Не надо меня жалеть,
я живой!

Саша Ронис о суперменах, волейболе и карьере в кино

«Помню, как поезд затягивал ноги. Сначала одну, потом я упал на рельсы. По второй ноге проехали два вагона. А я лежал на насыпи, смотрел на свои ободранные сандалики и злился, что испортил новую обувь». Александр Ронис потерял ноги накануне шестого дня рождения. К 20 годам он успел, пожалуй, больше, чем многие его ровесники: снялся в двух фильмах, получил приз международного фестиваля за лучшую роль, а в конце октября стал призером международных соревнований по волейболу сидя. 

Жизнь.Вкл

Завязать галстук. Подняться на бордюр. Почистить картошку. Доехать до Юрмалы. Эти люди совершают маленький подвиг каждый день, но не считают себя героями. Они живут полной жизнью вопреки всему. И не собираются сдаваться. Портал DELFI запускает проект "Жизнь.Вкл": о тех, кто не сдается.

Мы встретились с Александром в одном из кафе в центре Риги. Он только что вернулся с соревнований в Москве и сразу же поспешил на примерку новых протезов. Его сложно застать на месте. Он в постоянном движении, за день наматывает десятки километров. Каждый день ездит из Елгавы в Ригу и обратно. Александр сам забирается в вагон, а затем поднимает коляску.

«Иногда бросаются помогать. Бывает, схватят коляску, поставят ее в двух метрах от поезда, а мне потом как туда по платформе добираться? Лучше самому, я уже привык», говорит Александр

14 лет Александр живет без ног, но его оптимизму и жажде жизни можно только позавидовать. Со всеми трудностями он привык справляться самостоятельно.  Он считает, что человек и есть тот двигатель, который управляет своей жизнью без оглядки на обстоятельства. Человек делает выбор, который считает нужным. Так Александр пришел и в кино, и в спорт.

«В сидячий волейбол я пришел четыре года назад, когда мне было 16 лет, – вспоминает Александр. – Все началось с того, что я заглянул в магазин купить себе перчатки, у меня за месяц «уходит» по две пары. И вот встречаю там Андрея, моего будущего партнера по команде. Он спросил, занимаюсь ли я спортом? Я тогда уже играл в баскетбол, но волейбол – это было что-то новое. Пришел на тренировку, даже сменную одежду не взял. Думал: ну, что там, посмотрю, да и все. А там парни разного возраста, кому за 20, кому за 40, рубятся в волейбол с таким азартом. Кричат мне: «Что там смотреть? В интернете посмотришь. Иди играть!»

«Ну, я слез с коляски, пересел ко всем на пол. Начали отрабатывать пасы и подачи. Я очень быстро двигался по площадке, там таких быстрых точно не было. Конечно, сначала все коряво шло, я же ничего не умел. К концу тренировки расстроился. Но тренер сразу сказал: приходи еще. Потом много раз звонил и настаивал, чтобы я приезжал. Тренировки были на улице Абренес в Риге, а я жил в Елгаве. Сначала отрабатывал удары у стенки, потом на поле. Понимал, что я тяну команду вниз, на мне проваливаются все мячи. Но ничего, с годами втянулся так,  что уже даже не могу представить свою жизнь без волейбола», – рассказывает Александр.

Вместе с командой Саша недавно побывал на чемпионате по сидячему волейболу в Москве. Деньги на поездку собирали всем миром, и не напрасно – наши ребята заняли первое место. «Я в Москве был впервые. За четыре дня мы так толком ничего и не посмотрели, потому что все время играли. Принимали нас там душевно. Меня поразил зал: огромный такой ангар, где раньше располагался завод шарикоподшипников. Пять тысяч квадратных метров! Все это разбито на семь спортивных площадок под разные виды спорта. Масштабно и здорово!» – восхищается Александр.

Шестой день рождения – в коме

О том, что произошло в 2004 году, Саша рассказывает спокойно: «Я с рождения был таким заводным, все время где-то носился, бегал. Помню: едет машина,  а я бегу рядом по тротуару, чтобы ее обогнать. Да я и сейчас такой: наушники надену и несусь. Всегда был азартным, и то, что произошло 8 августа 2004 года, тоже отчасти случилось из-за азарта».

