Порочные идеалы


Тотальный контроль, принудительная проституция и одержимые фанаты: как устроена корейская попса
Foto: Reuters/Scanpix

Несмотря на высокую степень контроля и запрет на романтические отношения для кей-поп-артистов секс-скандалов в индустрии хватает. В ноябре 2019-го двух 30-летних кей-поп-исполнителей, Дунга Джуун-янга из кей-рок-группы Drug Restaurant и Чхве Джон Хуна из бойз-бэнда F.T. Island, приговорили к шести и пяти годам тюремного заключения соответственно за изнасилование женщины, потерявшей сознание из-за алкогольного опьянения. Джуун-янга также обвинили в распространении видеозаписи преступления и в обнародовании записей секса с другими женщинами.

Еще в одном громком скандале оказался замешан член крупной кей-поп-группы Big Bang Сынни, пиар-директор и один из владельцев ночного клуба Burning Sun, — его обвинили в посредничестве в организации проституции в клубе. Артист ушел из группы из-за скандала, судебный процесс по его делу продолжается — правоохранительные органы заявили, что в Burning Sun также велась незаконная вуайеристская съемка (этот феномен, называемый в Южной Корее "молка", развернулся в стране до масштабов национальной эпидемии) и продажа наркотиков, а руководство клуба подкупало полицию и уклонялось от налогов.

В мае 2019 года Ян Хен Сок, бывший участник первой знаменитой кей-поп-группы Seo Taiji & Boys, впоследствии — основатель лейбла YG Entertainment, в который входят Psy и группы Blackpink и Big Bang, был обвинен в сутенерстве. Он якобы предлагал инвесторам секс-работниц в 2014 году во время деловой встречи, на которой также присутствовала артистка лейбла, имя которой не раскрывается. Обвинения были выдвинуты против Хен Сока в расследовании журналистов корейского канала MBC, подробности произошедшего раскрыла секс-работница.

Были и случаи принуждения стажерок, тренирующихся, чтобы стать поп-звездами, к проституции. "Спонсорство" — нередкое явление в индустрии, а юные девушки, оказавшись вдали от родных и друзей на "фабрике кей-поп-звезд", часто подвергаются сексуальным домогательствам.

Тотальный контроль, принудительная проституция и одержимые фанаты: как устроена корейская попса
Foto: Reuters/Scanpix /LETA

Рабские условия труда, закрепленные контрактами, постоянная угроза потерять работу и быть замененным более молодым артистом, нищенское существование и давление со стороны поклонников и антифанатов — все это приводит к одному из самых скандальных явлений в кей-попе: высокому уровню суицидов. В прошлом году Южную Корею потрясла целая серия самоубийств звезд. 14 октября 25-летняя певица Солли (Чхве Чжин Ри), бывшая участница герлз-бэнда f(x), убила себя после затяжной депрессии. В следующем месяце ушла из жизни 28-летняя певица и актриса Гу Хара, ранее выступавшая в группе Kara. Обе женщины подвергались травле в сети — первую высмеивали из-за "чересчур грубых" для кей-поп-артисток черт лица, вторую — из-за скандала с бывшим бойфрендом, шантажировавшим ее секс-видео, снятым без согласия певицы. Через две недели после гибели Хары стало известно о смерти 27-летнего участника бойз-бэнда Surprise U Ча Инхи (расследование причины его смерти до сих пор продолжается). За два года до этого, в декабре 2017-го, суицид совершил певец Джонхен из группы SHINee. Ему было 27 лет.

***
Кей-поп устроен на манер фабрики, в этом его преимущество перед поп-индустрией Запада. В США и Европе лейблы занимаются поиском молодых талантов и борются за то, чтобы подписать с ними контракт первыми, а в Южной Корее звезды создаются в потоковом режиме, и в случае "брака" артиста всегда есть кем заменить. Главным двигателем кей-поп-групп выступают не исполнители песен, а лейбл, который собирает коллектив, дает его участникам роли, тексты, имидж и рекламу. Артист зачастую выступает скорее наемным рабочим, условия труда которого не просто суровы, но даже представляют опасность для психологического здоровья и жизни. Аналогичным опасностям подвергаются и поклонники, убежденные в тесной связи с поп-идолами, подвергающие себя диетам и пластическим операциям. Правительство хоть и пытается регулировать индустрию, все же опасается слишком агрессивно вмешиваться в то, что приносит столь невероятные преимущества. Корейская модель поп-индустрии не имеет аналогов, и, учитывая скорость ее экспансии на Запад, денежный оборот и масштабы, называть ее "мягкой силой" можно только условно — это скорее мягкое оружие массового поражения.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form