Сломан позвоночник,
но не ты

Айнар Семенов – о гольфе,
16 операциях и шансе жить по-другому

«Чтобы спасти одну ногу и избавиться от инфекции на другой, мне пришлось пожертвовать второй ногой. Два в одном, как говорится. Всего за эти годы я перенес 16 операций. Врачи думали, что я на всю жизнь останусь лежачим. Но я не смог смириться с этим. Мне выпал шанс начать другую жизнь, и я с радостью им воспользовался», – говорит лиепайчанин Айнар Семенов. Восемь лет назад его жизнь висела на волоске.

Жизнь.Вкл

Завязать галстук. Подняться на бордюр. Почистить картошку. Доехать до Юрмалы. Эти люди совершают маленький подвиг каждый день, но не считают себя героями. Они живут полной жизнью вопреки всему. И не собираются сдаваться. Портал DELFI запускает проект "Жизнь.Вкл": о тех, кто не сдается.

В июне 2011 года Айнар вместе с сестрой и ее приятелем отправился на Песчанку — небольшой водоем у границы города.  Айнар, которому в ту пору было 20 лет, бегал по берегу, дурачился. Потом прыгнул в воду, ударился о дно и сломал позвоночник.

«Я лежал в воде лицом вниз и не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. Пытался только покрутить головой. Сестра увидела с берега, что я все еще в воде лежу. Подумала, что я шучу. Но потом они поняли, что случилась беда: бросились за мной в реку, потащили на берег. Я был в сознании. Никто же не знал, что у меня сломан позвоночник. Конечно, обычно при таких травмах не перемещают, а дожидаются приезда врачей. Вызвали скорую, они меня зафиксировали и повезли в Лиепайскую больницу. Как меня везли в больницу — уже не помню. Там мне провели первую операцию. Очень сложную», – рассказывает Айнар.

Фото: Диана Чучкова

После операции врачи прогнозировали, что парень может выжить. Шансов на то, что он будет двигаться, не давали никаких. Айнара ждала жизнь в постели. Поначалу так и было – он не мог пошевелить руками и ногами, лишь моргал и говорил с трудом: «Сначала даже не слова получались, а какие-то звуки. Все болело. Месяц я провел в Лиепайской больнице. Там мне стала помогать семья Демитерсов, которая стала для меня приемной. С Линдой я познакомился еще в детском доме, а ее мама там работала ночной няней. Они ухаживали за мной, помогали собрать нужные документы. Это невероятное счастье, что мне так повезло с этими людьми. Риту я считаю своей мамой, а Линду — сестрой». 

«В тот год, когда я сломался (так Айнар говорит о несчастном случае на реке – Ред.), Линда получила премию «Гордость Латвии» в номинации «Друг». Номинацию объявляла актриса Зане Даудзиня. Потом она стала даже моей крестной. Ко мне прямо в больницу приехал пастор Кристс Калниньш, и там меня крестил, – вспоминает Айнар. Меня возили в реабилитационный центр «Вайвари», и вот там я стал действительно приходить в себя. Там мне выдали коляску, я быстро научился на ней передвигаться. У меня был целый план занятий. Но начались другие проблемы — пролежни».

Пролежни были настолько большими, что постоянно требовали хирургического вмешательства. Четыре из них были размером с мужской кулак. Когда их убирали место операции закрывали кожей, которую брали с другого места. Но однажды инфекция затронула ногу парня так серьезно, что врачи поставили его перед выбором: либо мы избавляемся от инфекции в одной ноге, но убираем оттуда все кости, либо ты жертвуешь ногу во имя спасения второй ноги. Получалось так, что одна нога стала донором для другой: «Конечно, я очень хотел жить. Поэтому пожертвовал ногой и выбрал ампутацию. Но я не скажу, чтобы сильно переживал: это ведь просто часть тела. Руки у меня остались на месте, голова тоже. И получилось два в одном: и инфекцию побороли, и нашли кожу, чтобы закрыть места пролежней на другой ноге».

