Это было как снежный ком. Александр Ниживий о том, что не так с рижским "Динамо"
Foto: F64

В 2014 году рижское "Динамо" в последний раз вышло в плей-офф чемпионата КХЛ. Александр Ниживий, любимец рижских болельщиков, рекордсмен по числу результативных передач за сборную Латвии и третий в истории бомбардир рижского "Динамо", завершил карьеру игрока и стал тренером. Однако на новом поприще дела у Ниживия не заладились. Почему? Портал Delfi встретился с Александром Ниживием зимой 2018 года.

— На самом деле тогда я планировал еще годик поиграть, но летом 2014-го Нормунд Сейейс (тогдашний генеральный менеджер рижского "Динамо" — Ред.) предложил войти в тренерский штаб. Подумал, возраст вроде уже не маленький, есть шанс начать новую карьеру. Решил попробовать.

Но при этом в заработке ты потерял?

— Конечно. Зарплату игрока и ассистента тренера не сравнить. А что делать? Надо доказывать заново. Рано или поздно к такому решению пришел бы. Всю жизнь не будешь же играть. А тут шанс такой выпал — начать тренерскую карьеру.

В том сезоне очень долго решался финансовый вопрос, с трудом шла комплектация состава…

— Да все последние годы в рижском "Динамо" так происходит. В 2014-м команда вообще была не укомплектована с самого начала. Получилось, что тренером я стал в очень непростое для клуба время. Это поначалу сильно отражалось на результате. Впрочем, если посмотреть с другой стороны, то приобрел интересный опыт (улыбается).

Командой тогда руководил Артис Аболс. Сезон не получился, главный ушел, звал тебя с собой?

— Ну, он сам ушел на должность ассистента в Тольятти. Потом уже да, быстро там стал главным, но в первый год, я так понимаю, он вообще помощников себе не выбирал. Кто там был, с теми и работал. Только в этом сезоне он взял Виктора Игнатьева, они в очень хороших отношениях еще со времен совместной работы в "Динамо". Ну, и Виктор всегда отвечал за защитников.

А за что отвечал при Аболсе Ниживий?

— Такого строго распределения не было. В основном я разбирал меньшинство соперника, большинство, рассказывал, показывал все это. В принципе, я считался даже больше третьим тренером, какой-то сверхнагрузки не ощущал. Ну, отвечал еще за ребят, которые не играли — восстанавливались после травмы или в состав не проходил кто-то.

Это было как снежный ком. Александр Ниживий о том, что не так с рижским "Динамо"
Foto: F64

Летом 2015 года в Ригу приехал новый главный тренер Кари Хейккиля, Ниживий остался в штабе и снова был ассистентом.

"Кари хотел все делать сам. По большому счету, помощники ему были и не нужны. Опять же, я считался как третий тренер, еще в штабе был Нормундс Сейейс, совмещавший должность генменеджера и ассистента, потом добавился Раймо Хелманен, — говорит Александр и вспоминает, что никаких особых поручений Хейккиля ему не давал. — Можно сказать, я сам себе искал работу. Тренировал тех ребят, кто оставался за бортом команды, с кем-то индивидуально занимался".

Почувствовал Ниживий тренерскую работу по-настоящему только после ухода финского специалиста: "Когда Хейккиля ушел в отставку, тогда я действительно ощутил, что такое тренерский хлеб. Мы с Нормундом остались вдвоем. Тогда я и узнал, за что серьезно отвечаю и на что могу влиять".

Динамовцы в том чемпионате одержали столько же побед, что и в предыдущем (25 в 60 матчах), набрали на пару очков меньше и снова остались за бортом плей-офф.

Это было как снежный ком. Александр Ниживий о том, что не так с рижским "Динамо"
Foto: DELFI

2016/2017: новый сезон, новые надежды. Руководство рижского "Динамо" решило, что пора Александру Ниживию поработать главным, и вручило ему в руки молодежный фарм-клуб — ХК "Рига". Но снова что-то пошло не так: две победы в 22 матчах, две затяжные серии по 10 поражений и 8 очков в сумме.

"Чтобы добиться командного результата, средний уровень игроков должен быть хотя бы примерно одинаковым. В команду пришла большая группа молодых ребят 1999 года рождения. Была очень большая разница в мастерстве. Опять же, разрыв в возрасте в молодежном хоккее очень сильно чувствуется. Так что по-другому там пойти и не могло, — говорит Ниживий. — Все получилось так, на что в тот момент наш хоккей был способен. Никакого чуда там произойти и не могло".

"Впрочем, был и позитивный момент: ребята во всех матчах выкладывались до конца, — продолжает Александр. — Силенок вот только не хватало, особенно это было видно во вторых играх" (в МХЛ проходят спаренные матчи — Прим.).

