Экс-вратарь "Вентспилса" о договорняках в ЛЧ, допросах в Риге и Григорчуке
Foto: DELFI

Бывший голкипер футбольного клуба "Вентспилс", а ныне вратарь белорусской команды премьер-лиги "Торпедо-БелАЗ" (Жодино) Павел Чесновский рассказал в интервью Sports.ru о своем латвийском этапе карьеры.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

Разговор корреспондента и футболиста зашел о ставках на матчи. Чесновский ответил, что на матчи чемпионата Беларуси, в котором он выступает, конечно, ставки не делает: "Командой ставим на матчи Лиги чемпионов, других крупных турниров. Сейчас все говорят об игре "Гомель" — "Нафтан" (чемпионат Беларуси). Но не думаю, что у нас в стране кто-то мог сдать матч. Чтобы выносить обвинение, нужно оперировать фактами. Хотя в своей жизни сталкивался с договорными играми".

И Чесновский пустился вспоминать вентспилсский этап карьеры: "Мой первый матч в Лиге чемпионов, грубо говоря, был продажным. Только перешел в "Вентспилс". Мы играли плей-офф Лиги чемпионов против "Цюриха". В первой встрече я не принимал участия. Уступили 0:3. Вышел на поле в ответном матче. Эмоции, конечно, сумасшедшие. Лига чемпионов, полный стадион… Мы проиграли 1:2 (решающий гол "Вентспилс" пропустил на второй добавленной минуте — Прим.). У соперников было много моментов. Били по штангам, били в меня. Вроде бы отыграл неплохо. Правда, все равно расстроился.

После матча ко мне подошел мой агент Марко Трабукки: "Не расстраивайся. Три человека из вашей команды просто сдавали игру". Не буду называть фамилии этих людей. Тот матч сдали защитник, полузащитник и нападающий. Причем из Швейцарии в Латвию они уже не летели с командой. Эти люди сразу пропали. После того матча их в команде никто не видел. По-моему, эти ребята до сих пор играют в чемпионате Латвии. Для меня это непонятно. Я был в шоке. Если люди сдают матчи на таком уровне, то о чем можно говорить?".

Здесь требуется дать пояснение. Из "Вентспилса" после игры в Цюрихе действительно были отчислены Денис Качанов, Саша Цилиншек и Витс Римкус. Из них в чемпионате Латвии до сих пор играет только Качанов.

"Потом примерно год под следствием находился директор клуба Сергей Барковский, — продолжает Чесновский. — Правда, в конечном итоге его не посадили. После того, как уехал из "Вентспилса", шутил: "Больше времени проводил не на тренировках, а в прокуратуре". Всю команду сажали в автобус и возили на допросы в Ригу. Что я мог сказать на допросах? Я же ничего не знал об этом матче. Только неделю назад появился в команде, а тут такое…

Приходишь, садишься. Следователь задает вопросы о контрактах, спрашивает: "Знаешь ли ты этого человека? А этого? Ездили они с вами на игры?" Тогда вместе с командой на игры в Лиге Европы летало много непонятных для меня людей. В Вентспилсе есть диаспора богатых чеченцев. Они постоянно летали с нами на чартерах. Летишь на игру, а с тобой полсамолета бизнесменов кавказской внешности. Короче, вопросов было много. Правда, в этом деле я был не подозреваемым, а свидетелем".

Спустя 5 лет в Латвии снова громко говорят о договорняках и заведено дело в отношении игроков и тренера другого латвийского клуба "Даугава" (Даугавпилс). Из разговора Чесновского можно понять, что латвийские органы правопорядка пытались узнать и сделать ранее, пусть у них тогда ничего и не получилось. Да и судя по всему, интересовали тогда их несколько другие вопросы, а именно налоговая составляющая.

Белорусский голкипер продолжает свой рассказ: "В ходе этого следствия у меня проверяли подлинность подписи. Оказалось в "Вентспилсе" было несколько контрактов. У тебя на руках один, в федерации другой, а у клуба третий. Нужно было расписаться 25 раз, а потом каждый росчерк сверяли друг с другом. К слову, из-за этой катавасии с контрактами клуб должен мне приличную сумму. Не буду называть цифру. Мы полюбовно разошлись. "Вентспилс" оплатил мне операцию межпозвоночной грыжи (из-за нее Чесновский на восемь месяцев выбыл из строя и мог вообще закончить с футболом — Прим.), компенсировал какую-то часть зарплаты и дал статус свободного агента. После этого я перешел в БАТЭ в 2011 году".

Когда Чесновский пришел в "Вентспилс", то там работал уже итальянский специалист Нунсио Дзаветтьери. Впрочем, воспоминания о предыдущем наставнике команды Романе Григорчуке среди игроков еще были очень свежи.

"Пацаны рассказывали, что он (Григорчук) был очень жестким, — говорит Чесновский. — После выходных у него футболисты проходили алкотесты. Ребята, как водители дули в трубочку. Жесть какая-то.

Когда пришел Дзаветтьери, все подумали: "О, европеец! Сейчас станет легче". До этого он работал главным в Италии. Нунсио был ассистентом главного в "Удинезе", "Интере". Правда, у этого специалиста были свои загоны. За день до игры и сразу после матча команда заезжала на базу. Тогда в "Вентспилсе" было очень много людей. Человек тридцать. Например, едем на выезд в Юрмалу. Там игра со слабой командой. У них в заявке, наверное, 14 игроков. У нас приезжало 30. Пацаны из Юрмалы были в шоке. Смотрели на нас квадратными глазами. Перед игрой тренер называл 18 человек, которые попадали в заявку. Остальные шли на трибуны. Это в чемпионате Латвии, где на стадионы ходит по 50 человек. Повышали посещаемость турнира".

Белорусский вратарь все же признает, что "в целом, в "Вентспилсе" было интересно".

"Очень порадовал город. Балтийское море, лучший в Латвии пляж. Конечно, существует разница в менталитете. Есть у нас, у белорусов, эта "памяркоўнасць". Нужно стремиться изменить это…", — сказал Павел Чесновский.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

БАТЭ Лига чемпионов ФК "Вентспилс"
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form