Михаил Ефремов
Foto: Sputnik/Scanpix

Накануне гастролей в Юрмале артист Михаил Ефремов рассказал порталу Delfi, почему власть терпит критику в его исполнении; почему Иван Охлобыстин - художественный фашист, которого не нужно бояться; какого курса стоит держаться России; намерен ли он учить латышский язык и почему на 15-м году супружеской жизни решил повенчаться.

30 июня на сцене зала Dzintari Михаил Ефремов исполнит роли главврача психбольницы и легендарного комдива Чапая в постановке по роману Виктора Пелевина "Чапаев и Пустота".

В этом году спектаклю-долгожителю исполнилось 15 лет, за это время его посмотрели более полутора миллионов зрителей. Разобраться в целесообразности происходящего во Вселенной им помогают сразу три Миши - Ефремов, Крылов в роли Петра Пустоты и Полицеймако в роли Котовского. А также молодая-черноволосая Маша (Анка-пулеметчица), талантливая внучка Михаила Козакова и Юрия Яковлева, брутальный красавец Павел Сборщиков (Сердюк) и любимец зрителей Тимур Савин, проделывающий немыслимые гимнастические кульбиты.

Михаил Ефремов
Foto: Publicitātes foto

Михаил Ефремов призывает публику забыть о почтенности и быть готовой к балагану в лучшем понимании этого слова, а то "моя подруга, чудесный латышский адвокат Санта, пришла, настроившись на серьезную и возвышенную драматургию, и ничего не могла понять". Особый пиетет к латвийской аудитории Михаил Олегович гарантирует – как-никак, уже пятый год он владеет кусочком Юрмалы и проводит в районе Меллужи значительную часть своего невеликого свободного времени.

- Как в вашей жизни появился легендарный комдив Чапаев?

- Как у всех людей моего поколения, это Чапаев-Бабочкин из фильма братьев Васильевых - такие точные попадания в народный нерв редко случаются. Ну и, конечно, он жил, как герой анекдотов, которые во времена тотальной цензуры были очень популярны, но после перестройки сошли на нет. Возможно, настанут времена, когда они снова возродятся.

Наш Чапаев из спектакля – совсем другого плана. Это фантом, созданный моим героем, главврачом психиатрической больницы Тимуром Тимуровичем, для лечения больных и начиненный пелевинскими мыслями на тему, как трудно жить в обществе с таким налетом самых разных фантомов, когда народ кидает изо льда в пламень, сверху вниз и справа налево.

Михаил Ефремов
Foto: Publicitātes foto

- Фантомов прошлого в нашу жизнь вселяется все больше – Пелевину на момент написания романа такие и не снились. Вы добавляете новые реалии в спектакль?

- Нет, это законченное произведение. Посылать Василия Ивановича воевать на Донбасс – пошловато как-то. Все же Чапаева хочется оставить того, советского – это хороший фантом, связанный с хорошим юмором. Новые фантомы – слишком болезненные, за что я их не люблю. Это как отняли руку, а ее место на теле болит, отняли ногу – болит еще сильнее… Когда такого рода страдания экстраполируют на всю страну, это не очень правильно. И в этом случае, хотел бы я узнать, где у нашей страны печень и как она переваривает всю эту злую кровь…

- В своем романе Пелевин предлагает обсудить возможное будущее России – "алхимический" брак с Востоком или брак с Западом… Вам какой больше нравится?

- Русский человек на эту тему рассуждает все время, что 600 лет назад, что 200, что сейчас. Включите любой российский федеральный телеканал – впечатление такое, что их главный оппонент - маркиз де Кюстин (французский аристократ, писатель, путешественник, получивший мировую известность, благодаря своим путевым заметкам "Россия в 1839 году" с нелестными описаниями российский нравов, - прим. Ред.). Все темы, актуальные 200 лет назад, и сегодня обсуждаются с пеной у рта…

На мой взгляд, лучше, когда фантомы возрождаются и проживаются на художественном уровне – так это случилось с Чапаевым, который один раз возродился, благодаря искусству братьев Васильевых в фильме "Чапаев" и второй раз – благодаря Вите Пелевину в романе "Чапаев и Пустота". Это снижает градус и помогает успешнее пережить фантомные боли.

Наглядный тому пример - мой невъездной в Латвию товарищ и кум – Иван Охлобыстин (Ефремов – крестный отец дочери Охлобыстина Анфисы, - прим. ред). Я бы советовал латышским и украинским культурологам, прежде, чем вносить Ивана в "черные списки", исследовать его, как культурное явление. Тогда станет очевидно, что он художественный фашист, а проще говоря, трындежник, который прорабатывает тему до гротеска и показывает, куда все может зайти…

Похоже, что юмор с обеих сторон куда-то теряется. И это одна из самых больших потерь, связанная с тем, что в политике на первый план выходят эмоции, которые отнимают нашу театральную профессиональную фишку. Политики все больше играют роль шутов, забирая хлеб у нас, артистов. Это обидно.

