Я вам спою

Александр Евдокимов о тюрьме, парусниках и чуде

«До 27 лет я жил, как хотел, три судимости успел получить. К счастью, в тюрьме принял крещение, и жизнь моя радикально изменилась. Второй поворотный момент — 2003 год. Авария, в которой пострадали мы с женой, а на свет преждевременно появилась наша дочь. С тех пор я не хожу, но это не мешает мне получать от жизни все удовольствия. Я учусь в вокальной студии, пою в квартете, делаю модели парусников, танков, самолётов. Да, я на коляске, но сейчас мне просто надо считаться со своей ситуацией», – рассказывает Александр.

От зеленого змия до церковного квартета

«Не возражаете, если я вам спою?» – спрашивает Александр у таксиста. «Пойте, конечно», – отвечает водитель, покосившись на мужчину, который лихо перебрался из инвалидной коляски на переднее сидение. «Эта песня нравится всем женщинам», – уверенно говорит Александр и подключает к телефону колонку, которую всегда носит с собой. Уже через минуту начинается он начинает петь: «А белый лебедь на пруду-у-у...». Мы переезжаем Вантовый мост под песню группы «Лесоповал». 

Жизнь.Вкл

Завязать галстук. Подняться на бордюр. Почистить картошку. Доехать до Юрмалы. Эти люди совершают маленький подвиг каждый день, но не считают себя героями. Они живут полной жизнью вопреки всему. И не собираются сдаваться. Портал DELFI запускает проект "Жизнь.Вкл": о тех, кто не сдается.

«Моя жизнь до и после крещения – это совершенно разные вещи. Но сразу хочу сказать, я стал адвентистом Седьмого дня не потому, что попал в коляску, это пришло раньше. Наверное, Бог меня образумил. Сначала как было? Я обычный валмиерский пацан, приехал учиться в Рижское ПТУ номер 11 на улице. Абренес. Хотел получить профессию слесаря по ремонту подвижного состава. Жил в общежитии, а там так: учился, гулял, выпивал. Под это дело загремел в тюрьму по пьяной драке. Помню, практика у меня была возле Центральной тюрьмы. Ну и шутил потом: раньше работал напротив тюрьмы, а потом сидел напротив работы», – смеется Александр.

В Шкиротавскую тюрьму, где он отбывал свой третий срок, стал приходить капеллан. Александр начал читать Библию, а потом принял крещение: «Это правда чудо. Бросил пить: уж сколько лет прошло, вообще не тянет к бутылке! С курением было сложнее. Я еще полтора года после крещения курил, но постоянно молился, на коленях стоял, чтобы от этой привычки избавиться. И Бог избавил меня». После тюрьмы Александр устроился на работу, женился, на третьем десятке пошел учиться в музыкальную школу. Там он до сих пор оттачивает свое мастерство в студии вокала..  

«Мои бывшие собутыльники надо мной смеялись. Говорили, совсем с ума сошел. А я думаю: вот вы живете в подвалах, пьете по-черному, нигде не работаете, постоянно голодные… И вы после этого нормальные, а я — сумасшедший? Знаете, мы часто не ценим того, что дает нам Бог. Да, может быть, у меня и не самый крутой мобильник. Да, у меня старенькая машина, но есть люди, у которых нет денег даже хлеба себе и детям купить. Поэтому я  счастливый человек. Я учусь в «музыкалке» уже больше 20 лет, у меня там преподаватель была Гайда Унгуре. Ей сейчас 93 года, а она только в 92 перестала преподавать. Вот где источник вдохновения», – рассказывает Александр. 

15 лет «отсидки» и пение как спасение

Аварию, которая произошла 15 лет назад, Александр вспоминает без всякого драматизма: «По советским меркам я уже полный срок отсидел. В коляске. Это случилось 25 мая 2003 года. Жене Дайве оставалось всего две недели до родов. Был ясный, солнечный день. Мы ехали из Валмиеры на Цесис. Я догнал одну машину, решил обогнать. Видимо, дорога была в колдобинах… Потом провал, ничего не помню. Я в той аварии сломал позвоночник, жена получила травму головы. Ее срочно прооперировали, сделали кесарево. Так на свет появилась наша дочка Кате». 

В больнице он пробыл недолго. «Нас потом с женой отправили на реабилитацию. Мы лежали в одной палате, друзья и родственники ходили толпами, как в мавзолей. Никто не знал, что с нами будет, сможем ли мы выбраться, в каком состоянии останемся. Вилнис Латгалис, который тогда был проповедником Валмиерской церкви, вместе с супругой Илзе сразу оформили опекунство над нашим ребенком». 

«Я по жизни веселый человек, не люблю грустить, но после аварии я стал говорить еще больше. Наверное, это была такая защитная реакция. Помню, как лежал в палате, а по радио «Классика» передавали какой-то концерт. Лежу, и слезы у меня катятся. Думаю: неужели я больше не смогу петь?»