Семья Александра жила тогда в Болдерае. За домами – железная дорога, по которой то и дело ходили грузовые составы. В тот день мама была на работе, за Сашей присматривали родственники. Его позвали домой, но он сказал, что останется во дворе. И при первой же возможности сбежал оттуда со старшими ребятами: «У меня такой характер: я уверен в себе. Верю, что все смогу. Это было даже в шестилетнем возрасте. В тот день рядом со мной были старшие ребята. Они стали рассказывать, как цепляются за поезда и катаются. Я тут же сказал, что тоже так умею. Хотел казаться круче. Когда поехал поезд, я зацепился за ступеньки и поехал. Еду и думаю, как бы мне ноги закинуть. Понимаю, что под ногами нет опоры, стал пытаться еще раз, и тут моя нога попала под колеса. Я упал на рельсы, и меня, фактически, перерубило, потому что следом по второй ноге проехали два вагона. Я очнулся на другой стороне полотна, как там оказался не знаю. Помню, увидел свои новые сандалики, которые потрепало поездом. Я хотел встать, а потом потерял сознание». 

Мобильников у нас не было, друзья побежали домой, чтобы рассказать своей маме. Дело было возле остановки «Даугавривас циетокснис». Оттуда прибежал мужчина, сразу вызвал скорую. В больнице трое суток провел в коме. 10 августа у меня был день рождения, очнулся 11-го, весь в трубках и бинтах. Рядом сидит мама и плачет. Стал ее успокаивать, попытался встать. Мама пыталась меня уложить обратно. И вот тогда я впервые понял, что это не ужасный сон, а реальность», – рассказывает Саша.

В детстве многие вещи переносятся легче. Да, Саша не мог, как раньше лазить по деревьям. Не мог носиться по окрестностям с друзьями. Но то, что случилось, он воспринял совершенно спокойно. 

Осознание того, что нет ног, пришло позже. Я провел в больнице почти год. Там мне было невыносимо скучно, я все время смотрел и читал комиксы. За это время мне сделали 12 операций. 

Самая длительная — 16 часов, когда мне отделяли кожу от осколков костей. Брали кожу с одной ноги, чтобы залатать другую. Для этого ее приходилось наращивать, я к этому привык. 1 сентября 2005 года я пошел в 1-й класс рижской 71-й школы. Никто меня там не обижал, но я всегда понимал, что я особенный».  

За время учебы Саша перенес еще две операции, но продолжал идти по жизни с улыбкой: «Помню, как учителя всегда призывали одноклассников брать с меня пример, – вспоминает он. – Мне легко давалась математика, а вот с латышским было сложно. Учили мы его с мамой иногда и при помощи ремня. Поблажек никаких не было. После первого класса я переехал в Агенкалнс, там у меня появился друг».

Погружение в латышскую среду

С первого по шестой класс Саша ходил в рижскую 71-ю школу: там был поток для детей с ограниченными возможностями. Но потом семья переехала в Елгаву. Как теперь добираться до школы в Риге? «Мне отчим сказал, чтобы я с ним ездил. Но ему на работу к восьми утра, а мне на занятия — к девяти. Я подумал: ну, ничего себе, я так не хочу. Стали искать школу-интернат в Елгаве, но меня с моим диагнозом туда не взяли. Тогда я стал искать сам, нашел Райскумскую школу-интернат, которая сразу же была и реабилитационным центром. Сначала было сложно: хоть папа у меня и латыш, в семье говорили по-русски. В школе я тоже учился на русском. Помню, идет математика, я все записываю, но ничего не понимаю. После уроков подхожу к учительнице, а она не знает, как мне это по-русски объяснить. Потом у меня появились двуязычные одноклассники, стало легче. Ой, были вообще смешные случаи. Искал как-то кабинет, где проходили уроки музыки, подхожу к девчонкам и спрашиваю: «Кур ир музика?», – смеется Александр.

Ко второму семестру Саша свободно заговорил по-латышски, разве что путал окончания. В интернате же начал заниматься баскетболом. «Я всегда был такой шустрый, с рождения. Поэтому баскетбол мне очень понравился. У нас была очень хорошая команда. Помню, как устраивали соревнования между похожими интернатами из Литвы и Эстонии. То мы к ним ездили, то они к нам. Все на колясках, гоняем по полю. Здорово! У нас девочка такая была в команде, с любого места в корзину попадала. Но мы закончили девять классов, нужно было определяться с будущим. Я собрал документы и поступил в Юрмале на компьютерного техника. Но тут у меня все совпало: и баскетбол, и волейбол. В общем, забросил я домашние задания, взял «академ», а потом забрал документы, потому что понял: мое — это спорт», – рассуждает Александр.