"До этого я не очень сталкивался с юниорским хоккеем, — вспоминает Ниживий. — Мы потренировались две недели летом в Риге и поехали на первый турнир в Череповец. После этого стало понятно, над чем работать и в чем мы уступаем. Особенно это было видно во встречах с фармами СКА или "Локомотива". Там сразу чувствовалась ощутимая разница, если не сказать — громадная. У них ребята там просто по-другому развиты и оснащены. Даже чисто физически. Вот и начали подтягивать физику. В то же время надо было еще и мастерству обучать".

Говоря про мастерство, что ты имеешь ввиду?

— Я сознательно не делал акцент на какие-то тактические действия. Возможно, в этом была моя ошибка. Я хотел научить их основным моментам игры, дать, так сказать, раму. Если знаешь в хоккее основные элементы, то когда на площадке возникнет сложная ситуация, ты за счет базиса можешь правильно сыграть. При этом я понимал, что учить уже поздновато, но идти дальше без этих вещей еще сложнее.

Меня, например, сильно удивил тот факт, что мои ребята умеют вбрасывать шайбу в зону соперника, а удержать ее, куда отдать пас и с какой силой — об этом многие без понятия. Было ощущение, что многие, образно говоря, пропустили основную школу и пришли сразу в институт.

И это касалось многих вещей. Скажем, как правильно действовать защитнику в отборе; как играть, если твой партнер пошел в угол площадки и "провалился". Действия в атаке разбирали, за счет чего там можно решить эпизод в свою пользу. Я уже не говорю про вбрасывания.

В старые времена на такие вещи не тратили много времени, можно было больше заниматься командной игрой. Каждый понимал ее основы. Скажем, я мог не глядя кинуть шайбу и знал — там всегда будет партнер. Это каноны хоккея. И вот все эти вещи мне надо было подтягивать в "Риге". По сути пришлось начинать с азов, потому что количество брака зашкаливало. Понятно, что за один-два месяца очевидного прогресса не будет.

Почему так получается? Вроде бы в "Ригу" итак попадают практически все лучшие ребята со всей страны…

— Уровень хоккейных школ упал. Много ребят в 15-16 лет уезжает в Америку. Это их право, конечно, но по моим ощущениям МХЛ — очень хороший шанс проявить себя, обратить внимание скаутов, зацепиться. Побольше, чем у тех, кто выбирает заокеанские низшие юниорские лиги. Здесь тебя учат, что-то показывают, подсказывают, а в Америке — такая большая мясорубка, конвейер. Там таких ребят — пруд пруди.

Да, у нас в Латвии мало игроков, но мы стараемся из них сделать хоть что-то. Уезжать за океан стоит, если ты только действительно игрок очень хорошего уровня. А если еще сырой, то лучше оставаться здесь и расти. Придет время — появится шанс попасть и в "Динамо", и уехать за границу. Пример Френка Разгалса, Увиса Балинскиса, которые играют уже за "Динамо" и национальную сборную в этом плане показателен.

Ты говорил, что решил подтянуть у ребят физику. И это на фоне плотного календаря, особенно в начале сезона!

— Так без физики нам в чемпионате вообще делать было нечего. Да, сделал большие и довольно интенсивные тренировки, которые прошли на фоне 16 игр в сентябре. Для молодых ребят это было тяжело, но без этого никуда. Еще и соперники у нас были все, как на подбор — из первой восьмерки, вышедшие потом в плей-офф.

Но выбора у нас не было. Я рассуждал так: если мы готовим смену для "Динамо", то надо и реально тренироваться. Закладывать физику очень важно до 20 лет, дальше — ты уже можешь это поддерживать. На результат в тот момент я не особо смотрел. Для меня важнее было видеть, есть ли прогресс в тех компонентах, над которыми мы работаем.

На тебя не давили, не требовали результата?

— Вообще не спрашивали. Я даже не знал, чего от меня хотят. Никто из руководства клуба со мной не разговаривал и никаких задач не ставил. Почему тогда уволили? Возможно, потому, что в тот момент произошли перестановки в штабе главной команды. Хотя и не уволили меня совсем, я стал помощников вернувшегося на пост главного в "Ригу" Роналдса Озолиньша.

И что-то поменялось? У вас был общий план — что делать с командой?

— У Роналдса больше опыта работы с молодежью. Он стал немного по-другому ее строить, больше уделяя времени тактике, знал чего хочет и как попутно еще добывать результат.

Мне с ним работалось комфортно, было интересно. Для себя много чего взял, так что это время не прошло зря. Считаю, нормально взаимодействовали, даже несмотря на итоговое последнее место в конференции (29-е из 31-го в лиге — Delfi). Но при этом у нас был третий показатель при игре в меньшинстве — это дело мы наладили за сезон хорошо.

Это было как снежный ком. Александр Ниживий о том, что не так с рижским "Динамо"
Foto: F64

Наступил следующий сезон. Ниживий вернулся в главную команду, где руководство клуба решило сделать ставку на не опытных тренеров, но зато экс-игроков с именами — ветеранов латвийского хоккея.

