"Я просто указал им путь и дал пинка под зад!" В Ригу приехал учитель Квентина Тарантино и Гая Ричи
Foto: Maris Morkans

Деньги в жизни не главное, а в кино они - на первом месте. Режиссеры должны еще приплатить хорошему продюсеру, чтобы тот взял их в команду. Скандал с Харви Вайнштейном отвратителен, но это не значит, что женщины сейчас получат фору в кино. Чем глобальнее кинорынок, тем более пуританскими будут становиться фильмы… 2-4 июня в Риге впервые пройдет курс Hollywood Film School от Дова Сименса, после лекций которого Квентин Тарантино и Гай Ричи сняли свои первые фильмы. Накануне мистер Сименс ответил на вопросы портала Delfi.

"Кино - это бизнес, а не форма искусства, - с места в карьер начинает свое общение с аудиторией Дов Сименс. - Хотите снимать, платить зарплаты, зарабатывать - относитесь к этому, как к бизнесу. Это вам не социализм!"

Дальше — все по полкам. Не снимайте короткометражку — это глупо. Делайте сразу полнометражный, тем более что камера и пленка сегодня не стоят ничего: взял в руки айфон и снимай. В Америке вообще нет системы государственного финансирования кино: твой бюджет — то, что есть у тебя в кармане. Сценарий на 50-60 сцен, 90-100 страниц. Ограничьтесь одной локацией и дневным светом. Три недели съемок — этого достаточно. Если получится, то 50% заберут прокатчики, 35% - дистрибьюторы, у вас почти ничего не останется. Но ведь и их задача чертовски сложна: сделать из никого — кого-то.

За два дня Дов берется рассказать все необходимое про кинопроцесс и финансирование для того, чтобы начать — он дает дорожную карту и пинка под зад. Дальше — сами. Таланту не научишь.

- Вы что-то слышали про латвийское кино?

- Пока не встретил организатора этого курса, ничего. Ни один латвийский художественный фильм не попал в основной конкурс таких топовых фестивалей, как Sundance, Канны или Торонто. А значит, его не взял в прокат ни один американский дистрибьютор и не донес до американского зрителя.

- В США — 300 млн жителей, в Латвии — два миллиона. Это сильно влияет на наши киношансы?

- Договоримся сразу, мы говорим не о высокобюджетных блокбастерах, а про независимое кино. И тут самая большая разница между США и Латвией в том, что у вас, насколько мне известно, почти не делают независимое кино на частные деньги. Чувствуется зависимость людей от государственных фондов и последствия социализма. Конечно, если речь идет про страны в 300 млн населения и 2 миллиона, то разница в том, что возможность доходов в 150 раз меньше. Изначально, пока ты не можешь рассчитывать на мировую аудиторию, ты снимаешь кино из расчета на свои 2 миллиона человек.

- Есть ли шанс у латвийских киношников пробиться?

- Честно? Это почти невозможно. Инвестировал бы я в местный фильм? Нет, если режиссер - не моя дочь. Ждал бы я, что такой фильм принесет доход? Нет. Может ли фильм вернуть мои расходы и пойти по миру — скорее, нет. Но никогда не говори никогда. У вас есть и преимущества. Латвийскому фильму куда легче попасть в конкурс топового фестиваля, чем американскому — конкуренция меньше. Сами судите: в США снимается более 500 независимых фильмов в год. А на крупный фестиваль может попасть десяток. Фестивали ведь хотят быть международными, поэтому заинтересованы брать кино с Кубы, Палестины, Китая, Антарктики… И они будут счастливы достойному кино из Латвии. То есть у латыша с 90-минутным фильмом с историей куда больше шансов попасть, например, на фестиваль Sundance. И уже с победой там он может вернуться обратно в Балтию и иметь тут вторую волну успеха.

