История спидвея в Риге. Валдис Отто
Foto: PantherMedia/Scanpix

Наш собеседник — один из создателей и бессменный тренер некогда славной рижской спидвейной команды "Целиниекс" — Валдис Отто.

- Валдис, как начался ваш путь в мотоспорте?

- В мотоспорт я пришел в 1963 году. Я начал заниматься мотокроссом и занимался им 10 лет. За два года до окончания своей карьеры в спорте я начал работать тренером, вместе с Эдуардом Киопе. Киопе начал строить мотобазу в Бикерниеки. Я был молодой, большой энтузиаст. Работал активно, помогал ему.

Когда кольцевая трасса в Бикерниеки заработала — начали строить стадион для мотобола. На мотобол в то время много зрителей приходило. И сразу сделали вокруг стадиона дорожку для спидвея. Очень нам помогал москвич Корнеев, отец советского спидвея. Он был другом Киопе. Даугавпилчане Дмитрий Дрибинцев и Рихард Пуоджукс также много нам помогали. Эгилс Янсонс очень активно в этом участвовал.

Моей задачей было, чтобы местные гонщики появились на стадионе. Дали в газете Sports объявление, что набирается такая группа. Пришли ребята совсем без опыта. Из Москвы привезли мотоциклы, Янсонс объяснял теорию. Начали зимой тренироваться, ездить. Но из этих первых ребят ни один дальше не пошел.

Позже, накануне открытия стадиона мы взяли желающих из мотоклуба. Нам очень повезло, что пришли такие гонщики как Арвид Витолс, Айвар Земжанс. И главное — Гунтис Бирзакс. В то время он был еще юниор. Его взяли учить и тренировать в Даугавпилс. И там сразу у Бирзакса и Витолса хорошо стало получаться. Они тогда бросили мотокросс и стали заниматься только спидвеем.

Я тогда сам в Даугавпилсе в первый и в последний раз сел на спидвейный мотоцикл. Дали мне брезентовый комбинезон, очки, шлем, перчатки. Все было немного не по размеру. Прошел я несколько кругов, попробовал в занос мотоцикл пустить. Странная штука! Нету тормозов, подвески, амортизаторов. Больше я не пробовал ездить сам.

Чтобы испытать рижский стадион из Даугавпилса приехали четыре юниора. С ними приехали Дрибинцев и Пуоджукс показать нам, как надо ехать. Вокруг трека тогда был сетчатый забор. Они к этому не привыкли. В Даугавпилсе забор был деревянный. К деревянному можно во время гонки и рулем прикоснуться, ничего страшного. А тут они сцепились с сеткой и попадали. К тому же дорожка была из гранитной крошки, тоже непривычная для них.

- Помните первую гонку?

- Мы делали открытие стадиона и на второй день провели чемпионат Латвии по спидвею. Это было в 1976 году. Все гонщики из Даугавпилса нам очень помогали. Учили нас, ободряли и были очень заинтересованы в этой гонке. Это было важно для их личной квалификации. Мы выставили на Блумфелдса, мастера спорта по кольцевым гонкам, Шилова, мастера спорта, Лонча, тоже мастера спорта. Столько мастеров на старте! Даугавпилчане же, как более опытные, получали в этой гонке много очков и, таким образом, повышали свою личную квалификацию. Поэтому они очень были счастливы.

Блумфелдс, Лонч и Шилов сели на спидвейные мотоциклы, но техника у них не очень получалась. Не очень получался правильный занос. Но не опозорились. Гонку сделали.

- Кого помните из звезд даугавпилсского спидвея?

- Из даугавпилсских гонщиков того времени помню Анатолия Кузьмина. Очень был серьезный спортсмен, сконцентрированный. Сергей Довженко был очень активный. Его же с Бирзаксом включили в юниорскую сборную СССР! И я вместе с ними зимой поехал на тренировочный сбор в Фергану. Всем дали новые мотоциклы. Больше месяца шла физподготовка и езда на треке. В итоге Бирзакс все-таки не поехал за сборную СССР.

А я с юниорской сборной ездил как тренер на международные соревнования. Григорий Маркатанов из Ленинграда был главным тренером. Он с гонщиками летел на самолете, а я с мотоциклами ехал на микроавтобусе "Латвия". Потом в аэропорту их встречал. Сегодня бы я на такое дело не подписался! (смеется). Огромные расстояния. От Москвы — до границы и — дальше. Энтузиастом был.

- Какие гонки проводили в то время?

- Первые три года после появления стадиона мы делали: Открытие сезона, чемпионат Латвии, личный чемпионат СССР среди юниоров. Корнеев приезжал, учил наших судей. Москвичи помогли провести в Риге Кубок Соцстран среди юниоров. Были чешские, польские, венгерские юниоры. В 1980 году шведскую юниорскую сборную сюда пригласили. Мы очень старались, дорожку сделали гладкую, красивую. Потом польская сборная приезжала.

Потом на нас начали давить, что надо делать свою команду. В 1978 году мы заявили свою команду в чемпионат СССР, в первую лигу. "Ригатранс", объединение рижских автокомбинатов, стал нашим шефом. И это же стало первым названием команды — "Ригатранс".

