За какой столицей будущее Балтии
Быстрый Вильнюс, умный Таллин или миллионная Рига?
Кристина Худенко, фото Марис Морканс
В Рижской метрополии живет 1,1 млн человек, и по этому показателю у столицы Латвии главный конкурент в Балтийском регионе — Стокгольмская агломерация, считает мэр Стакис. Что надо сделать, чтобы слова "Я из Риги!" звучали не менее гордо, чем век назад, когда по населению и производственным мощностям столица Латвии опережала столицу Швеции? Как вырвать победу у соседних "балтийских тигров"? Об этом портал Delfi поговорил с экспертами сферы урбанистики и мэрами Риги, Вильнюса и Таллина.
"Латвии во многом тяжелее, чем той же Эстонии, которая вцепилась в "фиников" и долбит туннель до Хельсинки, пока не возникнет единый город Талсинки. Хорошая и достаточно реалистичная перспектива. А из Риги — куда туннель прикажете рыть? Нет такого места», — образно описывает "балтийский расклад" Артемий Троицкий. Живущий в Таллине музыкальный критик полагает, что Латвии, единственной из трех балтийских республик, не повезло оказаться "страной-сироткой": у Эстонии есть Финляндия, у Литвы — Польша, а у Латвии и Риги таких очевидных "родственных" связей нет. Приходится полагаться на свои силы.

На рубеже 19-20-го веков своих сил хватало на то, чтобы Рига стала одним из крупнейших мегаполисов, портов и промышленных центров региона. Многонациональным и многоязыким, с четырьмя крупными и активными общинами — латышской, немцкой, русской, еврейской... Англо-немецкий мэр Риги Джордж Армистед лихо менял конки на электротрамвай, открывал школы на разных языках, больницы, зоопарк... В то время здесь родились будущий киногений Сергей Эйзенштейн, сын известного архитектора стиля югенд, и будущий основатель современной либеральной политической философии профессор Оксфорда Исайя Берлин — человек, которого уважали Черчилль, Ахматова и Кеннеди... Представлялся он: "Меня зовут Исайя Берлин. Я из Риги". И эта фраза тогда не требовала пояснений.

Сегодня можно лишь гадать, каким мог бы стать город, если бы не мировые потрясения 20-го века. Соблазн расправить крылья остался до сих пор. Место — идеальное не только для войны, но и для мира: берег Балтийского моря, стык Востока и Запада, тепла и холода, лесов и лугов, образованных людей и больших трудяг... На что Рига может претендовать в Балтийском регионе и чего ей не хватает для возрождения былого величия?
Большая балтийская гонка
Какие задачи стоят перед Ригой
"Сто лет назад Рига была важным мегаполисом в самом широком понимании, — соглашается социоантрополог Виестурс Целминьш. — Развитая индустрия, экспорт по всему миру, активное строительство. Это был очень космополитичный город, в котором тесно взаимодействовали четыре крупные общины — немецкая, латышская, русская, еврейская… Сейчас даже две никак не могут договориться. Сегодня в столице сосредоточено около 70% экономики Латвии, но есть куда расти, особенно в сфере технологий. Понятно, что прежней тяжелой индустрии здесь нет и уже не будет. Значение порта мы тоже потеряли, впав в зависимость от одного соседа, а потом потеряв и его. Теперь задача снова открываться всему миру".
"По дигитализации Таллин далеко впереди нас. Эстонские университеты и предприятия работают как близнецы-братья с Хельсинки и всей Финляндией. Литва и Вильнюс ориентируются на бизнес-центры и филиалы международных офисов. Рига, как обычно, где-то посредине, с недораскрученным статусом в сфере логистики и финансовых услуг. Нам есть куда расти, чтобы вернуть позиции сильного лидера региона".
Одна из серьезных проблем Риги — все меньше людей, которые хотят здесь жить. "Главный ресурс каждого города — его жители, — говорит Целминьш. — Пока он непривлекателен для своих горожан, трудно думать о привлечении иностранцев и инвестиций. Последние 25 лет в Латвии делались самые низкие инвестиции в человеческий ресурс, в образование. Эстония инвестировала — ростки вложений мы видим сейчас. Весь капитал — в наших головах. Мы вряд ли сможем конкурировать с Китаем по производству. Все хотят, чтобы их семьям и бизнесу было тут надежно и комфортно. Очень состоятельные будут жить в Цюрихе, Мюнхене, Вене и других столицах. Рига не для таких, она все же небольшая. Но ее можно сделать привлекательной".
Нейл Балгалис: "У Риги есть два сценария — гомофобски закрытый и сжимающийся город или открытая миру и разнообразию метрополия". Фото: Марис Морканс.
У Риги есть два сценария, считает урбанист, глава компании планировщиков городов Grupa-93 и организатор крупнейшего урбанистического хакатона Madcity Нейл Балгалис, — гомофобски (по отношению ко всем) закрытый и сжимающийся город или открытая миру и разнообразию метрополия. Наглядный пример — Стокгольм, который стал самым быстрорастущим регионом Европы. Почему? Он притягивает людей и предприятия. В итоге там высокий уровень жизни, зарплаты, комфорт...