- Мы несколько отклонились от пелевинской темы российского "брака". Так Запад или Восток? Еще лет десять назад Россия склонялась к первому союзу, а сегодня - все больше ко второму… Вы на какой согласны?

- Начнем с того, что у России уже есть старый добрый брак – с Севером. Также сегодня у нее эмоционально-пылкие отношения с Югом. Восток и Запад – это настолько большие и настолько разные валуны, что я бы не взял на себя смелость выбирать, кто из них - более завидный жених. Лично мне больше нравится Запад. Как у вас тут, например. Но может, это потому, что на Востоке я толком и не бывал. Например, никогда не ездил в Японию, Гонконг и Тайвань посещал, но не видел континентального Китая. Наверняка на Востоке тоже есть чему поучиться. Но зачем же сразу замуж выскакивать? Что ж так-то невтерпеж?

- Чтобы в старых девах не остаться!

- Да какое там! Нам бы вырасти для начала.

- Куда ж расти-то? А как же "широка страна моя родная"?

- Это тот случай, когда размер не имеет значения. И возраст – тоже. Казалось бы, России - тысяча лет, но за это время сменилось множество разных Россий, с самыми разными укладами. Страна, которую Владимир крестил, и страна, которую декабристы поднимали – это две большие разницы. Если считать, что России, как новому государственному образованию, всего 25 лет, то мы еще совсем юные. А Лолиту замуж не берут. По крайней мере, в России это не принято. Это с Востока подул ветер, что можно 14-16-летних, и на Западе такое поветрие случалось – в период Возрождения…

Да и вообще, зачем что-то выбирать навсегда - налево идти или направо, вперед или назад? Куда хочу, туда и иду. Хотя, это я больше о себе. Стране все же такие шатания не пристали, у нее должен быть некий стратегический курс. Я бы сказал, что для России наиболее позитивен и перспективен курс "все флаги в гости к нам". А вот курс обид из серии "у нас то отняли да это забрали" – он бесперспективен, а потому негативен. Раз отняли, значит, плохо содержали. Эмоции в геополитике лучше попридержать – это все фантомы и фантомные боли, они уместны лишь в сумасшедшем доме.

Михаил Ефремов
Foto: Publicitātes foto

- Вы уже который год колесите по России и Украине с проектом "Господин хороший" - читаете стихи, довольно критичные в отношении власти: "Струна чудес" (про друга Путина виолончелиста-миллиардера Ролдугина), "Спасибо бреду за победу" (про гротескные формы празднования Дня Победы) или "Умрет, провалившись в сортир, русский загадочный мир…". И ничего. Как Сергею Шнурову прощают незаконный публичный мат, так и вам опасные гастроли. Почему?

- Потому что одни это делают хорошо и профессионально, а другие – плохо и политически. Ни я, ни Шнур не выделяем на своих концертах ядовитой слюны. Мы вообще - неядовитые люди. И к политике себя никак не относим.

- Но стихи-то вы исполняете про власть да про политику!

- Ну да, это здоровая политическая сатира.

- Получается, в вашем исполнении власть она не напрягает?

- А вы мне покажите пример, когда политическая сатира власть напрягала?! Так, как мы, никто этого не делает. Кстати, буквально вчера президент моей страны четко заявил: "Критиковать власть можно и нужно!"

Давайте посмотрим на критику глазами власти: хиханьки-хаханьки – это одно, а когда начинаются конкретные политические наезды, с документами и неоднозначными обвинениями – это власти, конечно, не нравится. С этим она борется, как может. Наглядный пример – судьба брата Навального, который пострадал фактически ни за что.

- Вы чувствуете грань, за которой уже нельзя?

- Я об этом стараюсь не думать. Я хорошо чувствую грань, где пошло и где не пошло, где смешно и где не смешно, а опасность… Если бы я начал вымерять эту грань, то вообще бы не рискнул ничего такого читать. Предпочитаю верить нашей российской Конституции, которая запрещает цензуру. Когда идешь мимо собаки, лучше не показывать, что ты ее боишься. Тогда она и внимания на тебя не обратит. Короче, они нас пугают, а мы не боимся.

- Ваш коллега по "Господину хорошему" и друг детства Андрей Васильев, хоть и не боится даже черта лысого, но недавно взял израильское гражданство. Могли бы вы помыслить нечто подобное для себя?

- Он гражданства не менял – просто добавил, а российское тоже оставил. Думаю, у Андрея Витальевича, как у тонкого эстета, чисто эстетические проблемы с Россией – не сходятся они в мировосприятии. Я же себя в рамках другой страны даже не вижу, потому что работаю на русском языке. Конечно, если бы я точно знал, что на родине меня посадят, то слинял бы. Что ни говори, а сидеть – хуже, чем не сидеть.

- Похоже, сегодня лучшей страной для российской "линьки" стала Латвия. Сюда полноводными реками стекаются все, кому по каким-то причинам на Руси жить тяжело. Вот вы у нас по какой причине оказались?

