Борис Акунин. Доброключения и рассуждения Луция Катина


Polaris
Foto: Polaris

Новый исторический роман Бориса Акунина "Доброключения и рассуждения Луция Катина" представляет собой любопытный опыт литературного и книгоиздательского эксперимента: "Этот роман, написанный в духе авантюрно-философских романов XVIII столетия, описывает захватывающую эпоху, когда человечество училось обустраивать общество, мыслить и любить по-новому. Что-то получалось, что-то нет, но скучно не было! Внутри спрятана еще одна книжка, дополнительная. Называется она "аристобук", то есть "улучшенная книга": впервые в издательской практике она снабжена уникальным аудиовизуальным контентом, считываемым смартфоном или планшетом при помощи бесплатного приложения".

Акунин продолжает удивлять, каким бы противоречивым не было отношение к его творчеству со стороны, условно говоря, либералов и патриотов. В последние годы автор трудился над многотомной историко-литературной эпопеей "История Российского государства" и повестями и романами, ее иллюстрирующими. "Доброключения и рассуждения Луция Катина" несколько выходят за рамки этого проекта, хотя, несомненно, навеяны работой над историей XVIII века, неимоверно сложного и революционного, как для России, так и для всей Европы. Новый роман - это отчаянная попытка разобраться в его философии, идеях и влиянии на все дальнейшие события, определившие ход мировой истории.

Цитаты:

"Он пожевал ранних сыроежек, полакомился земляникой, попил вкусной воды из родника. Вот оно, руссоистское счастье! Великий Жан-Жак, вероятно, прав, думал Катин, лежа на земле и жуя сочную травинку. Где Природа — там рай, где общество — там ад. Но, с дру- гой стороны, общество уже создано, обратно по лесам и полям его не разгонишь. Можно ль не стараться поправить условия человеческого существования? Не жалко ль невинных младенцев, рождаемых на унижения и муки?".

"— Однако позвольте спросить вас про важное. — Широкий лоб его высочества нахмурился. — Каких воззрений на общественное благо вы придерживаетесь? Вы сторонник Вольтера или Руссо?
— Скорее Локка, — отвечал Катин.
— Как я счастлив! — воскликнул принц. — Придите же в мои объятья, брат по убежденьям!
Рукопожатие перешло в объятья и завершилось лобызаньем".

"— Я скажу, чем закончится ваш общественный эксперимент, — грустно сказал он. — Вы очень молоды и чересчур умозрительны в своих суждениях о людях. Народ — как собака. Пока держишь ее в строгости и на поводке, она послушна, виляет хвостом и лижет руку. Но коли разбалуешь, начнет огрызаться, гадить где ни попадя и в конце концов покусает хозяина".

Comment Form