Преподаватель по вокалу не позволила ему отказаться от своей мечты. В инвалидной коляске Александра подняли под купол церкви Святого Симаниса в Валмиере, где он снова стал петь. 

Но одним пением сыт не будешь. Александр решил получить профессию, которая позволила бы ему содержать и себя, и семью. «Так я попал в Яундубулты, в Центр социальной интеграции. Хотел поступить на системного администратора. А мне говорят: «Как ты будешь провода тянуть из своей коляски? Иди на программиста». Учиться, конечно, было тяжело, потому что латышский для меня неродной. Кроме того, вся эта отрасль для меня была в новинку. Но ничего, справился. По рабочим дням ездил на учебу из общежития на таком мотоцикле для инвалидов, а по выходным друг отвозил меня к семье в Валмиеру. Потом я уже и сам ездил на автобусе. Звонишь заранее на автовокзал, предупреждаешь, потом просто приезжаешь, и охранники помогают тебе попасть в салон», – рассказывает Александр.

С поездами сложнее. В Латвии девять железнодорожных станций, где установлены специальные подъемники для инвалидов. Валмиера в их число не входит: «И поезда у нас дизельные, как из далекого прошлого. Не так уж они и  изменились с тех пор, как я учился в ПТУ на железнодорожника. Вот в эстонских поездах в двух вагонах установлены подъемники. Не надо даже заранее предупреждать, просто садишься и едешь».

Ограниченные возможности неограниченного человека

Легко ли найти работу человеку с инвалидностью? Если для Риги это проблема, то для латвийской глубинки – проблема вдвойне. Александр получил специальность семь лет назад, но за все эти годы не получил ни одного звонка с предложением по работе. «Занимаюсь фрилансом, администрирую сайты. В 2008 году, буквально накануне кризиса мне предложили участие в проекте «Dārzs un Vide», я отработал там два года. Потом меня пригласили в Latio vērtētāji & konsultanti Vidzemē, я сделал им сайт, сам его администрировал. Но любые проекты когда-нибудь заканчиваются, и я остался без постоянной работы. Но мир не без добрых людей. Мне вот уже много лет помогает коллектив Taxi Gaisma в Валмиере. Вместе с владельцем ходим в спортзал», – рассказывает Александр. Весной он смог сделать выжать от груди 120 кг.

Но главная его страсть — пение. Вот уже много лет Александр поет в церковном мужском квартете. Стоя: для этого есть специальная коляска. Как раз за новой такой коляской он и приехал в Ригу. «Пою по возможности везде и всегда. И на русском, и на латышском, могу и на итальянском. Наш квартет по субботам поет в церкви. Ездим на выступления в Лиепаю, Цесис, Ригу, побывали и в Минске. Там был забавный случай: устроили спонтанный концерт в центральном торговом центре».

«Знаете, иногда, когда я пою, бабушки начинают плакать, когда видят меня в коляске. Наверное, думают, что мальчику трудно. А мальчику легче, чем некоторым из здоровых людей. Главное — это отношение к жизни. А оно у меня позитивное».

Можно ли заработать пением на жизнь? «Можно, но для этого нужен человек, который бы продвигал это занятие. Самому мне это делать затруднительно. Меня поддерживает семья, жена меня держит в тонусе и не дает расслабляться. Живу пока на пенсию и на пособие по уходу. Еще вот делаю модели парусников и танков. Занимаюсь этим с 1979 года. Помню, несколько лет назад продал одну модель парусника за 400 латов. Позвонил в СГД и спросил, надо ли платить налог, все-таки я же законопослушный гражданин. Сказали, что, если я такой один в год делаю, то ничего не надо. Второй мой парусник купили и увезли в Литву, где подарили коллективу на 20-летие сети Maxima. Эксклюзивная вещь, второй такой нет», – говорит Александр и добавляет, что сейчас делает модель немецкого танка.

«Я недавно принимал участие и в проекте Айи Фреймане о возможностях людей с особыми потребностями. В Сейме проходила фотовыставка. Я там и несколько песен спел, и со спикером Инарой Мурниеце сфотографировался. Всегда открыт ко всем предложениям. Я легок на подъем и смотрю на жизнь как на возможность узнать что-то новое. Часто слышу: «люди с ограниченными возможностями». Но это не совсем так. Никто не может тебя ограничить, если ты сам этого не хочешь. Человек может все. Мне в этом помогает Бог и семья. Нельзя останавливаться и жаловаться на судьбу. Пока ты двигаешься вперед — ты живой. А я и есть живой», – резюмирует Александр.

Над проектом работали: Ольга Петрова, Диана Чучкова (текст), Марис Морканс, Оксана Джадан (фото), Наталия Шиндикова (дизайн), Анатолий Голубов, Эгита Пандаре, Лигия Чиекуре, Андра Чударе, Эдгарс Давидсонс.
DELFI использует cookie-файлы. Если вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете DELFI разрешение на сбор и хранение cookie-файлов на вашем устройстве.