Дайнис Дукурс: "В Сочи нам говорили: ребята, у вас тут нет шансов"
Foto: Zigismunds Zālmanis (NIKON)

Главный тренер сборной Латвии по скелетону и отец Мартинса и Томаса Дукурсов Дайнис Дукурс в интервью изданию Sport24 рассказал об отношении к России, ее спортсменам и функционерам, об Олимпиаде-2014 в Сочи, о том, как относится к докладам Макларена о допинге, а также о том, как воспринимает решения МОК и CAS.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

На Олимпиаде в Сочи Мартинс стал вторым после Александра Третьякова, Томас — четвертым. После публикации доклада Ричарда Макларена и последовавшего за ним разбирательства медаль Третьякова несколько раз переходила из рук в руки, а Дукурсы стали критиками всего, что происходит в российском спорте.

По словам Дайниса Дукурса, "Очень хорошие отношения у нас (с российским бобслеем" сохранялись до прихода в бобслейную федерацию сначала Беджамова, а потом Зубкова".

"Наверное, вы знаете, что Беджамов сделал со своим банком — все эти приключения с пропажей денег и бегством… В спорте он тоже был не очень добросовестный. Этот человек был готов покупать результат. Когда он пришел, с его стороны даже поступало такое предложение — скажите, что надо, и я все решу. Для меня это было неприемлемо. Может быть, это повлияло, но каждый из нас пошел своей дорогой", — сообщил он.

"Так как я разбираюсь в технике, он спросил, что было бы интересно латышской и российской стороне — а он продвинет это через международную федерацию. Но потом он стал продвигать российские интересы. Наверное, мы не знаем всего, что происходило в Сочи. Но пройдет время — узнаем и это.

Я думаю, Беджамов испортил мышление в федерации бобслея и скелетона России. Люди там стали совсем другими — зажатыми. Наверное, у них появилась задача стучать друг на друга… Плюс, там нет ясных критериев отбора, я вижу эту кухню: как все внутри варится, мутится. Отстегнуть кому-то, паспорт припрятать… Я же был с ними в контакте до проблем с допингом", — сказал латвийский тренер.

Ранее он говорил, что за год до Олимпиады лед в Сочи готовили по принципу "чем хуже — тем лучше". "У многих в голове сидит эта мысль: если приехал конкурент — надо подсунуть ему что-то похуже. Так было и в Сочи во время официальных тренировок. На трассе обвалился лед, а я услышал, как представители российской федерации дали рабочим задание ничего не делать. Чтобы ломать наш план тренировок. Пришлось вызывать латышей — двоих из Сигулды, третий был со мой, помогал тренерам. В итоге мои ребята сделали эту трассу, и мы начали кататься. Но все было сознательно.

Просто люди жили с мыслью, что все это наше. Неважно, что это официальная международная тренировочная неделя. Мы местные, нам все — им ничего. У меня другая философия: мы в Сигулде работаем не для латышей, а для спорта. Для всех.

Когда мы приехали на Олимпиаду, знакомые тренеры, с которыми я работал еще с советских времен, подходили и говорили: "Ребята, у вас здесь нет шансов!" Мы приняли это как шутку — почему нет шансов? Значит, все расписано? "Надо только финишировать".

Мы уважали соперников до этих соревнований. А то, что выплыло потом, эта государственная допинговая программа… Залезть в электронику, добавками подкормить, лед сделать как надо своим — наверное, что-то из этого делается и в других местах. Но это была красная черта", — заявил Дайнис Дукурс.

По его словам, "когда вернулся домой (после Игр в Сочи-2014), понял, что выиграл сильнейший — в моем виде спорта это Третьяков. Мы заняли второе и четвертое места, никаких претензий у меня не было. Но потом, когда стали выплывать новые данные, мне стало не по себе. И, честно сказать, я потерял уважение к российскому спорту. Даже в пьяном виде, в каких-то кошмарах я не мог додуматься, что у страны существует допинговая программа. Просто в голове не укладывалось! Потом я это прокручивал и стало обидно".

"Что еще хочу сказать — отношение со стороны людей было такое… Не знаю, может быть, это и не зрители были. Может быть, 50% — ФСБшники. Мы приехали на Олимпиаду, а как будто на открытый чемпионат России! Вся борьба — с четвертого места. Я был на награждении горнолыжников и победителей женской эстафеты 4 по 5 км, когда зрители ушли! Потому что россиянам медалей не вручали. Было ощущение, что мы просто массовка, что никто нас здесь не ждет.

