Эпилог. 'На улице -10, метель, к закрытым дверям Оперы подходят дамы в туфельках и платьях - они приехали специально из Литвы'

Почему соната - лунная? Инна Давыдова и 20 лет борьбы за то, чтобы прекрасное не путали с прикольным
Foto: LETA

На фото: джазмен Денис Пашкевич, скрипач Даниил Булаев, пианисты Инна Давыдова и Георгий Осокин анонсируют 20-летие Фонда им. Германа Брауна.

- Вам не приходилось отменять концерты, когда не могли собрать публику?

- Лишь раз. Тут я сама ошиблась — назначила на 25 мая концерт квартета Гварнери в Национальной Опере, когда уже было тепло, и все рванули на море. Вскоре мы поняли, что людей не соберем и заранее отменили концерт, оповестив публику по всем каналам. Я понимала, что кто-то из зрителей все равно может прийти — пошла их ждать к Опере. Но пришла лишь одна компания, которая охотно поменяла планы и пошла гулять.

Но был и другой случай в 2010 году. В феврале мы делали концерт малого оркестра La Scala в Опере. На день их отлета пришлась страшная метель — все аэропорты Италии закрылись. Ждали до последнего, но безуспешно. Андрейс Жагарс тут же нашел нам другую дату — мы по телефону оповестили всех, кто купил билеты через нашу сеть, и сообщили о переносе даты по радио. Перед концертом все наше бюро пришло к Опере и ждало зрителей, которые могли явиться. На улице было минус десять, бушевала метель, к закрытым дверям пришла всего одна группа - дамы в туфельках и длинных платьях приехали специально из Литвы… Это было очень печально.

- Сын задействован в вашем деле?

- А как же! Он у меня менеджер и руководитель проектов, изучал администрирование в нашем университете. На самом деле, сколько лет агентству, столько лет и он в нем. По музыкальной линии он не пошел, хотя у него роскошные данные и вкус в музыке. Лет в шесть я отдала его в музыкальную школу, поначалу нравилось, а когда надо было разбирать басовый ключ, играть двумя руками и, грубо говоря, пахать, он закрыл крышку фортепиано и сказал: все. Зато в работе Фонда — он моя опора.

Главным зрителем всех моих концертов была мама — я всегда искала ее глазами, особенно если сама играла. Мама страшно мною гордилась и смеялась: "Если раньше говорили "это Инночка, дочка Давыдовой", то теперь говорят, "это Раечка, мама Давыдовой"!"

- Сами вы как часто музицируете?

- Хотелось бы чаще, но что-то все же успеваю. Перед Новым годом был концерт в Париже с Ириной Долженко - на нем присутствовал внук Оффенбаха. В этом году буду делать к юбилею Римского-Корсакова программу романсов с молодыми артистами. На юбилейном Гала-концерте у меня будет два красивых русских романса с Ирой (Долженко) и два с Толей (Сафиулиным). Я верю в то, что пройдет финансово сложный период, и я смогу чаще садиться за рояль — ведь передо мной стоит батарея нот с пометками Германа Брауна. Нельзя их оставлять несыгранными.

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Андрей Осокин Валерий Каргин Валерий Малыгин Вестард Шимкус Георгий Осокин Денис Мацуев Дзинтари Инесса Галант Инна Давыдова Латвийская Национальная опера Майя Плисецкая Раймонд Паулс
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form