Sputnik/Scanpix
Foto: Sputnik/Scanpix

В интервью проекту "Культурная линия" на радио Baltkom российский актер Дмитрий Харатьян рассказал о своем друге, умершем восемь лет назад актере Юрисе Лауциньше, которого считал авторитетом и гуру в профессии.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

"Познакомились мы в 1977 году, когда я только закончил сниматься в Одессе в фильме "Фотография на стене" и сделал безуспешную попытку поступать в театральный, — вспоминает Харатьян. — Юрис — прибалт из города Даугавпилс — был тогда студентом третьего курса Щукинского училища, но в январе его отчислили за прогул сессии, вместе с таким же прогулщиком Сережей Нагорным. Оба перспективные и талантливые, но дисциплину надо соблюдать. Освободившись от уз образования, они решили ехать в Юрмалу, и меня позвали присоединиться позже...

Юрис выдал мне телефон рижанки Иры Федотовой, которая тогда работала в порту — мы должны были ей позвонить и встретиться, но мы потеряли телефон Федотовой. Пришлось мне продать часы, подарок Лены Цыплаковой, чтобы на эти деньги позвонить в Москву и узнали телефон Иры. В итоге вечером встретились. Было безденежье, холод, голод, но очень интересно и увлекательно. То путешествие я запомнил на всю жизнь — мы шли по дороге, и я пел Окуджаву "По Смоленской дороге столбы, столбы"…

Позже великолепная пятерка друзей во главе с тем же Юрисом Лауциньшем отправилась в геофизическую экспедицию в пустыню. "Юрис очень активный был, у него уже были автоправа — он и сел за руль, мы были просто рабочие, а Иру Федотову назначили коком, хотя она вообще тогда готовить не умела! Три месяца ходили мы по пустыне шеренгами, с электродами, втыкали их в землю, снимали показания, у меня был радиометр. Я декламировал на всю пустыню стихи, прозу, готовился к поступлению — в мае 1978 года мне все удалось.

Отдать концы. Дмитрий Харатьян рассказал о своем латышском друге
Foto: Maris Morkans

Несмотря на свой балагуристый, хулиганский и бесшабашный характер, он был очень широкой души человеком. Но пьющим. Мои первые шаги во взрослой жизни связаны именно с ним. Он был настолько талантлив, что даже после отчисления с третьего курса Щукинского училища его взяли на мой 3-й курс в Щепкинское училище! Всего он сменил три или четыре вуза — вечный студент. Я не уверен даже, что он получил диплом. Под конец жизни он начал много сниматься в небольших, но очень ярких ролях — он был паталогически органичным артистом. Как собака, как животное".

Уход Лауциньша связан для Харатьяна с мистическим совпадением: "У меня давно лежал диск фильма "Отдать концы" с Юрисом Лауциньшем. И вдруг я посреди ночи подумал, дай-ка посмотрю — смотрел до полтретьего ночи. А на другой день узнал, что как раз в это время он скончался… Фильм тот был про конец света — она там совершенно потрясающе играет. В моей жизни было два таких важных человека, после родителей. Первый — режиссер Владимир Валентинович Меньшов, который открыл для меня жизнь в кинематографе и определил мою судьбу. Он ушел из жизни 5 июля этого года, в день рождения моего отца, который за год до того тоже нас покинул, и тоже от ковида. Такие у нас страшные утраты".

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form