Скорей всего, наша правда будет где-то посредине — не совсем закрытый и не совсем открытый. У нас так много неосвоенных и заброшенных территорий, есть что развивать, но делать это можно только в случае роста числа жителей и предприятий. Это и есть наш план, по которому надо 20 лет идти шаг за шагом. Скажем, Ванкувер свою историю успеха сложил именно за 20 лет. И нам надо — сейчас или никогда, чтобы не покатиться по пути деградировавшего Детройта. Риге нужен рост демографических показателей и хотя бы одна интересная и сильная история. Например, трио Rail Baltica – аэропорт — паромный узел. И рост демографии. Если этого не будет, успеха не светит!
Сделаем правильно — оставим позади Вильнюс с Таллином. Мы же в центре, а это важно. Из центра всегда можно отъехать налево или направо. Финансист или программист из Риги сможет за полтора часа попасть в Таллин или Вильнюс на планерку или тусовку. Нам надо стать полноправной частью Северной Европы, а не Восточной. И тогда все пойдет по правилу: живешь среди миллионеров — или ты сам миллионер, или станешь им. Живешь с наркоманами — процветания не жди. Если будем смелее и грамотнее, станем интересным, дружественным семьям и надежным местом, все случится раньше, чем вы думаете. И мы этого заслужили!"
Предпосылки для истории успеха Риги видит и экономист Петерис Страутиньш: "Рига до сих пор — крупнейший экономический центр Балтии. У нас на треть больше рабочих мест, чем в Вильнюсе, и вдвое больше, чем в Таллине. Да, уровень доходов жителей Таллина выше, зато сам город намного меньше, а уровень доходов в Вильнюсе — почти такой же.

Надо признать, что темпы развития Риги в этом веке несколько отстали от других столиц Балтии, которые управляются лучше. Влияние оказал и лопнувший пузырь цен на недвижимость во время глобального финансового кризиса. Не думаю, что в ближайшие 20 лет Риге удастся нагнать отставание от Таллина в уровне жизни — столица Эстонии ведь тоже не стоит на месте. У Балтийского региона в целом за это время есть возможность основательно усилить свои позиции в Европе".

Экономист Петерис Страутиньш: уровень доходов Таллина догнать трудно, но шансы есть. Фото: LETA
Таллин-2040
Центр инноваций Балтии, самый "умный" и самый зеленый в мире
Население - 445 тысяч, официальные прогнозы к 2040 году - 478 тысяч.
Мэр Таллина Михаил Кылварт (43 года) видит столицу Эстонии как "мировой зеленый город". Пресс-фото.
Столица Эстонии сформулировала стратегию развития Таллинн-2035 как «мировой зеленый город» с амбицией возглавить глобальное эко-движение. "Мы видим Таллин городом, где люди хотят творить, развиваться и действовать, — говорит 43-летний мэр города Михаил Кылварт. — Здесь экспериментируют, а маленькие идеи вырастают в большие. Здесь нет места страху ошибки. Здесь объединяются зелёные идеи и цифровые инновации, здесь рождаются истории успеха мирового масштаба..."