Главное — осознать, что у вас только два миллиона человек, и ваш Национальный киноцентр может дать денег столько, сколько он может. Ведь государственные деньги нужны для строительства дорог, детсадов, школ… Если вам и брать с каких-то стран пример, то скорее не с Литвы и Эстонии, а с Кипра и Мальты, у них получается. Разница в том, что у них кинопроцесса государство возвращает вдвое больше налогов.

- Вы преподаете более 30 лет — за это время формула успеха сильно изменилась?

- Нет. По сути, все так же: идешь снизу вверх. Хочешь снимать кино за 200 млн долларов с Warner Broth. - сперва сними кино за 20 млн, хочешь снимать за 20 млн — сперва сними за 2 млн, хочешь за 2 млн — сними за 200 000, хочешь за 200 000 — начни с 20 000. Зрителей все так же интересуют захватывающие истории, в принципах режиссуры ничего не поменялось, в игре актеров - тоже. Да, поменялась камера и умерла пленка. Если 30 лет назад арендовать камеру, пленку и сделать проявку — это было пол-бюджета независимого кино, то сейчас эта статья — почти нулевая: берешь телефон и снимаешь. Появилось также много новых способов распространения кино через интернет, но по-прежнему важное значение имеет показ в кинотеатре — и с точки зрения заработка, и как реклама.

- Один латвийский сценарист, востребованный в российском кино, сетовал, что продюсеры все время требуют придерживаться накатанной голливудской схемы. А он считает, что побеждает как раз тот, кто правила нарушает. Он прав?

- Нет. Сценарист, который спорит с продюсером, быстро обанкротится. Если он хочет делать по-своему, он должен это делать на свои деньги... Я не тот человек, который будет говорить: верь в себя и делай. Я тот человек, который скажет: верь в себя и делай, но услышь тех, кто дает тебе деньги. Это золотое правило Голливуда - золото диктует правила. Раз тебе дают "золото" — ты обязан прислушаться. А сделал два раза успешно, заработал свое золото — может делать все, что хочешь.

- Можно ли вычислить талантливых людей по каким-то признакам? Когда в вашей аудитории сидели Квентин Тарантино, Гай Ричи и Кристофер Нолан, вы чувствовали, что эти парни - особые? По их вопросам, энергетике...

- Нет. Я не замечал Нолана, Ричи, Тарантино, когда они пришли. Те, у кого есть талант, они обычно не задают вопросы. Они приходят и садятся со скрещенными на груди руками. Проходит час-два, они расслабляются, разнимают руки, еще через несколько часов бегут брать work-book (книгу с конспектом). Они сидят, слушают и отмечают в голове: это я знаю, и это, и это, и это… Главное, что я для них делаю — указываю путь и даю пинка под зад: если знаешь — иди и делай. Вопросы задают больше невротичные студенты, которые пытаются вопросами доказать, что они что-то знают. Но талант по вопросу не определить...

- Но почему одни побеждают, а другие — нет?

- Не знаю. Но самый большой комплимент для меня, когда после курса подходят и говорят: спасибо, я решил пойти учиться на доктора. Это важно, если человек вовремя понял, что кино не для него...

Что надо делать? Исходить из того, что у вас есть страна Латвия, миру интересно, что это, но он, конечно, не одержим этой идеей — просто любопытство. Вам надо научиться рассказывать истории. Ничего нового мир от вас не ждет - все старо, как Шекспир и Сократ. Как развлечь человека за 90 минут, как захватить его рассеянное внимание. Структуре кино можно научить любого, в чем проявляется особый талант - это в диалогах. Это особый талант слышать людей и воспроизвести их так, чтобы было интересно - такому не научишь. Продюсеры, когда берут на работу сценариста, не просят слать им историю - они хотят видеть диалоги.

- История с продюсером Харви Вайнштейном показала, что не только талант в кино имеет значение. Насколько скандал MeToo изменил мир кино?

- То, что сделал Вайнштейн - это отвратительно. За это он должен всю жизнь просидеть в тюрьме. У бога своеобразное чувство юмора: когда он посылает на землю таких людей — он хочет, чтобы что-то поменялось. Пока что перемены видны в том, что все озабочены этой темой. Ни одна женщина не пойдет, как раньше, общаться с режиссером или продюсером один на один в номер отеля - обязательно возьмет третьего. Хочется, чтобы это не стало паранойей.

