Критик Артур Гаспарян: "Жду не дождусь, когда Церетели поставит на Йомас памятник Лайме!"
Foto: DELFI

Фестиваль Лаймы Вайкуле - сродни Парижу для белой эмиграции: в Юрмале встречаются артисты, которые из-за "черных списков" не могут выйти на одну сцену и пообщаться за кулисами в России и Украине. И все это — на пользу латвийскому зрителю. В том, что на место "Новой волны" пришел фестиваль "Юрмала. Лайма. Рандеву", есть высшая справедливость. Так считает известный российский музыкальный критик Артур Гаспарян, который в интервью порталу Delfi порассуждал на тему музыкальных и политических трендов.

Артур Гаспарян писал как обо всех "Новых волнах" - юрмальских и сочинских, так и обо всех "Рандеву". Появление в Юрмале фестиваля Лаймы четыре года назад критик встретил с большим воодушевлением. Он разругал попытки поэта Ильи Резника представить гостей Лаймы предателями и призвал "пытаться подойти к неприятным околополитическим событиям вокруг фестивалей с философской позиции - в любой какашке искать зернышки янтаря".

Критик Артур Гаспарян: "Жду не дождусь, когда Церетели поставит на Йомас памятник Лайме!"
Foto: DELFI

На фото: Лайма и российские братья Верники.

- Вы имеете возможность каждый год сравнивать покинувший Юрмалу фестиваль "Новая волна" и пришедший ему на замену "Юрмала. Лайма. Рандеву"...

- Это все произошло давно — четыре года назад. Была "Новая волна" в Юрмале, которая добровольно отсюда уехала, что печально…

- Добровольно-принудительно.

- Ну да, их заставили. И есть целая конспирология, кто больше заставил — Москва или Рига. Скорее, Москва. Но каждый встал в позу, топнул ножкой и ручки в боки. Ради бога! Думаю, настала пора перестать сравнивать эти фестивали! Обратного хода нет — умерла так умерла, старушка. Произошло разделение единой реальности на два параллельных измерения, как это происходит в фантазийных голливудских фильмах — и все.

С уходом "Волны" в Юрмале освободилось некое свято-место, которое, по всем народным мудростям, пусто не бывает. Возможно, в этом есть и рациональное зерно. Просто взять и заменить можно было — абы чем, желающие бы нашлись: курортное место, музыкально намоленный зал. Но есть в этом высшая справедливость: более удачно конструкции, чем фестиваль Лаймы Вайкуле, которая совершенно культовая персона именно в контексте Юрмалы — юрмальчанка, здесь родившаяся, ставшая латвийской примадонной и символом нескольких поколений теперь уже нескольких стран.

Должно было провидение сработать, чтобы у такого человека была своя музыкальная институция, для которой Юрмала — самое органичное место. Может, так и должно было все произойти? Чтобы в зале "Дзинтари" появилось то, что должно было быть изначально. Я вообще, жду не дождусь, когда Зураб Церетели поставит на Йомас большой памятник Лайме.

- Почему ж Церетели?

- Ну он же у нас делает все большие памятники — Петр I в Москве торчит, а тут пусть Лайма. Шутка, но тем не менее. Она сумела не просто, условно говоря, выполнить госзаказ (ах, Лайма, в создайте-ка альтернативу тому, что тут было когда-то!) - она создала самодостаточную историю, полностью мотивированную творчески и личностно. Тут уже и традиции свои появились. Он и музыкально интересен: идея огромного количества самых неожиданных дуэтов, которые Лайма каждый год титаническими усилиями готовит — это совершенный эксклюзив. Это то, что должно происходить на настоящих музыкальных фестивалях, а не просто сборник поп-исполнителей, которые приехали, отыграли традиционный сет и уехали.

- Насколько российская публика легко воспринимает большое количество песен не на русском и даже не на английском, а на латышском, которого они вообще не знают!

- Я очень не люблю истории про языковые барьеры. Огромное количество западных музыкантов приезжает в Россию и поют на английском, французском или испанском. Ну допустим, английский многие в школе учили, но любимая певица Игоря Крутого Лара Фабиан поет по-французски, Адриано Челентано — на итальянском… Это надуманная проблема! Музыка и чувства понятны на всех языках. И у каждого языка - своя мелодика и гармония.

Критик Артур Гаспарян: "Жду не дождусь, когда Церетели поставит на Йомас памятник Лайме!"
Foto: DELFI

На фото: Артур Гаспарян и украинская певица Ани Лорак.

- Как вы оцениваете музыкальный уровень фестиваля Лаймы? Как быстро сюда добирается то, что пользуется популярностью в России?

- Одна составляющая фестиваля — объединяющее начало Лаймы, которая икона стиля и прибалтийской сдержанной харизмы, объединительница поколений и стран, представительница мягкой дипломатии… Она воплощает ностальгию, но помимо артистов "со шлейфом", она старается находить неожиданных молодых исполнителей, в том числе местных, латышских. В первую очередь, это все больше набирающий силу и в России Интарс Бусулис. И не только. Например, на открытии выступил набирающий силы Никита Алексеев. Молодые украинские певицы. Лайма все это делает исходя из собственного восприятия прекрасного. У нее не стоит задача привезти сюда самые актуальные российские тренды — тогда бы тут сейчас была Ольга Бузова.