Или такой эпизод. Сидят дедушка с бабушкой какой-то скелетонистки. Поднимают баннер с именем внучки — и их просто заглушают: "Россия, Россия!" В Корее наоборот аплодировали всем — местным, конечно, больше, но умели радоваться и другим. Мне кажется, в Сочи был потерян олимпийский дух. Когда играли финны и канадцы, трибуны орали: "Россия!" Но, может быть, хоккеист сделал хороший пас или шайбу забросил, почему его не поддержать? Это установка такая?

Обратил внимание — очень многие были в одинаковых ботинках. Я подходил, спрашивал: "Вы кого-то представляете?" Было видно, что ФСБшники и кто-то вроде такого", — заявил Дукурс-старший.

"Третьяков только раз в жизни показал два одинаковых старта, а в Сочи их было четыре! Для меня это было закрытой темой, но то, что сейчас выплывает, какие-то факты… Разговоры о проникновении в систему засечки времени состыкуются с фразами о том, что российским спортсменам достаточно финишировать — и все будет в порядке. Если это действительно было — очень плохо, это не в пользу спорта", — сказал он, добавив, что "после Сочи прошла еще одна Олимпиада. И если что-то изменилось — поезд ушел. Мы можем говорить только о будущем. Что не надо спортсменам помогать и лезть в систему, засекающую результат. Или в допинговые дела. Это все на чьей-то совести, и он, наверное, понимает, что он сделал".

При этом у латвийского специалиста нет уверенности, что дела обстояли именно так: "Если бы я стоял рядом и видел или знал, я бы сказал. Просто жаль, что один идет в спортзал, а другой может прополоскать рот коктейлем "Дюшес". Или у него есть человек, который регулирует засечки на трассе. Но доказывать — не моя задача. Моя задача — тренировать".

"Есть такое понятие, как "простите" и "извините, мы ошиблись". То, что сделала Маша Шарапова. Мельдоний — это мелочь. Но она вышла к медиа, достойно, красиво одетая. Шарапова — действительно сильная. Таких людей я уважаю. Все делают ошибки, и я тоже. Но вы знаете много примеров в вашей стране, когда кто-то мог повторить то, что сделала Шарапова?

Мне даже стыдно стало за всю эту ложь. Иногда бывает стыдно за своих, когда они глупости говорят, но то, что наговорили российские чиновники — это не очень хорошо смотрелось. Они сидели глубоко в окопах, хотя должны были выйти и сказать: да или нет. Несколько месяцев просто прятались! Не было своего видения, своих аргументов. Просто нашли стрелочника — Нагорных — и кинули под танк. Уверен: если бы нашелся человек, который что-то сказал, очень многие были бы прощены. Но поперли в другую сторону", — заметил он.

По мнению Дайниса Дукурса, перед Олимпиадой-2018 в Пхенчхане было бы справедливо дисквалифицировать всю российскую делегацию: "Тогда бы дошло: есть проблема — двери закрыты. Даем 4 года, чтобы доказать".

"Россия любит считать общую копилку медалей. В Сочи это было очень важно. Но как можно сравнивать делегации Лихтенштейна и Америки?.. Кто-то должен отвечать. Ты представляешь страну, которая втягивает тебя в неправильные игры: чем-то полоскать рот и так далее. Ты доверяешь. Если бы нас отстегнули, мы бы вышли на улицы, и все люди из нашего олимпийского руководства потеряли бы работу. Все!", — заявил он.

"У нас был пример, когда на играх в Солт-Лейке попался бобслеист Прусис (он сейчас старший тренер сборной Латвии). Его то выгоняли, то не выгоняли… И, по-моему, работница, разрешившая ему принимать неправильные добавки, погорела вместе с ним. Пошли в одной связке. Здесь (в Латвии) никого не прячут.

Система должна была дать задний ход. Она это не сделала, и кто-то из спортсменов стал жертвой. Та же Никитина — очень хорошая в старте, лучшая в мире. Зачем ей еще что-то давать? Если они (Шипулин, Ан) чисты — они жертвы. Но эти люди — представители системы и должны отвечать коллективно. Ничего не поделаешь. В командных видах спорта один может сделать ошибку, после которой вся работа пойдет насмарку" — сделал вывод тренер.

"Я помню, в Турине были проблемы у австрийских лыжников. Их схватили за руку, но они признали ошибки — и стали потом участвовать. Прошло много времени, чтобы международное сообщество их приняло. Но у них была цель это решить. В западном мире другие принципы, понимаете?

Если это была программа, которую прикрывало государство, конечно, Россия будет все отрицать. Но есть другой пример — Крым. Что президент Путин говорил сначала, что потом — если все складывать… Когда у первого лица в государстве две правды, можно представить, что творится ниже.