Детский дом, спорт и борьба с депрессией

На стенах в комнате Айнара много рисунков: портреты Мистера Бина, Анджелины Джоли, рэпера Тупака Шакура. Он рисует гелиевыми ручками в необычной манере, которую сам же и придумал. Рисовать Айнара никто не учил: этот дар у них с братом, видимо, с рождения. Тема семьи для Айнара — особая, потому что детство и юность он провел в детском доме.

«Мама умерла, когда мне было пять лет. Жили мы тогда в коммуналке. Нас осталось шестеро. Сиротский суд предложил бабушке взять над нами опекунство. Но это же логично, что бабушке это было не под силу. Как пожилой человек мог за всеми нами усмотреть? Она предложила тогда оставить нас и у нее, и маминых сестер. Но Сиротский суд на это не пошел. Не захотел нас разделять. Так мы оказались в детдоме», – вспоминает Айнар. 

«Жили мы там нормально, мне и пожаловаться-то не на что. Что нам было делить с другими девчонками и мальчишками? Основное наша задание там — учиться. Ты получаешь одежду, еду, всякие подарки. Только учись. Мне даже в детдоме было легко. Наверное, потому что у меня такой характер. Я до сих пор могу войти в любую компанию, завести знакомства. В детдоме я стал увлекаться спортом. Закончил школу, поехал учиться в Скрунду на специалиста по отделочным работам. Но не закончил. Сломался», – рассказывает Айнар.

До несчастного случая он серьезно занимался футболом, танцевал брейкданс, И очень много курил. После пережитых операций желание курить пропало навсегда: «Я один раз попробовал, но мне стало так плохо, что я даже повторять не стал. Была ли у меня депрессия? Поначалу было сложно, да. Но это только в тот период, когда пролежни мучили. Это же постоянная температура под 40, ты в таком полубреду, все болит, на еду смотреть не можешь. Я в таком состоянии как раз ездил и на вручение награды «Гордость Латвии». Но потом на помощь пришли книги.  Много книг по психологии. А еще книги, где много юмора, смешных историй, анекдотов. Смотрел ролики YouTube. И как-то стал и проблемах своих забывать. И появилось желание других успокаивать. Так и стал себя вытягивать из болота».

Жизнь, разделенная на «до» и «после»

В 2014 году Айнар рискнул и принял участие в полумарафоне. В инвалидной коляске он преодолел 11 километров. Потом в его жизни появился гольф. Это началось еще в «Вайвари», где Айнар познакомился с терапевтом Филипсом Бернадскисом. Тот рассказал, что был в США, где люди играют в так называемый adaptivе golf — гольф для спортсменов с ограниченными возможностями.

Фото из личного архива Айнара Семенова

«Мы подумали: а почему бы и нам не попробовать? Первый инвентарь у нас был старый, но надо было с чего начать. Филипс договорился с Тукумским гольф-клубом, мы стали ездить туда на занятия. И дальше уже все вошло в профессиональное русло. Сначала у нас проводили одно соревнование в год, потом два, а в этом году уже три. В этом году на чемпионате Латвии по гольфу я занял второе место», – говорит Айнар и показывает полученный приз.

На гольф у Айнара серьезные планы: он продолжает усиленно тренироваться во дворе своего дома и надеется, что в следующем году им удастся съездить на соревнования в Европу. Сначала в Великобританию, а дальше — как получится.

«Мог ли я помышлять о такой жизни до травмы? Не знаю. Жизнь «до» и жизнь «после» – между ними огромная разница. Теперь я смотрю на мир совершенно по-другому. И живу я сейчас гораздо лучше и интересней, чем до травмы»

«Из прошлого я могу взять с собой только свой позитивные качества и спорт, – признается Айнар. – Считаю, что копаться не нужно. Слишком много времени уходит на это. Мы думаем, переживаем. Зачем это? Лучше жить сегодня и сейчас. Тем более, что у меня есть цель», – рассказывает Айнар.