— Да, генменеджером стал Гирт Анкипанс. Он собрал тренерский коллектив, в который вошли я и Родриго Лавиньш, возглавил команду Сандис Озолиньш. Задумка была интересная, но оказалось все намного сложнее. Из-за отсутствия костяка. Опять команда собиралась в последний момент.

Но первые игры вроде показали, что все нормально.

— Да, начали неплохо, однако быстро сказалось отсутствие длинной скамейки. У нас сразу травмировалось четыре игрока. Для нас это как СКА потеря двух звеньев.

Случилось это очень не вовремя, на фоне плотного графика игр. Из-за травм приходилось больше играть другим и команда серьезно подсела физически, не выглядела хорошо по движению. Чтобы привести все к общему знаменателю нужно время, а его не было.

Возможно нам стоило учесть такой насыщенный календарь, но что было, то было. А затем наступил момент, когда уже тренируй — не тренируй, а команда просто "села". Нужен был хоть какой-то перерыв — отдохнуть, сделать какие-то изменения. Даже при [Юлиусе] Шуплере в "Динамо" бывали подобные сбои и затяжные неудачные серии. В этих случаях надо просто перетерпеть. Потом все так и случилось, когда мы уже не работали. Игры пошли реже, другой темп стал, кого-то поменяли, пришли новые люди, все устаканилось.

Думаю, если бы нас оставили на своих местах, все вернулось в то же русло, как происходит и сейчас. Ну, а если думать, как добиваться большего результата… Здесь рижскому "Динамо" не хватает таких легионеров, как [Марсел] Хосса. Нет, все ребята с характером, но вот голеодора, каким был словак, например, у нас сейчас нет. Как ни крути, а забивал он по 20 голов за сезон, однажды наколотил 35 — это серьезно. Особенно при наших результатах — 1:2, 1:1, 0:1, все в таком духе.

Сандис понимал, что происходит? Не было ощущения, что он потерялся?

— Да не сказал бы. Мы все переживали за результат, продолжали думать как все исправить, но без паузы тяжело что-то изменить. Это можно сравнить со снежным комом, который чем дальше катится, тем больше становится. И так игра за игрой, и нет запасных, с помощью которых можно что-то передернуть.

Первыми убрали вас с Лавиньшем, а Озолиньш ушел чуть позже, так?

(Смеется). Не хотелось бы озвучивать, что мы тогда сказали с Роджером. Конечно, все это неприятно. Пару дней успокаивался, ну ладно, думаю: есть хозяева клуба, это их команда, им и решать.

Ну вам выдвинули какие-то претензии?

— Нет, никаких. И ничего не сказали. Даже не вызывали к руководству и не просили дать каких-то объяснений. Ничего. Пост-фактум узнали о решении.

Это было как снежный ком. Александр Ниживий о том, что не так с рижским "Динамо"
Foto: LETA

Ты без работы уже с конца сентября. За это время тебе поступали какие-то предложения?

— Звали в хоккейную школу работать. Но я не спешу. Хочу осмотреться, подумать что к чему. Опять же, идти тренером в ситуации, какая сейчас была с "Динамо", не хочется. Во-первых, мне нужно, чтобы ставили какие-то задачи. Во-вторых — нужно время на их реализацию. Иначе получается так, как уже было. В общем, решил посидеть, остыть немножко, взглянуть со стороны на происходящее и тогда уже решать, что делать дальше.

В то же время понимаю, что опыт не приходит сам собой, когда ты просто сидишь и анализируешь происходящее, не находясь в этой кухне. Трудно таким образом вырасти. Засиделся, есть ощущение.

При этом говоришь, что пока не готов продолжить.

— В омут с головой бросаться тоже не хочется. Ничего толком не сделал. Все как-то скомканно получилось, не пойми что.

Повышаешь тренерскую квалификацию на семинарах, курсах?

— На чемпионатах мира всегда посещаю семинары, хотелось бы пообщаться вот с Бобом Хартли (главный тренер сборной Латвии — Delfi). К сожалению, не застал, когда он проводил семинар в Риге. Он — успешный тренер, интересен его опыт, взгляд.

В каком состоянии, по-твоему, сейчас пребывает латвийский хоккей?

— Не сказать, что все плохо, но молодым игрокам однозначно не хватает школы. Новое руководство федерации хоккея собирается что-то менять в обучении и лицензировании тренеров, налаживать систему подготовки. То есть делать вещи, о которых я уже говорил. Ну и ресурсов у нас, конечно, не так много, чтобы могли разбрасываться. Еще и вырастают из них единицы. Крепкого среднего уровня у нас, к сожалению, нет. Поэтому надо подходить к воспитанию каждого игрока бережно.

Tags

"Динамо" Рига Александр Ниживий Артис Аболс Боб Хартли Гирт Анкипанс Кари Хейккиля КХЛ Марсел Хосса Нормунд Сейейс Родриго Лавиньш Сандис Озолиньш Юлиус Шуплер
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form