На Олимпиаде была программа, которая должна была вырулить. Но она где-то не вырулила. А потом два руководителя РУСАДА — Камаев и Синев — в возрасте 50 лет как-то внезапно перестали жить. Один вообще на лыжах поскользнулся и умер. Наверное, Родченков понял, что кто-то будет следующим. Это мое мнение, я так думаю.

У спортсменов были ордена, медали, государственные награждения и машины. А этим, кто тоже был причастен, но получил какую-то грамоту, стало обидно. Наверное, они чувствовали, что тоже вложились в сочинские медали. Один стал рот открывать, поскользнулся — и умер, второй…

Я думаю, это не кончится и будет какое-то продолжение. Потому что вбухали много денег, а люди, у которых есть информация, остались в дураках. Получились качели. А как доказать? У российской стороны один принцип — сказать, что ничего не было, Родченков — дурачок, а Макларен — старый болван", — отметил Дайнис Дукурс.

На реплику журналиста, что если доказывать, то так, чтобы все было очевидно, он ответил: "Это невозможно! В Красном море меньше соли, чем в пробах Зубкова. Люди не живут с таким уровнем. А он говорит: я чистый!"

Как известно, Зубкова CAS не оправдал — в отличие от 28 других спортсменов из России. Когда это случилось, Дукурс-старший заявил, что Освальду и Макларену надо застрелиться.

"Сейчас, думаю, влияют деньги. Если бы можно было выследить — кто, кому и сколько… Там доказательств на 54 страницы, пожизненные наказания. И вдруг — CAS принимает такое решение. За этим что-то стоит. Похоже на компромисс: отдаем вам столько, а вы нам — столько. Помните, с чего все началось? В легкой атлетике платили, чтобы вытаскивать грязные пробы. За чистоту российских спортсменов там отвечал президент из Сенегала и его сын. Наверное, есть варианты, чтобы перетянуть кого-то на свою сторону. Бах тоже туда-сюда дергался… Но полную правду мы не узнаем, наверное, никогда.

Я удивился: Третьяков должен был выступать, он был заявлен. И Никитина — она же была в Пхенчхане, ждала аккредитацию. Если она чистая — открывайте ворота, вперед, ребята! В итоге квота не была заполнена. Тоже вопрос, о чем разговаривали за кулисами. Все в мутном состоянии. Но со временем амплитуда этих качелей станет все меньше. И остановится в самой низшей точке", — добавил он.

Дайнис Дукурс также пояснил, почему не стал извиняться перед Зубковым после положительного решения CAS: "Был такой разговор в Уистлере. Но он же положительно дисквалифицирован — и такой надобности нет. Если бы его оправдали, я бы извинился, конечно. Я слово держу".

"Парадокс: Зубков — президент российской федерации бобслея. Значит, российской стороне и сейчас наплевать на то, что говорит международное сообщество, на решения комиссий. В нормальном обществе такой человек приостановил бы свою деятельность на время расследования. Так было бы во всем мире — за исключением, может быть, Северной Кореи", — удивляется тренер.

Ранее в интервью "Советскому спорту" Дайнис Дукурс сравнил Зубкова с педофилом, руководящим детским садом, после чего глава Федерации бобслея России подал в суд на газету.

"Никто не называл его педофилом, это просто сравнение. Неприлично человека под подозрением называть руководителем. А подавать в суд на газету — глупо. Зубков немножко сошел с ума — он идет в разнос, потому что каждый день что-то новое: то CAS, то WADA, то Макларен… Он живет только этим. Но иногда надо что-то пропустить. Если он хочет, он может подавать в суд на меня — а издание здесь ни при чем", — пояснил Дукурс.

Золотая медаль Сочи-2014 в скелетоне на бумаге несколько раз меняла хозяина. Латвийский тренер сообщил, что момента, когда он реально бы почувствовал, что золотая награда медаль будет у Мартина Дукурса, не было, а бронзова — у Томаса (в Сочи он был 4-м).

"В руках мы ее не держали. И вообще старались абстрагироваться. Целью были следующие Игры. Наверное, это помешало. Но, зная, что Россия до последнего будет отнекиваться: это все пиндосы-политики, мы никакого результата не ждали. Просто думали, что, если кто-то собирался устроить такое в Корее, он хорошо подумает.

Я как-то посчитал: у нас 86 медалей Кубков мира, чемпионатов мира и Европы, 14 "Глобусов"… Мы довольного много хорошего сделали. Олимпиада — это важное соревнование, самое важное. Но это надо прожить, пропустить через себя олимпийский дух и завоевать медаль там, а не 4 года спустя. Томас сразу сказал: меня эта медаль не интересует, лишь бы была справедливость. Ну пришлют почтой в коробке — она все равно уже бэушная, кто-то ей 4 года пользовался. Это уже прошло, забыли.

