В карантине с книгой. От
Foto: Arhīva foto

Пандемию мир переживает не впервые - инфекции, порой невероятно смертельные, сопровождают человечество всю его историю. Что не могло не отразиться в искусстве, в том числе - мировой литературе.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Чума, холера, грипп, слепота (нужное подчеркнуть) требуются писателям не только в качестве сюжетного топлива. Часто смертельные заболевания, унесшие жизни сотен тысяч и миллионов, нужны в качестве метафоры мирового зла или подверженности людей вредным, потенциально опасным для общества идеям.

Издание "Лента.ру" составило список из 10 самых известных книг, в которых смертельные инфекции играют определяющую роль.


1348 год. Флоренция. Эпидемия чумы

Сто новелл (часто эротических), вставленных в оправу из апокалиптического сюжета. Чума уже унесла сто тысяч жизней. Семь девушек и трое юношей из обеспеченных семей, находящихся друг с другом в дружеских, романтических или родственных связях, решают переждать эпидемию за городом. Там они развлекают друг друга музыкой, танцами, пением и рассказыванием историй, в которых жизнеутверждающий Эрос призван противостоять буйству Танатоса в окружающем мире.


1665 год. Лондон. Эпидемия чумы

Книгу можно назвать одной из первых проб жанра докудрамы в литературе. Описывая чумной Лондон, улицы, дома и их жителей, Дефо изо всех сил пытался добиться эффекта не просто правдоподобия, а скорее присутствия. Роман позиционировался как написанный по горячим следам после пережитой эпидемиологической катастрофы, хотя в действительности он вышел больше полувека спустя. Ведь во время описываемых событий автор был еще ребенком.


1665 год. Лондон. Эпидемия чумы

Обратиться к теме лондонской чумы Пушкина заставил карантин, связанный с первой в истории России эпидемией холеры 1830 года. Поэт оказался отрезан от мира в Болдине. Драма "Пир во время чумы" (входит в цикл "Маленьких трагедий") по сути представляет собой перевод фрагмента из пьесы шотландского поэта Джона Вильсона "Чумной город", в которой описываются события лондонской чумы 1665 года. Пушкин выбрал тот фрагмент пьесы, в котором люди накрывают стол на улице, начинают пировать и грустить.


1940-е. Оран, Алжир. Эпидемия чумы

Сам Альбер Камю подчеркивал, что его роман следует читать сугубо метафорически. Что его чума — это аллегория зла. И зла фашизма. И более широко — любого зла, достигшего мировых масштабов, абсурдности бытия и нелепой гибели от непредсказуемой трагической случайности.


Африка. 1960-1990. Эбола

Это единственная в этом обзоре не художественная книга. Все описанное в ней, вплоть до имен пациентов, — правда. Ричард Престон — известный научный журналист, постоянный автор журнала New York Times. Он единственный не врач, получивший награду CDC "Чемпион по предотвращению". Однако его книга "Эпидемия. Настоящая и страшная история распространения вируса Эбола", рассказывающая о том, как с 1967-го по 1993 год ученые боролись со смертельной лихорадкой, читается как роман-катастрофа, а за ее героев читатель будет переживать, как за себя.


Конец ХХ века. США. Пандемия супергриппа

Мастер допущений Стивен Кинг предположил, что будет, если из секретной лаборатории министерства обороны США в результате трагической случайности будет выпущен на свободу исключительно заразный летальный штамм гриппа, разрабатывавшийся как биологическое оружие. И вот вирус на свободе, на Земле пандемия, спустя три недели кто-то умер, кто-то выжил, но старый мир в любом случае рухнул, потому что оставшиеся в живых создали совершенно другую модель общества.


Конец ХХ века. Неизвестный город. Неизвестная болезнь

Жителей некоторого неназванного города в какой-то момент одного за другим поражает неизученная болезнь: они вдруг начинают слепнуть. Причем, эта слепота заразна. Чтобы купировать эпидемию, власти закрывают заболевших в пустующем крыле психиатрической больницы и приставляют к ним вооруженную охрану. Вместе со слепцами в карантинном корпусе оказывается одна зрячая: жена врача-окулиста притворилась слепой, чтобы последовать за мужем. Художественно "Слепота" Сарамаго ближе к "Чуме" Камю, и читать роман следует метафорически.


2013 год. США. Неизвестный вирус

В 1912 году классик американской литературы выпустил роман о том, как в 2013 году человечество почти в полном составе вымерло от неизвестной болезни. Проявлялась она так: на коже появлялась красная сыпь, потом начинались судороги, потом происходило онемение конечностей, и человек умирал. На все про все — час. Тела погибших от вируса разлагались так же быстро, что позволило заразе распространиться с огромной скоростью и убить почти все население земли. Выжили буквально несколько сотен человек, которые стали вести первобытно-общинный образ жизни.



Россия. Наши дни. Эпидемия гриппа

Роман Яны Вагнер — идеальное чтение сегодняшнего дня, если хочется пощекотать нервы. В нем все, как в новостях: зима, Россия, обычный, на первый взгляд, грипп, который оказывается не вполне обычным. Режим карантина. Вопрос: сидеть в городе на попе ровно или двинуться в глубинку и там переждать всплеск пандемии? Герои романа предпочитают второе — они едут на Вонгозеро. Но чем дальше они едут, чем интенсивнее бушует вирус, тем более дикими и антицивилизованными становятся отношения между людьми.


Франция. Наши дни. Эпидемия гриппа

Еще один роман "про сейчас", которым можно дополнить чтение сводок новостей. Вспышка сезонного гриппа в Париже оказывается кое-чем посерьезнее. Более того, вирус не естественного происхождения, а специально выведенный в лаборатории. Франк Тилье скрестил жанр романа-апокалипсиса с детективом и не обошелся без оммажа Камю. Его грипп — тоже не просто грипп, а метафора всего плохого, что существует в мире.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form