- Этот скандал сделает кино более женским?

- Не думаю. Вряд ли появятся специальные фонды для женщин в кино, куда продюсеры будут вкладывать деньги только из чувства вины. Если ты женщина и хочешь снимать кино — бери камеру и снимай. Не жди, что будешь начинать с более высокого старта, если ты надеешься на другое отношения к себе только на основании пола — это уже проституция…

- Есть ощущение, что последнее время кино стало более пуританским. Скажем, в суперуспешном фильме "Ла-ла-ленд" - ни одной откровенной сцены!

- Чем более глобальным становится мир, тем менее сексуальным кино. Это делается для того, чтобы откровенными сценами не закрыть для себя территории и аудитории. Скажем, как я понял, у вас в Латвии часто ходят в кино семьями — тогда популярная обнаженная актриса перед камерой, демонстрирующая вагину, скорее отпугнет.

Продюсеры все время стремятся захватить максимально широкую аудиторию. Скажем, тенденция последнего времени — фильмы с пожилыми актрисами. В Голливуде почувствовали, что люди в возрасте стали все больше ходить в кино, и стали работать на них. Тому пример - фильм "Книжный клуб" с 65-летними актрисами, рассуждающими про секс.

- С другой стороны, что может лучше подхлестнуть прокат, чем добрый скандал?!

- Разумеется! Таким образом мы подбрасываем дровишек в огонь. Тут уж приходится ходить по острию ножа - сделать так или не делать, а если планируется прокат, например, в Китае — не будет ли проблем с правительством.

- Все время слышу от вас деньги, деньги… Разве это главное для хорошего кино?

- Это самое важное! Потому что кино — это бизнес. Все равно, сколько искусства или таланта вложено в картину, но нет денег — нет кино. Да, деньги — не самое важное в жизни. Важнее быть хорошим человеком. А в шоу-бизнесе главное - деньги. Я могу рассказать, как сделать фильм за очень маленькие деньги (для начала), но все равно, сперва — деньги, потом сценарий, затем актеры и лишь дальше — талант.

- А режиссер - он важен?

- Режиссеры не заслуживают столько внимания, сколько они получают. Это для вас звучит странно? Именно продюсер должен все собрать воедино — всех этих змей в одну банку. А кто получит славу? Режиссер.

- Но и позор, в случае провала, тоже.

- Скажу вам то, чему вы все равно не поверите. Если ты продюсер и берешь на фильм неизвестного режиссера, даешь ему шанс снять фильм - это он должен тебе за это платить, а не ты ему. Я работал с великим продюсером Роджером Корманом (его называли "королём фильмов класса Б" и "королём драйв-инов", кинотеатров под открытым небом, - прим. ред.), который сделал около 700 успешных художественных фильмов. Я был его продакшн-менеджером, а потом он меня повысил до линейного продюсера. Так вот, когда он нанимал режиссеров — они платили ему по 50 000 долларов за это. Знаете, кто был этими режиссерами? Скорсезе, Коппола, Рон Ховард — тогда они были на старте.

- Если вы лучше всех знаете, как все правильно делать, почему не сняли свое успешное кино?

- А почему вы не уважаете искусство учителя? Мне моя профессия очень нравится, я счастлив ею — рад встречать людей, одержимых мечтами и желаниями, помогать им убрать весь мусор и мистификацию на пути, задать направление и начать. Я абсолютно счастлив преподавать: у меня хорошая жизнь, мои жена, дети, внуки счастливы, мой кредит оплачен, я могу путешествовать по миру, люди ко мне прислушиваются.

- Что вы чувствуете, когда ваш бывший ученик снимает успешный фильм?

- Что я благословлен. Когда кто-то чего-то достигает, я как будто получаю медаль от Бога.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Квентин Тарантино
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form