"Кино умирает". Режиссер Станислав Токалов о новом фильме, копании ям и картонных русских
Foto: Egija Smeile

Латвийский кинорежиссер Станислав Токалов неделю копал яму: каждый день по восемь часов. Все для того, чтобы в буквальном смысле докопаться до правды. Delfi встретился с Токаловым, чтобы поговорить о яме, о темной стороне латвийского кино, о сносе памятника в Парке победы и о том, как внутри одной семьи за три поколения могут вырасти люди с противоположными взглядами. 22 сентября на экраны кинотеатров Латвии выходит новый фильм Станислава Токалова "Милый друг".

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Первое, что показывает Токалов - руки. "Пытался докопаться до правды. Копал семь дней по восемь часов в полной тишине". С этим перформансом он выступал на фестивале Savvaļa вместе с Эгией Смейле. Авторы описывали смысл происходящего так: "Люди копают ямы, когда хотят что-то вырастить или построить дом, сделать пруд или просто приблизиться к центру земли. Когда хотят что-то спрятать или кого-то похоронить, или и то, и другое".

Докопался?

До чего-то – да. Покажу фото.

Я читал книгу The Ravine Венди Ловер, это доктор наук из США. Она рассказывала про фотографию времен холокоста: на ней у ямы расстреливают людей. По фотографии автору удалось найти место в Украине, где это происходило. Потом еще были дневники Риваша о Рижском гетто, там тоже о том, как закапывают и прячут тела людей, вещи. Я прочитал это, и еще, еще, и у меня появился импульс – нужно копать яму. Чтобы осмыслить, задуматься о правдивости и "настоящести" происходящего.

Я копал неделю, тяжело было очень, похудел. Но мне понравилось – докопался, остановился на седьмой день. Получилась яма диаметром в шесть метров и глубиной в три с половиной, она стала объектом на фестивале Savvaļa. Это первая моя работа такого рода, и я планирую продолжать.

Хочется забросить кино и копать ямы?

Я это и делаю. В кино или в театре мы смотрим, как люди играют роли. А когда на шестой день шестой час подряд копаешь яму, у тебя уже нет сил физически. Но нужно копать дальше. На тебя приходят смотреть, и ты не притворяешься, никому ничего не показываешь. Это свобода и очень честное взаимодействие со зрителем. Не сравнить с кино, где ты заложник нарратива и структуры.

У меня есть твоя цитата с допандемийных времен. Ты сказал: "Художественное кино сейчас умирает или трансформируется неожиданным образом. Оно будет занимать какие-то позиции, но какие – пока не знаю. Знал бы – уже бы делал".

Да, оно так же умирает, продолжает медленно гнить. И нет, я все еще не знаю, как оно трансформируется – продолжаю искать. Этот фильм, "Милый друг" – моя попытка куда-то продвинуться.

Я обожаю фильмы румынской новой волны, и в "Милом друге" беру из нее какие-то тезисы, отказываюсь от монтажа, музыки. Наш оператор Олег Муту снимает с Миндадзе, с Лозницей, с Василевским, у него очень многому можно поучиться.

В Латвии мало фильмов, в которых всерьез говорят о том, что у нас на самом деле происходит. Если не считать "Олега" Курситиса. Но кино и не должно хвалить, облизывать. Я очень надеюсь, что в новом фильме нам удалось затронуть темную сторону реальности, в которой мы живем.

Мне не принципиально, понравится тебе этот фильм или нет. Я буду рад, если он тебе не понравится. И если понравится – тоже. Главное, чтобы он вызвал эмоции.

Съемки начались в 2018 году, еще до пандемии, до войны. Каково это, приглашать на премьеру в 2022-м?

А это исторический фильм. Действие происходит в 2016 году, и "Милый друг", по-моему, довольно корректно фиксирует это время. В такой стране мы жили.

Главному герою фильма Матису 26 лет – столько же, сколько Латвии после возобновления независимости. Матис для меня – это Латвия, молодое государство, которое пытается рассказать всему остальному миру про свое величие.

Как у любого молодого человека, у нас есть проблемы. Мне хотелось снять фильм, который разбирает, что на самом деле происходит – про постсовковое мышление, воровство, отсутствие контроля, про абсолютный беспредел. Про то, как люди с оппортунистическим мышлением быстро выбиваются вверх благодаря циничному подходу. Про то, как они обворовывают народ и говорят, что им нет никакого дела до законодательной и исполнительной власти. Зачастую они и есть исполнительная власть. Мы про это мы не говорим, не снимаем кино, не пишем книги.

Мы создаем эпосы своему великому народу, но не хотим признать, что мы маленькая страна с огромным соседом, который очень не хочет, чтобы у нас было хорошо. Представь себе 26-летнего человека, который думает – я здесь совру, тут совру, никто не узнает. Но все всё знают, и это очень слабая позиция, в моем понимании.

А сильная позиция, как для человека, так и для страны, это сказать другим – у нас есть чем поделиться. У нас есть авторы, у нас есть музыка, у нас невероятная природа, мы это обожаем, у нас определенный взгляд на религию, но мы молодая страна. Что вы делаете такого, чему бы мы у вас могли поучиться?

А в какой стране мы живем сейчас?

Мы по-прежнему живем в стране, которая находится рядом с очень агрессивным соседом. Здесь есть поляризация общества, но чувствуются и очень классные моменты единения. Есть очень болезненные вопросы, неразрешенные, как с тем же памятником, где диалог происходит непоследовательно и неумно. Есть вопросы, в которых никто ни перед кем не хочет извиняться.

Что ты снимал в Парке победы 9 мая?

Уже пять лет я снимаю документальный фильм, он выйдет в конце года. Называется "Все будет хорошо". Я долго искал для него персонажей и в итоге показал самое дорогое, что у меня есть.

Это история моей семьи, трех поколений женщин – бабушка, ветеран войны, одна из десятка тех ветеранов, которым носят цветы; мама, преподаватель в университете, которая все еще пытается интегрироваться в новые латвийские реалии, и сестра, которая закончила художественную школу Розенталя и вообще не понимает, что это за девятое мая такое.

Для меня очень важен этот фильм. Я устал от кино с обидой на советское прошлое, где все было плохо. Секс был плохой, вокруг ненависть и картонные русские. Тем, что мы уже пять лет снимаем, я хочу показать, что время само все расставит по местам. Даже внутри одной семьи за три поколения получаются люди с противоположными взглядами.

Что ты думаешь о сносе памятника?

Я смотрю на пример Эстонии: там демонтаж такого места поклонения помог. Со временем это решение поможет и нам объединиться.

Конечно, спасибо большое "Согласию" за то, что они превратили место, куда люди приходили класть цветы и вспоминать дедов, в мракобесие, спонсируемое путинским режимом и площадку для антилатвийских политических заявлений.

Я снимал события у памятника пять лет, а до этого учился в русской школе и видел, во что это начало превращаться. Люди, которые это делали – радикально настроенные русскоговорящие. Вести с ними диалог невозможно, они просто обижены на весь мир и будут счастливы, если всем будет так же плохо, как им.

Я начал снимать "Все будет хорошо", чтобы показать: у моей семьи такие же проблемы, как у любой другой латышской семьи. У нас намного больше общего, мы намного более похожи, чем может показаться. И неважно, какие каналы мы смотрим.

Художественный фильм Станислава Токалова "Милый друг" выходит на киноэкраны 22 сентября в кинотеатрах по всей Латвии. 21 сентября в кинотеатре Forum Cinemas пройдет премьера фильма со всей съёмочной группой, билеты на мероприятие можно купить здесь.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени

Tags

Станислав Токалов
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form