- Мне климат латвийский очень подходит – тут песок и сосны, а у меня астма, к тому же здесь не так жарко, как на наших курортах. Особенно мне тут нравится зимой и осенью, когда мало народа. А если еще и дождик пройдет, смыв всех отдыхающих с пляжа, то я совсем прекрасно себя чувствую. Так что, как выдастся свободное время между съемками, я сразу сюда.

- Вы в курсе последних событий в рядах местного русскоязычного комьюнити, которое поделилось на "новых русских" (понаехавших) и "старых русских" ("оккупантов" советских времен)? Оказалось, они не очень-то находят общий язык, конфликтуют даже.

- Не-а, я не вникал. Подозреваю, что меня относят к "новым русским". Но я неконфликтный человек. Стараюсь вести тут себя хорошо и послушно, со своим уставом в ваш монастырь не лезу – что мне скажут, то и делаю.

- Уже сказали: по новым поправкам к Закону об иммиграции вам придется по 5000 евро за продление ВНЖ платить. Это же сколько получается на ваших шестерых детей?

- Нам ВНЖ дали только на четверых детей – остальные переросли возраст, когда на вид автоматом ставят. Но все равно, конечно, мне не нравится идея платить так много. Даже не знаю, как бы я выкрутился - наверное, пришлось бы один домик сдавать. У нас ведь уже пятый год пошел. Но вроде бы этот Закон не приняли?

- Приняли. Правда, по 5000 евро за каждого члена семьи надо будет платить не через пять, а через десять лет – в первый раз продлят бесплатно, а во второй – надо либо платить, либо учить латышский язык, сдавать экзамен и просить постоянный вид на жительство.

- Посмотрим, будет ли существовать Евросоюз к тому времени… Но, если надо, то будем учить латышский язык! Комментировать все эти нововведения, пытаясь залезть в головы к политикам – вашим и нашим - не хочу. В голове у них какие-то свои интересы. По счастью, на бытовой жизни настороженное отношение к русским в Латвии никак не отражается. Меня сюда родители впервые привезли, когда мне было 11 лет, и ни разу никаких проблем на национальной почве не случалось.

Михаил Ефремов: "Хотел бы я знать, где у нашей страны печень, и как она все это переваривает"
Foto: Itar-Tass/Scanpix

Михаил Ефремов: я вам откроюсь, а люди будут хихикать: опять этот алкаш чего-то несет!

- Не могу не полюбопытствовать, насчет вашего недавнего венчания. Со своей пятой супругой Софией вы прожили почти 15 лет, у вас трое общих детей (две дочери Вера и Надежда и сын Борис)… Почему именно сейчас созрели венчаться?

- А вот это – мое личное. Так сказать, мой фантом, который ни с кем не хочу делить. Это было сугубо мое решение. В нем нет никакой политики и пафоса. Точно так же в 24 года я решил покреститься. И также сам езжу на Афон – меня туда никто не тянет. Просто я искренне верю в Бога. И это никакому объяснению не поддается.

- Своих многочисленных детей вы по какому принципу воспитываете и к какой жизни готовите?

- Это вопрос не по адресу. Воспитанием успешно занимаются матери моих детей. В этом смысле я ловко увернулся, как от вашего вопроса, так и от воспитательного процесса. Я вовремя осознал, что у меня это плохо получается. Лично я, на месте ребенка, такого педагога, как я, просто ненавидел бы – какой-то невнятный зануда! Поэтому мой вклад в детей самый скромный – финансовый и любящий.

- Объясните, пожалуйста, еще одно ваше волевое решение: почему после пяти лет работы на Первом канале, вы все же покинули передачу "Жди меня"?

- Тут все просто: два года подряд я очень плотно снимался в главной роли сериала "Следователь Тихонов" по братьям Вайнерам – просто не получалось вырываться. К тому же, наверное, настала пора что-то менять в передаче. После моего ухода там сменилась вся команда. И это правильно, все должно время от времени меняться.

Воспоминания об этой программе у меня сохранились самые теплые. Помню, одну такую встречу. Брат (98 лет) и сестра (96 лет) нашли в Иране младшенькую - той было 94 года. Помню, съемки давно закончились, группа расходится, а посреди студии толпа стоит – подошел, а это родственники в кружок стоят, а посреди - наша троица сидит и молчит, и никого вокруг не видит. Они счастливы. И это сильно.

- Вам бы хотелось найти кого-то из своего прошлого, оживить фантом?

- Если бы и хотелось – вам бы не сказал. Откровенные вопросы требуют откровенных ответов, но вы же не священник - грехи мне потом не отпустите. Да еще и поведаете мои откровения всему свету, в отличие от хранящего тайну исповеди отца Иоанна Охлобыстина. И будут люди хихикать: опять этот алкаш чего-то несет. Поэтому лучше я буду суров и закрыт. На худой конец, готов отшучиваться.

Tags

Андрей Васильев Владимир Путин ВНЖ Иван Охлобыстин Михаил Ефремов Сергей Шнуров Юрмала

Comment Form