Супермен в инвалидной коляске

А потом неожиданно в жизнь Александра Рониса ворвалось кино. В основу сюжета фильма «Держись, Юстс!» легла реальная история о том, как Саша помог задержать вора. «Все получилось случайно. Мы хотели снять небольшой фильм об Ассоциации волейбола сидя. В Германии, например, куча таких клубов, все время какие-то соревнования. А у нас всего две команды. Чтобы спорт развивался, необходимы новые игроки. И вот к нам на тренировку пригласили режиссера Павла Гуменникова. Один из наших игроков пришел с такой доской на колесах и стал кататься по залу. Я говорю: «Дай и мне прокатиться!» И там стал носиться, на виражах зависать. Мы разговорились, я рассказал ему историю о том, как мы со знакомой девушкой за Origo разговаривали. К нам подошел какой-то подвыпивший мужчина, сначала попросил сигарету. Мы его отшили. Но он вдруг развернулся, схватил у девушки с плеча сумку и побежал. Я за ним на коляске. А он пьяный был, наверное. Я его только схватил, и он буквально нырнул в асфальт. Тяну его за сумку и ору: «Он сумку украл!». Сначала хотели его в полицию сдать, но потом пожалели и отпустили. Эта история и легла в основу фильма о том, что, даже если ты инвалид, ты можешь все. Главное — никогда не сдаваться. Как бы не сложилась судьба, ты есть ты. Не отступай!»

Александр говорит, что играть роль ему не пришлось: на съемочной площадке он был самим собой. Разве что по асфальту передвигался на руках: «Я так обычно не делаю – есть коляска, летом был лонгборд. Но я ощущал себя таким суперменом. Помню, наш фильм представляли на фестивале детских и юношеских фильмов в Италии. И там дети были в восторге от моего героя, он их вдохновил. И даже на афише они изобразили Юста как супергероя в инвалидном кресле».

«Давай, Юст!» получил награду на международном кинофестивале Manhattan Short и собрал лестные отзывы критиков. Александр почувствовал себя почти кинозвездой: «Я стал еще больше уверен в себе, самооценка пошла вверх. Стал с девушками свободней разговаривать. Думал, что точно буду кинозвездой, совмещая спорт и кино. Скоро, кстати, выйдет еще один фильм с моим участием – Dvēseļu putenis, о том, как Латвия в 1919 году боролась за независимость. У меня там роль солдата, который во время боев потерял ноги. Там по сюжету я и в госпитале был, и на коня меня сажали, и семья меня оплакивала. Фильм очень понравился. Но пока больше предложений я пока не получал».

Найти и не сдаваться

«Я никогда не жалуюсь на судьбу,  все по максимуму делаю сам. Сам захожу в общественный транспорт, сам затаскиваю коляску. Многие контролеры, которые ездят в поездах Елгава -Рига, уже так хорошо меня знают, что даже не спрашивают удостоверение инвалида. Легко завожу знакомства, мне никогда не бывает скучно. Летом катались на лонгбордах, ездили купаться на карьеры. Кстати, я очень хорошо плаваю, видимо, фамилия обязывает», – смеется Александр.

С личной жизнью у Саши тоже все в порядке: у него есть девушка, с которой они давно знакомы. С августа стали встречаться. «Мы проводим время вместе, гуляем. Я сейчас как раз собрался сделать себе новые протезы. После того, как я попал под поезд, мне сделали ужасные деревянные протезы. Шел на них как робот, они не сгибались. Это было настоящее мучение. Потом у меня появились более современные протезы, они сгибались в коленях. Но на них тоже было очень неудобно ходить, на коляске как-то быстрее».  

«В 2012 году мне сделали очень хорошие протезы, – рассказывает Саша. – Помню, надел такие розовые штаны-унисекс и прошелся по интернату. Девчонкам очень нравилось. Потом, конечно, купил удобные джинсы. А затем сломал коленную чашечку, и три месяца по гарантии мне их чинили. К тому времени я подрос и не влезал в протезы. Их снова отправили в ремонт, все затянулось, и я махнул рукой. До сих пор валяются где-то в сарае».

На этот раз по совету товарища по команде ему делают абсолютно новые протезы – из современных материалов. Об «умных» протезах за 30 000 евро, которые «понимают», чего хочет человек, речь пока не идет. «На это нужны деньги. Я работал в веломагазине два месяца, занимался сборкой велосипедов: регулировал, ставил колеса и так далее. Но так сложилось, что мне пришлось делать выбор между работой и спортом. Да, я хочу сдать на права, купить себе такую белую BMW е39, хочу кататься с друзьями и девушкой по городу. Но вот смотрю на цены и понимаю, что на коляске все-таки дешевле выходит». 

Государство не в силах предложить ему работу, а частные работодатели не хотят брать на себя ответственность за инвалидов. Таких, как Саша не берут работать даже кассирами или операторами. А он продолжает воспринимать жизнь легко и с юмором. Жить одним днем и не задумываться о будущем.

Над проектом работали: Ольга Петрова, Диана Чучкова (текст), Марис Морканс, Оксана Джадан (фото), Наталия Шиндикова (дизайн), Анатолий Голубов, Эгита Пандаре, Лигия Чиекуре, Андра Чударе, Эдгарс Давидсонс.
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.