Сегодня в Таллине живет треть жителей страны. Прогноз: за 10 лет число таллинцев вырастет на 20 000 человек и достигнет 458 тысяч. Благодаря трудовой миграции из окрестных волостей, днем в столице на 50 000 человек больше, чем ночью. К 2035 году таллинцы должны совершать не менее 70% поездок на общественном транспорте (для горожан он уже бесплатный), пешком, на велосипеде или скутере. Для этого здесь инвестируют в велодорожки и новые пешеходные тоннели, устанавливают павильоны ожидания, прокладывают трамвайные маршруты, меняют дизельные автобусы на биометановые. В этом году на развитие транспорта выделено 3,7 млн евро, а на обслуживание системы – 86 млн евро. Это сократит количество выбросов СО2 на 25 000 тонн в год (равно годовому выбросу 7000 легковых авто). К 2035 году городской транспорт Таллина должен достигнуть климатической нейтральности.
Как и Париж, Таллин приступил к разработке концепции 15-минутного города: все повседневные услуги и деятельность большинства жителей должны быть в зоне 15-минутной пешей прогулки. Для этого, в сотрудничестве с частным сектором создадут единую платформу услуг общественного транспорта и мобильности.
Так будет выглядеть центральная таллинская станция Rail Baltica Ülemiste. Пресс-фото.
Крупнейший логистический узел Эстонии формируют в микрорайоне Юлемисте, неподалеку от расширяющегося аэропорта. В ближайшие годы там построят единый транспортный терминал Rail Baltica Ülemiste, включенный в сеть общественного транспорта города. Он же позволит наладить быстрое и удобное сообщение с Ригой. По прогнозам, за 20 лет число авиарейсов из Таллина вырастет вдвое.

Пока менее реалистичным, по мнению мэра, выглядит проект подводного тоннеля Таллинн-Хельсинки. Инициатор этой стройки финский бизнесмен Питер Вестербака обещал, что 15 млрд евро на этот проект поступят из Китая, запуск планировали 2024 году, а к 2050 году эксплуатация должна была принести около 300 млрд евро, из которых 47 млрд должно было прийти в Эстонию.
"В любом случае, концепция так называемого Талсинки — городов-близнецов со многими общими целями и задачами, развитыми партнерскими отношениями — мне очень близка, — отмечает Кылварт. — Мы не раз обсуждали его нюансы на встречах с мэром Хельсинки. Уверен, движение на сближение продолжится".
Кылварт считает важным развития сотрудничества с Ригой, Хельсинки и Петербургом и другими столицами и метрополиями Евросоюза.

Чтобы найти баланс между городом и природой, Таллин инициировал проект "Путукавяйл" — в дословном переводе — "путь насекомых"; то есть это "зеленый коридор" на заброшенных городских территориях для сохранения насекомых-опылителей и отдыха горожан. По мнению Кылварта, этот проект может стать эталоном зеленой инфраструктуры будущего не только Эстонии.
В марте началась и работа над другим масштабным проектом – организацией одного из крупнейших в стране парков Тондираба в спальном районе Ласнамяэ: на месте заброшенной территории бывшего болота, рядом с большими детскими площадками, спортивными городками с тренажерами и площадками для выгула собак, сохранят места обитания редких растений. Это не только обеспечит экологическое равновесие, но и даст понять посетителям парка, что город и живая природа не исключают друг друга.

Открытие парка запланировано на осень. Усилия Таллина были замечены на международном уровне — в октябре 2020 года Форум интеллектуальных сообществ признал город самым интеллектуальным сообществом в мире, оценив деятельность в сфере устойчивого развития окружающей среды и цифровых зеленых технологий. На развитие проекта "умного города" Таллин привлек 32 миллиона евро европейских инвестиций. Параллельно он продолжает борьбу за титул Зеленой столицы Европы — в прошлом году удалось дойти до финала.
По мнению главы Союза архитекторов Эстонии Алвера Андреса, "сегодняшний генеральный план развития Таллина - скорее план позавчерашнего дня. Он состоит лишь в том, чтобы исправить то, что уже произошло, и мотивирован желанием избежать противоречий городской логике 20-го века без каких-либо новых идей. Но изменились сами проблемы". Как надо действовать для сохранения контроля над ситуацией?