Сейчас люди вспоминают Корею, но думают о китайской Олимпиаде. В Пхенчхане Мартин проиграл медаль в последнем заезде. Сидел такой грустный на финише. Я сказал ему: "Понимаю тебя. Но это спорт. Надо признать: эти трое парней были лучше". И даже если потом что-то выяснится, это будет уже не то. Все должно происходить там, где эмоции", — пояснил тренер.

Он заверил, что его младший сын готов к еще одному олимпийскому циклу. "Неудача нас очень мобилизовала. После Олимпиады каждый сделал по 100 заездов, мы нашли интересные вещи, которых раньше не знали. При нашем-то опыте! Провели полное обследование — чтобы все было четко. Посмотрим, как будет со здоровьем. Может, не стоит упираться на каждом Кубке мира, а выбирать трассы — по ощущениям. И ловить кайф! Работать не на количество, а на качество", — заверил Дайнис в интервью Sport24.

После медали россиянина Трегубова в Пхенчхане его отношение к российскому спорту не поменялось: "Мартин в четвертом заезде сделал две ошибки — такие, каких не было даже на тренировках. Если бы этого не случилось, он был бы в медалях. Но Трегубов проехал 4 стабильных, хороших заезда. И завоевал серебро своим мастерством. Надеюсь, допинг-проблемы опять не выплывут. Но кореец был на голову выше всех. Не знаю, при каком раскладе с ним можно было бороться".

Дайнис Дукурс признался, что в Пхенчхане очень мало общался с "атлетами из России", потому что "очень сильный осадок остался от того, что выплыло после Сочи. Не знаю, смогу ли я отложить его в будущем. Это ни в коем случае не касается всех российских спортсменов или русских. Но доклад Макларена очень сильно ударил". Тренер добавил, что сам читал 54-страничный доклад и "стало очень обидно: как будто в ресторане принесли еду, и в нее 3 раза кто-то плюнул".

"Мои спортсмены никогда не принимали допинг. Мы вообще исключаем такое понятие. Для нас это норма. Мы каждый день должны писать в системе АДАМС, где будем в 2 часа дня. Если офицеры приедут, а кого-то нет, наши, латышские, допинг-контролеры сделают замечание. У нас это работает. Бывает, что 3 раза в неделю приходят! Но когда выплыла эта система, за которой следило министерство спорта, все эти "Дюшесы"… Ребята, столько фактов нельзя надумать и наврать", — полагает он.

"Была дорожная карта WADA (для России) из пяти пунктов, два из которых до сих пор не выполнены. В том числе — отдать пробы московской лаборатории. Опять какие-то заминки. Непонятно: это же моча, не золото. Пускай они расследуют — и начнем с нуля! А это тащится уже с 2014 года", — заметил Дайнис Дукурс.

Он сообщил, что никогда раньше не видел Родченкова: "теоретически мог видеть его только во время Олимпийских игр, но в 2014 году никто не знал, что это за человек и чем он занимается".

До 2012 года Дайнис Дукурс конструировал сани в том числе для российской команды. "Третьяков в Ванкувере выиграл бронзу на моем скелетоне. Просто у меня другое восприятие. Меня попросили сделать эти скелетоны — такие же, как у Мартинса и Томаса. И все трое были рядом: второе, третье, четвертое места. Отношения тогда были открытые.

Все перевернул Беджамов. Бродит слух, что он подходил к президенту международной федерации бобслея и говорил, что в Сочи ему нужно 4 медали. Но, может быть, это и басня. Факт в том, что мы вместе тренировались, и я с уважением относился к Третьякову. Он хороший, сильный атлет. Его и "мазать" не надо было, со стороны какие-то вещи подсовывать. Но он попал в эту струю — видимо, пообещали, что разрулят", — подвел итог Дайнис Дукурс.

Он также раскрыл, во сколько обходится содержание Сигулдской санно-бобслейной трассы. "Без больших вкладываний в инфраструктуру — где-то полмиллиона евро, 600 тысяч. Это мелкий ремонт, электричество, зарплаты, налоги. Тут у нас с государством примерно 50 на 50: 300 тысяч — государственная дотация. Столько же мы вкладываем сами. Зарабатываем больше — где-то 700 тысяч в год. Можем позволить себе небольшие инвестиции. Но зато у местных спортсменов скидка — 70%. Когда совсем бесплатно, эффект уже не тот", — сказал Дукурс-старший в интервью Sport24 (полное интервью — здесь).

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form