В этом отношении приятно иметь свободную для выражения мнений площадку на портале DELFI, которую автор активно и использует. А упомянутые выше способности далее будут продемонстрированы на обретении должниками "принципа оставленных ключей", которому они всецело обязаны юристу и депутату Ирине Цветковой, единственной на сегодня представительнице РСЛ в Сейме.

Основная борьба на пленарном заседании при окончательном рассмотрении Закона о неплатежеспособности происходила вокруг предложения депутатов Закиса (Единство) и Демитерса (Партия реформ) исключить поддержанное во втором чтении предложение депутата Ирины Цветковой — "принцип оставленных ключей", позволяющий после продажи имущества, служащего залогом, погасить все оставшиеся обязательства должника.  Отдай ключи от заложенной квартиры и начинай жизнь с чистого листа.

По этой поправке депутатов от правящей коалиции, поддержанной ответственной комиссией (как правило, такие поправки принимаются на пленарном заседании без дебатов и голосования), кроме Цветковой  выступили еще шестеро депутатов, и она была отклонена с убедительным счетом 25:58, т.е. редакция второго чтения осталась неизменной.

А тогда, 28 ноября 2013 года, из 194 предложений, внесенных ко второму чтению, 23 поступили от Ирины Цветковой, и 16 из них были поддержаны комиссией. "Ключевое" предложение, содержащее в себе "принцип ключей", первоначально было комиссией отклонено.

Защищая свою поправку в дебатах, депутат Цветкова охарактеризовала  суть предложения, и добавила: еще в 2009 году премьер Домбровскис обещал ввести этот принцип отданных ключей, но "против" выступили банки и тысячи семей остались без крыши над головой. В дебатах по поправке участвовали еще шестеро депутатов, и она была неожиданно поддержана: 56 — "за", 30 — "против". 5 — воздержались". Из распечатки голосования видно, что "за" голосовала странная компания из фракций ЦС, СЗК и Национального объединения. "Против" были Единство и реформисты.

Принцип отданных ключей, в известной степени, эстафетная палочка, переданная от ветерана молодому бойцу. Не одна Цветкова заметила обещания Домбровскиса, и первым, воплотившим эти обещания в законодательную инициативу, оказался автор этих строк.

Вот как я обосновывал свое соответствующее предложение № 15 к тогда еще новому закону о неплатежеспособности, проходящему 20 мая 2010 года второе чтение.

К сожалению, среди тех 300 предложений, которые в той или иной мере облегчают судьбу должников, это предложение ЗаПЧЕЛ абсолютно уникально. Остальная оппозиция не сомневается, что банкам следует отдать не только то имущество, что в них заложено, но и весь кредит вместе с процентами, отняв у должника все. Самые смелые предложения — это растянуть период расплаты и оставить на этот период должникам часть доходов, чтобы они не умерли с голоду. Кстати большинство даже таких полумер отвергнуто комиссией, и видимо, не будет поддержано и Сеймом. Как будто депутаты прямо в банках и работают, или, на худой конец, зарплату там получают.

Никто кроме ЗаПЧЕЛ больше не решился бросить столь опасный вызов иностранным банкам. Тем банкам, которые в период спекулятивного роста ВВП вели себя в Латвии, как в слаборазвитой колонии. Безудержное промывание мозгов назойливой рекламой, стремление посадить на кредитную иглу как можно больше людей без всякой оценки их возможностей расплатиться. Ровно три года назад, когда еще не было поздно, было отклонено столь же уникальное, как и мое сегодняшнее, предложение коллеги из ЗаПЧЕЛ Мирослава Митрофанова о законодательном ограничении этой безумной рекламы…

Поддержал меня тогда своей речью и председатель фракции Яков Плинер. Он, в частности, отметил, что долги частных лиц являются для Латвии бедствием номер один. Эти долги, по сути являющиеся внешними долгами латвийским филиалам иностранных банков, составляют около 13 миллиардов латов и втрое превышают государственный внешний долг. По различным оценкам, в долговое рабство попали около 400 тысяч семей. За неполные 2,5 года число банкротств увеличилось почти втрое.

Конечно, после того, как раздутый банками финансовый и ипотечный пузырь лопнул, недвижимое имущество существенно обесценилось, и банки, в случае принятия нашего предложения, могут понести существенные убытки. Но они же проводили оценку имущества, и должны были оценивать и риски. Если банки этого не сделали, то пусть теперь несут солидарную ответственность со всеми остальными жителями Латвии…

Ну и вот, через четыре с лишним года нашу работу доделала депутат Цветкова. Как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Умение находить себе самых неожиданных союзников депутат только в сентябре продемонстрировала, как минимум, трижды.  После ее выступлений в комиссии не попали два предложения Нацобъединения: о прекращении выдачи видов на жительство в обмен на инвестиции для россиян и новый закон статусе участников Второй мировой войны. Заметим, что регламент в таких случаях предусматривает  только два выступления: "за" и "против".

Зато в комиссии был передан подготовленный самой Цветковой законопроект об ограничении сексуальной пропаганды среди детей, составленный в соответствии с призывом шести крупнейших христианских конфессий. В последнем случае "за" были 47 депутатов, "против" — 18, воздержались — 11, и 15 присутствующих депутатов не участвовали в голосовании. При этом как среди тех, кто поддержал, так и  тех, кто не поддержал законопроект, присутствовали представители всех фракций Сейма!

Молодые герои моей статьи, Мирослав Митрофанов и Ирина Цветкова — лидеры в рижском списке РСЛ. А мы с Яковым Плинером, ветераны политических баталий, их подпираем, как это было принято в армии Древнего Рима. Уверен, что в таком составе нам удастся как минимум, повторить успех былого ЗаПЧЕЛ -самой активной фракции Сейма. А иначе мы работать просто не умеем.