Архитектор уверен, что «с точки зрения ландшафта Таллинн мог бы стать идеальным местом для жизни. Море на западе, прибрежная скала с озером, извилистая река и одинокий холм посреди города. Лучшие жилые районы всегда были у воды и на краю хребта. Естественно, создание благоприятной окружающей среды в других районах означает, что в городе необходимо создавать больше природных зон - воды и зелени".
С точки зрения злободневных потребностей, Таллин должен уплотняться – это позволило бы эффективнее использовать ресурсы. Но такая политика может привести к росту загрязнения воздуха и шумов. Уплотнение нельзя совершать механически – надо сохранять личное пространство и оставлять пустоты.
Чтобы избежать потери жителей периферийных районов, архитектор предлагает более эффективно соединить разные части города, ранжируя режимы движения, отдавая приоритеты бульварам или центральным улицам и имея в виду, что люди все чаще работают с информацией, совмещая работу и жизнь в одной локации. Горожане будут стремиться жить рядом с логистическими хабами, чтобы не тратить время и энергию на перемещения. Также Андрес отмечает, что зона влияния Таллина давно вышла за пределы административных границ. Она охватывает значительную часть прилегающего столичного региона Харьюмаа. Нельзя игнорировать и взаимосвязи с Хельсинки, "откуда нити тянутся через Балтийское море как на восток, так и на запад".

Архитектор считает, что хорошо развитый общественный транспорт и жилищное строительство в ключевых точках может способствовать появлению поселков городского типа, которые трансформируют структуру города в полицентрическую, развивая полукруг с Таллином в центре. Для улучшения связи восточной и западной частей города, чтобы «приблизить» полуостров Копли, районы Табасалу и Виймси, надо активно использовать железнодорожный транспорт, к которому в будущем может добавиться еще что-то. «Даже наша соседка Латвия в ближайшем будущем планирует использовать дроны для доставки посылок, - отмечает Андрес. - В отдаленной перспективе рассматриваются гиперпетли и подземные автомобильные тоннели".

Андрес считает важным задаться и философским вопросом: «Должно ли новое городское пространство, уважая все нормы и вызовы эпохи и подчиняясь новым технологиям, содержать что-то, к чему применим комментарий: «В хорошем произведении искусства никогда нельзя объяснить напрямую, что это такое. Хорошее произведение искусства всегда должно сопротивляться интерпретации; он всегда должен быть глубоко амбивалентным». (Тамм, 2020) Но для этого надо набраться смелости и заявить, что города - действительно величайшие произведения искусства, которые когда-либо создавало человечество…"
Вильнюс-2040
Климат-нейтральный и самый быстрый в решениях европейский город
Население — 542 тысячи человек, официальный прогноз к 2040 году — 540 тысяч человек
Мэр Вильнюса Ремигиюс Шимашюс надеется, что Вильнюс станет самым открытым и самым быстрым в принятии решений на всем континенте. Пресс-фото.
47-летний мэр Вильнюса Ремигиюс Шимашюс смотрит на будущее столицы Литвы очень оптимистично: "В Вильнюсе на один-два процента в год растет население. Надеемся, что тенденция сохранится и ускорится. Мы уже стали крупным центром финансовых, лазерных и биотехнологий, что окажет огромное влияние на нашу экономику в ближайшие 10-20 лет. С другой стороны, мы стараемся оставаться одним из самых зеленых городов Европы за счет деревьев и внедрения возобновляемой энергии (Вильнюс взял на себя обязательство стать климатически нейтральным городом к 2040 году, — прим. Ред.). Поскольку через Вильнюс пройдет ответвление Rail Baltica, поездки в Ригу и Таллин станут проще. Надеемся, это укрепит не только туризм между странами Балтии, но и саму экономику всех братских стран".

Шимашюс надеется, что Вильнюс станет самым открытым и самым быстрым в принятии решений на всем континенте. По его словам, Вильнюс стремится стать крупнейшим центром инноваций и площадкой для внедрения новых разработок.
Несколько более осторожно смотрит на развитие литовской столицы городской антрополог, доцент Вильнюсского технического университета им. Гедиминаса Екатерина Лавринец. Она отмечает, что реальных шагов по сокращению использования частного транспорта не так много. Вильнюс по-прежнему инвестирует в автомобильную инфраструктуру и твердые дорожные покрытия, растёт количество коммерческих проектов с увеличенным количеством парковочных мест, а вот с озеленением все не так бодро. Зачастую развитие велоинфраструктуры происходит за счёт прежних зелёных насаждений и сокращения ширины тротуаров, а не проезжей части.