- Она у вас самая актуальная?

- Одна из. Посмотрите на инстаграмм. А помимо Ольги Бузовой, тут должны были бы собраться все модные ныне рэперы — L'One, Элджей, Feduk... Хоть, не исключаю, что и они появятся. Фестиваль — живой организм в развитии.

- Появились ли в России звезды, которые котировались бы на международном уровне?

- А этого никогда не будет, какого бы уровня российские звезды ни были. Русская эстрада, как любая национальная, если изначально артист не настроен работать на международную публику, это продукт локального пользования. Аллу Пугачеву никогда не будет слушать весь мир, которая в свои золотые годы была ничем не хуже Барбры Стрейзанд.

И вообще, уровень многих российских исполнителей абсолютно соответствует мировому — тут речь не об уровне, а об интеграции: страны, рынков, продюсерских компаний, емкости рынка и его способности переварить тот или иной продукт. Русский балет — востребованный во все времена продукт, а русская эстрада — нет, там своей хватает. А если возникнет что-то специальное, сумеет нащупать некий нерв — все пойдет. Группа "Тату", хоть и не была коллективом мирового уровня, но выстрелила в свое время — они нащупали: музыка с претензией на модность, псевдо-лесбийский имидж да еще и из России — вау! Сейчас две две девочки, которые целуются, из России уже не появятся — им до сцены и первого телеэфира в России не дадут дойти.

Сегодня должно появиться что-то духовно-скрепное — православное и с крестами — что захватит внимание всего мира. Будем ждать, что какие-то поющие попы в рясах появятся, а то и попадьи, которые будут отплясывать рэп или хип-хоп. Посмотрим.

Критик Артур Гаспарян: "Жду не дождусь, когда Церетели поставит на Йомас памятник Лайме!"
Foto: DELFI

- Как вы оцениваете популярность Бусулиса и BrainStorm в России? У нас их периодически поругивают за поездки на восток.

- BrainStorm – это группа с большой историей, у них в России гигантская фанатская база, версии песен на трех языках. Они уже из категории вечных. Интарс тоже очень популярен. Ему помогло, что он так ярко выступил на шоу "Голос" - все же фактор медийной площадки играет не последнюю роль. Зачастую даже очень талантливые артисты не доходят до большого сегмента рынка просто потому, что нет доступа к коммуникации — есть проекты, которые выстреливают через Интернет, но иногда важнее более традиционные способы.

То, что политика вмешивается в процессы, которые не имеют к ней отношения — не только в Латвии, но и в России - это очень плохо. Это в свое время плачевно кончилось, когда политика диктовала в СССР тренды искусству и творчеству, и опять мы все дружно прыгнули на те же грабли.

Критик Артур Гаспарян: "Жду не дождусь, когда Церетели поставит на Йомас памятник Лайме!"
Foto: DELFI

Невъездная в Украину Лолита в Юрмале может общаться с украинскими коллегами.

- Кстати, на фестивале Лаймы встречаются звезды, которые сегодня не могли бы встретиться в России и Украине.

- Да, мы уже шутим, что эта площадка — как Париж для белогвардейской эмиграции, когда русские встречались в столице Франции, потому что не могли встретиться в России. Например, в закулисье "Рандеву" Лолита, попавшая в "черный список" может спокойно общаться и обниматься с Настей Каменских. Григорий Лепс — тоже… Объединяющее начало Лаймы и в этом смысле удивительно. Одни этим восхищаются, а кто-то, может, за это ругает. Вы спрашивали, как относятся в России к Интарсу Бусулису и "Брайнсторму" - прекрасно, но есть другие примеры, когда относятся совсем непрекрасно.

Я против всей этой ситуации, заложником которой оказалось все постсоветское пространство. Можно бесконечно обсуждать теории, кто жертва, кто агрессор, но артисты к этим трагическим ситуациям имеют самое последнее отношение. И то, что они стали субъектами политических дрязг — это ужасно. Печальная участь фестиваля "Новая волна", родившегося здесь — наглядное подтверждение того, как политика мешает творческие карты.

- На ваш взгляд, сегодня Юрмала наверстала упущенное в связи с уходами российских фестивалей?

- Визуально большой разницы не видно. Тот же прелестный город с неповторимой атмосферой и энергетикой. Но знаю немало людей и местного бизнеса — отельеров, рестораторов - которые с ностальгией вспоминают времена "Волны". Конечно, и состоятельной публики стало поменьше — раньше и частные самолеты стаями садились, и яхты с Абрамовичами пришвартовывались. Этот сегмент ушел, но жизнь-то продолжается.

В свое время русские солдаты ходили по Парижу, благодаря им открылись бистро, которые популярны по всему миру. Солдаты из Франции ушли, бистро остались. Так и тут, в исторической перспективе посмотрим, кому стало хуже, а кому лучше. Пока видно, что хуже стало всем — и Юрмале от того, что сюда перестали приезжать, и тем людям, которые сюда перестали приезжать.

Source

DELFI Showtime

Tags

Фестиваль "Юрмала. Лайма. Рандеву" Brainstorm Алла Пугачева Игорь Крутой Интар Бусулис Интарс Бусулис Лайма Вайкуле Лолита Милявская Новая волна Ольга Бузова Тату
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form