет альтернативы… Но что мы им говорим? Мы их настраиваем против государства? Вы знаете, сколько мы сделали для интеграции? Это отнимает очень много энергии и средств.

— Но есть другие, которые с ними работают против интересов латвийского государства. Снаружи работают. В основном вопрос, конечно, про Россию.

С ними больше работают латвийские правые политики. Россияне не могут ничего сделать снаружи! Никогда не могли. Никак не могут влиять. Ничего бы не произошло, не было бы возможно ни в Украине, ни в Сирии и так далее, если бы внутри не накопились бы проблемы.

— (нарочито иронично) Латвийские националисты за все в ответе, "Согласие" не при чем.

В большой степени. А в еще большей — все эти компрадоры, которые стоят между Национальным объединением и "Согласием". Они — в еще большей степени.

— Вы согласны с тем, что вы — Национальное объединение и "Согласие" — очень сильно друг друга кормите?

К сожалению, да. А еще, такая фантазия… Лучше всего бы для Латвии было, если бы когда-то в будущем, "несомненные защитники русских" и "несомненные охранители латышскости" договорились о работе на благо Латвии. И подписались бы под всеми этими вопросами, в которых врут по "Согласие". Я знаю, что мы в черном списке.

Янис Урбанович на Delfi TV: "Оккупации — были. Оккупантов — нет"
Foto: Кадр из видео

О том, что Янис Урбанович думает про следующую мысль: "Согласие" взяло власть в Риге, а в Сейме, пусть и выиграв выборы, оно охотно и комфортно сидит в оппозиции и "отрабатывает" свой электорат…

Я довольно веселый политик, я бы рискнул и со шпагатом. Мы делали это уже много раз. Мы были готовы…

— Но не до конца!

Потому что мы не хотели рисковать всем, не получить ничего и оказаться посмешищем — не только в глазах тех, кто нас ругает, но и в глазах своего избирателя, который бы нас спросил: "Вы этим доверяете? Я им не доверяю!".

— И заложники в этой ситуации…

Заложники все.

Янис Урбанович на Delfi TV: "Оккупации — были. Оккупантов — нет"
Foto: Кадр из видео

Об оккупации…

В прошлом столетии латвийское государство пережило по крайней мере три оккупации. Если мы используем слово не в юридическом смысле, а в сакральном, то есть "оккупация, это когда плохие люди приходят и что-то нам плохо делают".

Я предлагаю понять, почему многие мои избиратели опасаются свободного использования этого слова. Потому что они — и не без основания — опасаются, что те, кто требуют от "Согласия" этого упражнения [в истории], ищут не исторического понимания того, что произошло, а оккупантов. Тех, против кого это можно направить.

Поэтому я хочу предложить такую формулу, универсальную для всех: оккупацИИ были, оккупантов — нет.

— СССР дважды оккупировал?

Да. А Гитлер — между ними. Плохие. Они оба — плохие. Но их больше нет, ни Гитлера, ни Сталина. Несчастные люди, жертвы войны, которые не задумывали совершить ни первую, ни вторую, ни третью оккупацию. Те, кто попал в этот водоворот — они ни в чем ни виноваты. Они в Латвии живут, не важно, на чьей стороне они воевали. Тут нет оккупантов. Ни творивших зверства от имени Гитлера, ни Сталина…

Я своего избирателя знаю и чувствую. Я за своего избирателя хочу сказать — он с этой формулой согласен. Я хочу, чтобы другие политики и их избиратели согласились с тем, что оккупации были — и это большое несчастье — но не надо искать среди жителей Латвии оккупантов.