Комбинезоны, перчатки шили сами. Был у нас старый автобус — ЛАЗ переделанный, потом "Икарус" появился. Дымил сильно, но по трассе быстро шел (смеется). Для мотоциклов специальный отсек был сделан. На них мы ездили на соревнования. Далеко ездили, и в Ереван, и в Баку, и в Тбилиси.

Потом "Ригатранс" развалился и нашим шефом стал "ЛатТюменьДорСтрой", который в Тюмени дороги строил. Богатая была контора. Тогда и наша команда сменила название на "Целиниекс". А эмблему- рижского петушка — тоже мы сами придумывали. И вырезали, и пришивали.

- Расскажите о команде.

- Бирзакс рано бросил спидвей. Жалко, хороший был гонщик. Очень перспективный. Он одно время служил в Даугавпилсе и в это время выступал за даугавпилсский "Локомотив".

Команды профессиональной у нас не было. Не так как в Даугавпилсе, где гонщики весь сезон занимались только спидвеем. Наших гонщиков с работы освобождали только на гонки. Два раза в неделю мы старались проводить тренировки. Учили юниоров. Но раз в неделю обязательно стадион был для нас зарезервирован.Тренировки были вечером, после работы.

Очень большим энтузиастом был старший Добумс, отец гонщика Нормунда Добумса. Если я не хотел ехать куда-то далеко на соревнования, он всегда предлагал съездить за меня. Они с сыном сами покупали мотоциклы. Он у себя в колхозе, в Сунтажи, даже один раз гонку зимой провел! Расчистил дорожку. Правда, ездили там дети на маленьких мотоциклах, 125 кубов. Львовский завод выпускал такие маленькие мотоциклы для детей. Даже в занос можно было такой мотоцикл пустить.

В Риге после каждой гонки мы тоже давали проехать детям на этих маленьких мотоциклах. Ждали, когда из них вырастут настоящие спортсмены!

Для первой лиги "Целиниекс" был довольно крепкой командой. Один раз даже даугавпилсский "Локомотив" с нами в одной лиге выступал. Но очень серьезно они у нас выигрывали! (смеется). И у себя, и тут.

Сюда приезжали разные известные советские мастера спидвея. Старший и младший Трофимовы, например. Приезжали команды из Червонограда, Полтавы, Еревана.

- Какие были интересные случаи?

- Разное бывало. Помню выездную гонку в Ереване. Жара +40. Дорожка вся с ямами.
Не помню где, но один раз нам на выезде в топливо что-то подсыпали и мы очень слабо выступили там.

А однажды нас пригласили в Лиепаю на съемки фильма "Инспектор ГАИ". Там снимался Никита Михалков. Мы с ним два дня в гостинице обсуждали, как снимать спидвей, диалоги. Снимали на футбольном поле в Лиепае. Там была беговая дорожка, покрытая резиновым покрытием. Ее полили водой и наши гонщики Апситис, Борис, Земжанс, Витолс эту дорожку разнесли в клочья! (смеется). Этот фильм потом много показывали по телевизору. А сейчас на youtube можно его посмотреть. Комедия, хорошие актеры.

Еще было интересно как в Эстонии колхозы делали гонки. И мы там тоже выступали. Сохранились фотографии.

- Много приходило болельщиков?

- Трибуны в Риге долгое время были полные. Особенно когда команда уже стала сильной и много выигрывала на своем стадионе. Потом решили что трибуны маленькие и надо делать новые, большие. Стадион на год закрыли и на это время нашим домашним треком стала арена в Даугавпилсе. Я думаю, что это был год, когда команда "Целиниекс" была на пике своей спортивной формы. Мы уже умно, тактически ехали.

А потом у нас произошло несчастье. За нашу команду ехал эстонский гонщик Мелис Хелм, юниор. У нас в Даугавпилсе была гонка с Червоноградом. Гонка получалась. И сам Мелис выиграл первый заезд, был в хорошем настроении. В команде Червонограда был один очень лихой юниор. Они после старта сцепились мотоциклами и Мелис ушел в борт. И по дороге в больницу умер. Об этом немного говорили. И в газете не написали. Это была очень черная история. Мы сами везли его в Таллин на похороны.

После этого случая я сам как-то перегорел. Очень начал переживать и бояться за всех. После каждой гонки радовался, что все здоровы. Та трагедии наложила отпечаток: я стал уже не тем, кем был раньше. Энтузиазм ушел.

Когда Советский Союз рухнул, прекратилось финансирование и команды не стало. А я даже немного раньше ушел. Добумс-старший и Айвар Борис пытались еще что-то сделать, чтобы сохранить команду, но это было сложно. Не было средств. Так все и закончилось.

Надеюсь, что сейчас удастся возродить спидвей в Риге. Это было бы очень хорошо и приятно всем нам, кто здесь был связан с этим видом спорта.

- Спасибо за беседу!

Tags

Даугавпилс Никита Михалков Спидвей

Comment Form