Сейчас он продолжает дистанционное обучение, чтобы получить диплом об окончании средней школы. В планах – продолжить учебу на психолога, чтобы помогать людям, которые не силах справиться со сложными и безвыходными ситуациями. «Мне очень нравится работать с людьми. Найти с ними контакт, достучаться. Наладить мост. Еще я сейчас учусь в автошколе, получаю права, хочу ездить на машине. Вот недавно прошел уже медкомиссию. Хочу серьезно заниматься  рисованием. Я уже и не думал, что карандаш в руках удержу, но у меня все получилось. Сейчас я сделал свой сайт в интернете. Могу рисовать на заказ», – говорит Айнар.

Каждая операция — риск. Но рисковать надо с улыбкой

Айнару действительно повезло с хорошими людьми. Его окружает любящая приемная семья, друзья, приятели. Трагическая случайность не оборвала дружеские связи. Были те, кто прошел с Айнаром самые черные минуты. Но со временем появились и новые знакомства.

«Летом можно с друзьями на море съездить. Страх воды, конечно, остался. До сих пор боюсь опускать лицо в воду. Сразу начинаются проблемы с дыханием. Но я с этим живу. Каких-то других проблем у меня нет. По Лиепае везде могу  проехать на коляске. В магазины, аптеки, Олимпийский центр установлены пандусы. Там, где езжу, бордюры притоплены. Поэтому сложностей с передвижением не возникает. И люди у нас отзывчивые. Сам я стараюсь все сделать сам, чтобы никого не напрягать. Но люди, если меня видят, всегда подойдут спросят, не нужно ли помочь», – говорит Айнар.

В 2014 году Айнар рискнул и принял участие в полумарафоне. Фото: Диана Чучкова.

За семь лет работу ему предложили лишь один раз: это было субсидированное из еврофондов место преподавателя спорта для людей с ограниченными возможностями. Он сам разработал программу, вел занятия в спортзале, которые были весьма востребованы. Но проект закончился, а вместе с ним исчезла и работа. Сейчас Айнар живет на крошечную пенсию по инвалидности.

«Я бы хотел обратиться к Министерству здравоохранения: скажите, чем нужно руководствоваться, назначая пенсию инвалиду в 86 евро? Говорят, что-то зависит от стажа. Откуда у меня, 20-летнего парня, мог быть стаж? И как я могу выжить на эти деньги? Купить себе водку и веревку, чтобы сразу все проблемы решить? Это издевательство. Такое отношение раздражает. Найти работу очень сложно, остается ждать новых проектов», – говорит Айнар.

Фото из личного архива Айнара Семенова

«Я стараюсь во всем находить позитив. Варианты есть всегда, их надо уметь искать. Иногда это может быть просто книга в анекдотами, разговор с близким человеком. Это очень важно: найти своего человека. Но не стоит сразу предъявлять требования. Так всю жизнь провести в поисках. Нельзя ничего не делать. Нельзя просто лежать и смотреть в потолок, – считает Айнар. – Мне дан шанс жить по-другому. Никто из нас не идеален. Но если жизнь преподносит тебе такой дар, пользуйся им. И мотивируй других».

Ни одна из операций, через которые прошел Айнар, не длилась меньше 7 часов. «В любом состоянии нужно находить свои плюсы. Конечно, совсем не думать о том, что с тобой произошло после травы, нельзя. Это часто напоминает о себе, – признается Айнар. – Например, в прошлом году у меня опять была операция. На этот раз сложности с пяткой. Под носком не видно, но у меня там дырка. Опять брали кожу в трех местах, чтобы ее закрыть. На ягодицах тоже был пролежень. Но я не заморачиваюсь по этому поводу. Я на все свои операции ходил и хожу с улыбкой. Потому что и так я уже наполовину в выигрыше».

Над проектом работали: Ольга Петрова, Диана Чучкова (текст), Марис Морканс, Оксана Джадан (фото), Наталия Шиндикова (дизайн), Анатолий Голубов, Эгита Пандаре, Лигия Чиекуре, Андра Чударе, Эдгарс Давидсонс.
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.