"Обычно, представляя города будущего, мы отталкивается от достижений человека — образы будущего городов, насыщенных технологиями, получаются идеалистичными и оптимистичными, — считает Лавринец. — Мы не осознаём, насколько климатические изменения могут повлиять на повседневный комфорт и привычки.
Например, мы можем комфортно находится в кондиционированных помещениях, но готовы ли мы терять комфортную среду внешнего пространства? Насколько удобны будут те же велодорожки без озеленения в условиях увеличивающейся жары летом?
Всё это ведёт к массе проблем с охлаждением города в жару, ухудшающемуся качеству воздуха и в целом, городского микроклимата. А в эпоху климатического кризиса такие города становятся все менее привлекательными для жизни".

Ещё одна тема, возникающая на стыке опыта пандемии и городом будущего — это реорганизация пространств работы, отдыха, обучения. "Опыт работы и обучения из дома выдвигает новые запросы к рынку недвижимости: нам нужны возможности более чётко зонировать квартиры (именно сейчас многие поняли, насколько важен доступ к зелёным пространствам в жилых районах), — рассуждает Лавринец. — В то же время энергетически затратные многоэтажные офисы, как места только для работы, уже сейчас, на фоне пандемии, выглядят как морально устаревшим решением... Есть надежда, что переоценят необходимость гигантских, эстетически жалких торговых центров с огромными паркингами. Всё-таки в наших городах системы электронной коммерции и доставки работают уже неплохо.

В целом, зелёный город, который очень сознательно распоряжается своими ресурсами — землей, зелёными зонами, качеством воздуха, водой, электричеством — и стремится к созданию условий для здоровой и долгой, необязательно быстрой жизни. Таким хотелось бы видеть Вильнюс-2040".
Рига-2040
Крупнейшая метрополия в центре Балтии, плюс 100 тысяч жителей
Население - менее 630 тысяч человек, официальный прогноз на 2040 год - 560-570 тысяч человек
Мэр Риги Мартиньш Стакис считает, что для бизнеса и инвесторов столица Латвии всегда будет интереснее, чем Вильнюс или Таллин. Фото: Марис Морканс.
Мэр Риги Мартиньш Стакис, 41 год, не сомневается в лидерских позициях латвийской столицы: "В бассейне Балтийского моря есть всего две метрополии — Стокгольм и Рига. Ни одна другая столица не отвечает этому определению. Центр Стокгольма меньше рижского — там в состав агломерации включены все окрестности города. Рига до этого жила, думая узкими категориями Рижского самоуправления. Я считаю, что Рижскую метрополию надо считать от Огре (минимум от Саласпилса) до Юрмалы. Если думать такими категориями, то у нас уже 1,1 млн жителей. В связи с этим мы назначили вице-мэра, отвечающего за метрополию".
"Почему важно думать такими категориями? — продолжает Стакис. — Возьмем, к примеру, самую дорогую услугу самоуправления — сточные воды и канализация. Нужны огромные трубы, которые прогоняют стоки и чистят воду. В мире такие системы соединяют все окружающие городки, а у нас у каждого самоуправления — своя политика сточных вод и своя маленькая компания. В Кекаве их даже три было. Это ненормально дорого! Надо договориться с окружающими самоуправлениями и мыслить масштабно, а не удельными княжествами. Между нами нет конкуренции — наоборот, мы можем друг другу помочь".
"Например, я не хочу завод в центре Риги. Если ко мне придет инвестор, я готов говорить с Марупе, чтобы предприятие строилось там. Но для меня важно, чтобы рабочие этого завода жили в Риге и использовали нашу инфраструктуру".
Так что будущее Риги, по Стакису — вернуться к статусу метрополии: "Конечно, нам надо думать, что делать, чтобы в самой Риге было более 700 000 жителей. Пока же, по инерции, в ближайшие годы число жителей снизится еще минимум на 25 тысяч, но если мы постепенно реализуем грамотную жилищную политику, они или их дети будут возвращаться. И жителей станет минимум на 100 000 больше, чем сейчас. Для бизнеса и инвесторов мы всегда будем интереснее, чем Вильнюс или Таллин. Просто потому что мы посредине, у нас намного больше аэропорт с большим числом маршрутов (надеюсь, что это сохранится). Только Риге до сих пор нечего было предложить инвесторам. Это проблема, по которой нам надо бежать за Вильнюсом и Таллином".
Над проектом работали: Кристина Худенко, Александра Полещук (текст), Марис Морканс (фото), Наталья Шиндикова (дизайн), Анатолий Голубов (редактор).
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.