Пережевать и выплюнуть. На экраны вышел долгожданный
Foto: Kadrs no filmas

Лауреат премии "Оскар" Дэмьен Шазелл вернулся в режиссерское кресло с долгожданной эпопеей "Вавилон". Почему одни зрители в восторге, а другие разочарованы? Что не так с режиссерскими метафорами и отсылками? Что говорят кинокритики? И как премьеру отметили в Риге?

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

"Вавилон" обращается к одному из любимых сюжетов американских режиссеров — Золотому веку Голливуда. В центре внимания - три главных героя, которым приходится пережить переход от немого кино к звуковому.

Нелли ЛаРой (Марго Робби) — начинающая актриса, которая быстро становится одной из голливудских старлеток. Она носит вызывающее красное платье, нюхает кокаин, танцует, как сумасшедшая, и срывает в казино огромный куш. Дома ее ждет престарелый отец (Эрик Робертс), который позже становится ее менеджером, грязная убогая квартира и дряхлый матрас вместо кровати.

На шумной вечеринке (и даже больше - настоящей оргии), она знакомится с Мэнни (Диего Кальва), скромным помощником в мире киноиндустрии, которому уготовано большое будущее в роли влиятельного продюсера. Между Нелли и Мэнни пробегает искра, и Мэнни по уши влюбляется в девушку.

Шазелл придумал несколько поразительных эпизодов, наполненных множеством искусно поставленных элементов, доказывающих, что, за исключением нескольких памятных моментов, история кино — это просто набор звуков и ничего не значащей ярости Энтони Моррис, ScreenHub

Третий герой - Джек Конрад (Брэд Питт), одна из самых больших звезд в мире немого кино, которому с трудом удается пережить смену эпох. У него есть взбалмошная венгерская жена, с которой он быстро разводится, и большой особняк. Перед съемками он напивается вдрызг, однако это не мешает ему превосходно играть романтического любовника.

После того, как Шазелл произвел фурор своими первыми фильмами, ему наконец-то представилась редкая возможность взять оригинальную историю, поставить рейтинг R, сделать продолжительность более трех часов и наполнить фильм настоящими звездами первой величины. Это кинематографический опыт, который зрители запомнят надолго.

Однако, как ни крути, "Вавилон" не складывается в цельную картину. Фильм в большей степени представляет собой серию историй о людях, которых Голливуд пережевывает и выплевывает прочь. Некоторые из этих мини-сюжетов великолепны, некоторые же совершенно беспомощны. И, к сожалению, тот бардак, который происходит в жизни Нелли, Мэнни и Джека, является не просто отголоском сложных судеб голливудских звезд, но скорее режиссерским хаосом.

"Вавилон" — это эпическое, исключительное, динамичное, хаотично-дикое и, в конечном счете, трагическое путешествие через десятилетия кинопроизводства из Голливуда 1920-х годов.  Это дерзкая, более смелая и масштабная история по сравнению с "Ла-ла-лэндом" Латойя Остин, Franglais27 Tales

В то время как в "Ла-ла-лэнде" герои пели о надеждах и чудесах Голливуда, "Вавилон" атакует публику грубым юмором и утомительным развратом, изображая киноиндустрию, как гедонистический ад. Такой точки зрения можно было ожидать от консервативного политика или страстного проповедника. Но подобное видение цинизма шоу-бизнеса исходит от Шазелла, признанного критиками оскароносного режиссера, который был человеком с обложки Variety.

На экране льется не только шампанское, но сперма, моча, рвота и даже фекалии слона. В этом содоме мексиканский иммигрант Мэнни предстает невинной душой - обычный помощник, которому в самой первой сцене поручено транспортировать слона в гору. Это достойная метафора сизифовой природы Голливуда. Но Шазелл видит эту метафору глубже и грубее, заставляя бедных подсобных рабочих утопать в слоновьем дерьме.

Шазелл манипулирует подобными сценами с комедийной откровенностью, но эффект — хотя и шокирующий, вместе с тем пугающе безрадостный. Как будто даже когда он стремится обвинить Голливуд в чрезмерности, Шазелл одновременно сам не может устоять перед его искушениями и пороками. В фильме есть место анекдотам о предательствах, оскорбленном самолюбии, манипуляциях, наркотиках, азартных играх и убийствах, но этот шквал историй может показаться утомительно знакомым.

Хотя он должен внушать благоговейный трепет перед тем, как далеко зашла история кино, все, что он на самом деле делает, — это демонстрирует в какой степени Шазелл полагается на другие фильмы, чтобы компенсировать недостатки своего, которые очевидны с самого начала Алистар Харкнесс, Scotsman

Шазелл обильно цитирует многих культовых режиссеров, даже братьев Коэнов, но самым оскорбительным является то, что он буквально копирует бессмертный мюзикл "Поющие под дождем". Он не только заимствует некоторые сюжетные моменты, шутки и эпизоды классики Джина Келли, но и осмеливается показать собственную версию съемок "Поющих под дождем".

Что ж, такая самоуверенность присуща только одному американскому режиссеру – Квентину Тарантино. Дэмьен, это место уже занято!

Вечеринка по-голливудски

В Риге премьера ленты прошла шумно и многолюдно. В кинотеатре Forum cinema первый показ "Вавилона" завершился голливудской вечеринкой в стиле 1920-х под живую музыку Jēkabs Reinis Quintet и с пирамидой шампанского. Вместо слона, который стал украшением фильма, в кинобаре Vertigo установили скульптуру зебры. Ни одно животное не пострадало.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.
Читайте также

Comment Form